Детский журнал Костер



АВГУСТ 2014




СВЕЖИЙ НОМЕР


Дело не в возрасте. Ученик Моцарта
ДОН ИВАНОВИЧ. Сказка про реку Дон
Лучше, ПОТОМУ что легче. Мнения детей об электронных учебниках


АВГУСТ 2014 г.

АВГУСТ 2014 года


Премьера книги

Мария АВЕРИНА


Запрещенная колбаса


Плохо быть больным человеком, особенно в больнице. И так у тебя что-то болит, а еще орать нельзя, и есть ничего вкусного не дают. Сами подумайте, можно ли долго прожить без соленых огурцов, чипсов, копченой колбасы… Хорошо хоть моя бабушка это понимает.

Как-то во время тихого часа пришла ко мне в больницу бабуля. Встала под окном и закричала:

— Маша-а-а!.. Маша-а-а!..

Я вскочила с кровати и к окну подбежала, выглянула, рукой помахала. Потом окно открыла и закричала:

— Бабуля!!! Я ужасно ждала тебя!!

— Я же обещала прийти…

— Что-нибудь вкусное принесла?

— Принесла, но я не знаю, как тебе передать.

— Погоди, я сейчас придумаю что-нибудь.

Повернулась к девчонкам — они тоже заинтересовались, ясное дело, — доложила:

— Мне бабушка запретные вкусности принесла, а как их достать — ума не приложу!

Света с кровати у окна подала умную мысль:

— В соседней палате веревка есть, сейчас потихоньку сбегаю, возьму. — И исчезла.

— Бабуль, подожди, мы тебе веревку кинем.

Светка вернулась с веревкой, мы один конец привязали к решетке, а другой сбросили бабушке. Вику у двери сторожить поставили — от медсестры. Бабуля привязала пакетик, и мы начали тянуть. И тут Вика тревогу подняла:

Маша вызывает лифт

— Народ! Медсестра идет!

Я забеспокоилась:

— Бабуль, ты иди, медсестра ругаться будет. А завтра приходи, завтра — день посещений.

Бабушка рукой помахала и ушла. Я быстро окно закрыла — и в кровать. Зашла медсестра, палату оглядела и спросила сурово:

— Маша, это ты тут орала?

Я, не открывая глаз, ответила:

— Нет, я сплю себе.

— Ну, я вижу, как спишь! Девочки, ведите себя тихо. Чтоб больше никаких криков я не слышала!

Пока она говорила, веревка с пакетом мирно болталась за окном, мы недотянули пакет на целый этаж. Я старалась не смотреть в сторону окна, чтобы нашу веревку не заметили.

Наконец медсестра ушла, Вика вернулась на свой наблюдательный пост, я открыла окно и потянула веревку. Шла она легко, пакет казался каким-то подозрительно легким. Вытянула я веревку — а на конце ее ничего нет. Света взвизгнула:

— Эй, а где пакет?! Там же минуту назад еда была!!!

Тележка с компотом

Я пожала плечами:

— Может, кто со второго этажа снял и себе присвоил.

— И что теперь?

— Надо идти на второй этаж, — вздохнула я.

— Ну, ты удумала! Кто же тебя туда пустит? — хмыкнула Вика. — В чужое отделение.

— Спущусь незаметно, — спокойно пояснила я. Девчонки смотрели на меня непонимающе, пришлось пояснить: — Да на лифте для медсестер.

— Ты до него сперва дойди! — хором выпалили они.

— Запросто! Только вы сестру отвлеките.

Тут Аня, которая до сих пор тихо сидела в своем углу, предложила:

— Давайте я отвлеку. Притворюсь, что мне плохо, а ты выбежишь из палаты.

Так мы и сделали. Напихали игрушек в мою кровать и аккуратно накрыли одеялом, а я за дверью спряталась. Тут Аня начала истошно орать:

— А-а! Помогите, умираю!

Медсестра прибежала мигом. Пока она суетилась возле Аньки, выясняя, в чем дело, я тихонечко из палаты выскользнула. И бегом к лифту!

Вызываю лифт, захожу в него и нажимаю на кнопку второго этажа. Лифт с места не сдвинулся, но начал мигать. Это потому, что он по инструкции меньше пятидесяти килограммов не возит, а я весила всего двадцать девять. Ситуация просто безвыходная: где ж я ему еще столько килограммов возьму? И вдруг я заметила рядом с лифтом тележку с огромной кастрюлей. Подошла, заглянула под крышку: вроде, компот. Вот это везение! Тележка и одна весит порядочно, а уж с компотом...

С трудом я втащила тяжелую тележку в лифт и беспрепятственно доехала до второго этажа. Осторожно огляделась по сторонам, медсестры на посту не было. Я пулей пронеслась в палату, которая, по моим расчетам, находилась под нашим окном. Вбежала и с порога выпалила:

— Мальчишки, а где пакет с запретной едой?

— Так это твой пакет? — хмыкнул самый здоровый пацан. — А мы глядим — пакет перед окном висит… Тут как раз медсестра пришла. Увидела пакет, отвязала и сказала, что отнесет на третий этаж — выяснить, чей он.

Ребята в лифте

Тут я сообразила, почему медсестры на посту не было. Чуть позже до меня дошло, что она сейчас с нашей медсестрой разбирается, кто так грубо нарушил правила и режим отделения.

Я буркнула пару слов благодарности и понеслась в обратном направлении. Подбежала к лифту, вызвала, вошла внутрь — о, ужас! — тележки нет. Как теперь ехать — непонятно! Я нажала на кнопку, лифт замигал, но с места не сдвинулся — килограммов ему мало! Я бегом обратно к мальчишкам в палату. Они удивились:

— Опять ты? Зачем вернулась?

— Да мне килограммов не хватает, чтобы на лифте доехать.

Мальчишки тут же нашли выход:

— У нас тут сушек прорва, ты наешься поплотнее, килограммы и прибавятся.

Сушки я не очень люблю, но пришлось есть. Съела штук десять сушек, наелась до отвала. Теперь веса должно хватить!

Я побежала обратно к лифту. Палец на кнопку пристроила — без толку! Все равно килограммов не хватает. Я снова к мальчишкам за подмогой бросилась:

— Все равно легкая я, лифт не везет!

Тут один мальчик вызвался со мной проехать: двоим килограммов должно хватить. Мы с ним побежали к лифту уже вдвоем, нажали кнопку третьего этажа. Лифт закрылся и поехал.

Приехали на третий этаж. Тут мальчик сообразил, что обратно и он один не поедет. Я вышла, а он в лифте стоит.

— Ну, жми! — тороплю его я.

Он нажал изо всех сил.

— Нет, не едет.

— Давай, теперь я с тобой съезжу, — великодушно предложила я.

— А потом?

— Потом придумаем что-нибудь.

Доехали до второго этажа, ничего не придумали. Он вышел, а я осталась. Лифт и с места не тронулся.

Мы еще раз поднялись наверх вместе, а потом пришлось вниз ехать вдвоем… Стали спускаться в очередной раз — и тут лифт застрял между этажами.

— Лифт застрял, — тоскливо сказал мой товарищ по несчастью. — Как же теперь мы из него выберемся?

— Никак, — сказала я обреченно и села на пол. — Мы умрем тут совсем одни.

— Ты чего сидишь, — забеспокоился мальчик. — Сделай что-нибудь.

— Некогда мне, я умирать приготовилась…

— Тебе хорошо, ты хоть не голодная умрешь: сушек наелась…

— Зато я так и не узнаю, что было в пакете с запретной едой, — грустно сказала я. — Тебя хоть зовут-то как?

— Вадик, а что?

— Должна же я узнать, с кем вместе умираю.

Мы помолчали минуты две. Потом Вадик спросил:

Медсестра с крылышками

— А тебя как звать?

— Маша я.

— Вот не думал, что вместе с Машей умру.

— Я тоже с Вадиком умирать не планировала.

— А ведь страшно умирать.

— Очень страшно, — подтвердила я.

И вдруг слышим голос сверху:

— Маша, ты там?

— Я уже ангела слышу.

— Нет, это не ангел, — заявила я. — Я всегда плохо себя веду, так что это, наверное, черт.

— Почему же голос сверху и совсем не злой?

— Так этот черт в гости ходил к ангелам и у них научился.

— Нет, я себя хорошо веду, — упорствовал Вадик. — Так что это все же ангел за мной прилетел.

Вот обидно ведь, если б я про ангелов раньше подумала, так хоть чуть-чуть лучше вела себя.

Тут опять тот же голос:

— Маша, ты в лифте?

— Слышишь, это меня зовут.

— Ты не отвечай, — зашептал Вадик, — вдруг это и вправду черт. Не хочу, чтоб меня черт забрал из-за тебя.

Сидим, молчим.

Медсестра с рогами

Через полчаса нас из лифта все же высвободили. Оказалось, что медсестра принесла нам в палату градусники. Тут и выяснилось, что меня нет. Девчонок долго расспрашивать не пришлось, очень уж они испугались. Света проболталась про пакет, за которым я поехала. Медсестра пошла меня искать и обнаружила застрявший лифт.

На свободе я быстро забыла, как собиралась умирать. А вот черта вспомнила.

— Представляете, нам черт сверху кричал, — сообщила я медсестре.

— Какой еще черт?

— Страшный, но с ангельским голосом.

— Так это я тебя звала.

— А я думала, что за мной черт должен прийти. Я ведь всегда плохо себя веду.

Медсестра чему-то улыбнулась. Потом она отвела меня в палату, а Вадика отвезли на второй этаж. Она еще немного поругалась, но сунула мне пакет с запретной едой. И взяла честное слово, что больше я такого вытворять не буду.

Мы с девчонками сидели в палате, ели конфеты и чипсы, а я рассказывала про лифт. Хорошо все-таки, что мы не умерли. Я еще успею вести себя хорошо, и черти мне мерещиться не будут.



Чипсы и конфеты



Мария Аверина
Художник Ольга Маркина
Страничка автора Страничка художника





© 2001 - 2020