Детский журнал Костер



Январь 2017




СВЕЖИЙ НОМЕР


Дело не в возрасте. Ученик Моцарта
ДОН ИВАНОВИЧ. Сказка про реку Дон
Лучше, ПОТОМУ что легче. Мнения детей об электронных учебниках


Январь 2017 г.


ЯНВАРЬ 2017 года



Премьера книги

Эльвира СМЕЛИК

Валерка

Субботы Валерка ждал с нетерпением. Во-первых, в эту субботу в школу идти не надо, что для середины учебного года большая редкость. А во-вторых и в главных — они с папой в парк пойдут на лыжах кататься. Они еще в прошлые выходные договорились.

Папа у Валерки на лыжах ходит как настоящий спортсмен: и классикой, и коньковым. От него не отстать — дело сложное. Ну и почетное. Не отстал — значит, молодец. Значит, не слабак. Мужчина. Такой же, как папа.



Утром Валерка проснулся от яркого солнечного света. Веселые лучи легко проникали сквозь занавеску, выкладывая на полу сложный мозаичный узор и рождая беззаботное летнее настроение.

Валерка откинул одеяло, вскочил с кровати, подбежал к окну.

Ух ты! Словно в сказке или в хороших стихах: «Мороз и солнце, день чудесный…», «Белая береза под моим окном принакрылась снегом, точно серебром…». Ну, точь-в-точь! Все белое, сверкающее, пушистое. Замечательный денек! А если в парк, да еще на лыжах, да еще с папой!

У Валерки дыхание перехватило.

Он вылетел из комнаты. Надо разбудить папу, скорее позавтракать и…

Папа стоял в прихожей, одетый в костюм, и медленно затягивал узел галстука.

— Пап! — Валерка не поверил глазам. — Ты куда?

— На работу, — невозмутимо ответил отец. — У меня сейчас встреча.

— Пап! А на лыжах? — напомнил Валерка, улыбнувшись.

Конечно, сейчас папа хлопнет себя по лбу, воскликнет: «Ах, я растяпа! Совсем забыл!», снимет этот дурацкий костюм, достанет лыжи…

— Ну, понимаешь, — равнодушно протянул папа, — так получилось. Просто самое удобное время.

— Ты же обещал! — возмутился Валерка. — Мы же еще в прошлое воскресенье договорились!

— Не могу я сегодня, сам видишь, — папа пожал плечами и предложил: — Сходите с мамой.

Валерка пристально взглянул на отца: может, он все-таки шутит?



С папой на лыжах

— Да у мамы и лыж-то нет!

— Ну, она постоит, посмотрит, как ты катаешься.

Валерка сверлил папу взглядом. Невозможно же такое всерьез говорить! Но и для шутки чересчур длинно. Не любит Валерка таких шуток и не понимает. Это уже больше на злую насмешку похоже.

— Пап, ты это серьезно?

— Валерий! Сколько можно? — возмутился папа. — Я же сказал: сейчас я не могу с тобой пойти, я с другими людьми о встрече договорился.

— А ты им позвони, — предпринял Валерка последнюю попытку, — и объясни, что ты мне пообещал. Просто позабыл. А встречу можно перенести.

— Не могу я ее перенести! — отрезал отец. — Что еще за детский сад? Люди будут меня ждать, а я им скажу, что пойду на лыжах кататься.

— Я тоже ждал! — сердито напомнил Валерка. — Целую неделю ждал. Сегодня же выходной! Ты и так с утра до ночи на этой своей работе пропадаешь! На меня у тебя никогда времени нет!

Валерка обиделся

— Не говори ерунды!

— Это не ерунда! Просто чужие люди для тебя дороже, чем я!

От Валеркиных последних слов папа немного растерялся, смутился.

— Ты не прав.

— Разве?

Конечно, Валерка — маленький, Валерка — собственный сын, который вечно путается под ногами, который никуда не денется и обещаниями которому можно пренебречь. Другое дело — взрослые солидные люди. Работа же превыше всего!

— А если я не прав, тогда отмени встречу! Тогда пошли со мной в парк! Что?

Отец вдруг тоже рассердился.

— Как ты не поймешь? — заговорил он раздраженно. — Ты же уже достаточно взрослый, а ведешь себя как капризный ребенок! Это не игрушки! Это очень важная для меня встреча!

Валерка опустил голову и тихо пробормотал:

— А я, значит, для тебя не важен.

— Что ты там шепчешь? — недовольно поинтересовался папа.

Валерка снова посмотрел на отца, с надеждой, с доверием.

— Ты же обещал.

— Раз обещал, значит, сходим, — резко заключил отец. — Но не сегодня. В другой раз.

— Когда? На следующую зиму?

Папа окончательно помрачнел, сердито сузил глаза.

— Что еще за истерики?

Валерка выдержал его тяжелый взгляд, при этом точно так же сузив глаза.

— Если ты сейчас уйдешь…

Он не успел договорить. Из кармана папиного пиджака донесся торжествующий вопль мобильника. Папа поспешно откликнулся на него, прижал трубку к уху.

— То тогда… — попытался продолжить Валерка, но папа слушал не его, а того, чей голос глухо долетал из телефона. — Я тогда…

— Всё! Тихо! — шикнул на Валерку папа. — Не видишь, я разговариваю. — И торопливо и возмущенно скрылся на кухне, а Валерка остался стоять в прихожей.

Валерка обиделся

А зачем ему нужно куда-нибудь идти? Вот зачем? Какой смысл во всяких там движениях, если… если все так, как есть? Если он — взрослый для того, чтобы понимать важность деловых встреч, и маленький для того, чтобы данное ему слово имело хоть какое-нибудь значение. Если он располагается на самом последнем месте, позади работы, коллег, знакомых и не очень знакомых, но нужных по делу. А еще, возможно, позади газет, телевизора, новостей, футбола, детективных сериалов и множества других важных для жизни вещей.

Из ванной вышла мама, удивилась, наткнувшись на неподвижного Валерку:

— Ты чего тут?

Валерка ничего не сказал, только мотнул головой, развернулся и ушел в свою комнату.

Комната по-прежнему была наполнена светом, теплом, блеском, и солнечные зайчики все так же резвились на полу.

Значит, «Мороз и солнце…», «Белая береза…»? Стихи и сказки?

Валеркин взгляд случайно наткнулся на недостроенную модель парусника, стоящую на полке.

Из-за необшитых бортов и недоделанного такелажа корабль более всего напоминал скелет какого-то неведомого существа, а не гордого морского красавца.

Сколько он уже тут стоит в таком виде? Полгода? Ждет, когда у папы наконец-то найдется время на то, чтобы вместе с сыном закончить начатое дело. Не дождется! Точно не дождется!

Валерка жестко усмехнулся, снял с полки парусник и, ни секунды не колеблясь, швырнул его в корзину для мусора.

Тут дверь в его комнату приоткрылась, и на пороге появился папа.

— Давай завтра сходим, — примирительно предложил он.

Валерка кивнул, совершенно равнодушно, а когда папа вышел, еще и усмехнулся, снисходительно, недоверчиво.

Хорошее слово — «завтра»! Вроде бы и совсем близко, да все никак не наступит.



На следующее утро папа сам разбудил Валерку.

— Вставай, засоня! — весело крикнул он, отдергивая шторы, и яркий солнечный свет наполнил комнату золотом и теплом.

— Угу! — послушно буркнул Валерка в подушку, но не вскочил сразу, а повалялся еще несколько минут, потом встал неторопливо, медленно добрел до кухни, заметив по пути стоящие у входных дверей две пары лыж.

Он наливал чай, когда папа влетел на кухню и воскликнул с наигранным возмущением:

— Ну, ты чего копаешься? Шевелись!

— А куда торопиться? — Валерка недоуменно пожал плечами. — До одиннадцати еще долго. Успею.

— Почему до одиннадцати? — не понял папа.

— Да я Димону обещал только в одиннадцать прийти, — бесцветно пояснил Валерка. — Он новую игру достал, драчку. Вот и позвал опробовать. Там же вдвоем надо.

Папа, окончательно сбитый с толку, не сразу нашелся, что ответить.

— Так я же вроде вчера сказал, что мы с тобой…

Валерка посмотрел ему прямо в глаза и спокойно произнес:

— А вдруг бы тебя опять на работу вызвали? Или позвонил бы кто-нибудь? По делу. А Димон еще маленький, ему на работу ходить не надо. Уж если мы с ним договорились на сегодня на одиннадцать, то, значит, так и будет.

И отвернулся к окну, к чаю. Подхватил бутерброд, откусил огромный кусок. Специально, чтобы рот дольше был занят, чтобы не отвечать. Папа ведь обязательно заведет сейчас: «Да как ты можешь? Да я к тебе со всей душой! А ты…» Но папа молчал. Долго молчал. Наверное, ушел, просто Валерка не услышал из-за собственного же громкого чавканья.

Лыжи

Обиделся, конечно же. Ну и пусть! Пусть! Пусть прочувствует, как это. И не жалко его. Ни капельки.

— Валера! — прозвучало вдруг тихое и не слишком уверенное. — Послушай, Валер! А если мы и Димона с собой возьмем. Он ведь тоже на лыжах любит. Втроем же еще интересней. Валер! А игру потом опробуете. Она же никуда не денется. А снег вон, может, скоро растает. Я слышал, потепление обещали. До плюс пяти. Потечет же все. Ну, что скажешь?

Валерка посмотрел не на папу. В окно. На ледяные узоры на стекле, на иней на ветках деревьев и сверкающие на солнце сугробы.

Мороз по-прежнему, холодно. На улице. И дома тоже. Было еще несколько минут назад. А теперь и правда потепление.




Эльвира Смелик
Художник Ксения Почтенная, главный художник
Страничка автора Страничка художника





© 2001 - 2020