На главную Архив номеров | Рассказы | Петербург | Поэзия | Сочинения | История | Биографии | Природа | Юмор | Сказки
Май-июнь 2019 г.


Май-июнь 2019 года

Мурзилка. Желтый и пушистый


В небольшом домике на краю одуванчикового поля жил-был Художник. Утром он просыпался с петухами и бежал умываться на речку, днем искал укромное место под тенью дерева и рисовал, а по вечерам при свете настольной лампы под пение неугомонных сверчков читал книжки.

Такая жизнь Художнику нравилась, у него было много работы, ведь он сотрудничал со знаменитым детским журналом «Мурзилка» — иллюстрировал стихи, рассказы, сказки.

Тот июльский день Художнику запомнился на всю жизнь!

Поутру он взялся читать очередную рукопись, к которой должен был нарисовать картинки. Речь в ней шла об игрушках. И Художник вспомнил свое детство. Его любимой игрушкой был плюшевый коричневый медвежонок, с которым он не расставался ни на минуту. Художник завтракал с медвежонком, обедал и ужинал, ходил с ним на прогулку. Все самые сокровенные тайны доверял своему плюшевому другу. Казалось, что и медвежонок тихонько нашептывал ему свои истории. Вот так они и дружили.

Художник подошел к мольберту и под воспоминания стал набрасывать на листе бумаги контур давно забытого друга. В самый разгар работы, когда рисунок был закончен лишь наполовину, зазвонил телефон.

Стоило Художнику отойти от мольберта, как с рисунком стали происходить чудеса. Поверхность листа заколыхалась, словно по ней пробежали волны, потом от нее отделилась правая лапа, затем левая… И нарисованное существо спрыгнуло на пол. Оно встряхнулось по-собачьи, будто сбрасывая невидимые капли. Черный нос и бусины глаз озорно поблескивали в густом белоснежном меху.

«Что происходит? — удивился Художник и тут же решил: — Наверное, мне это все мерещится». Он зажмурился, надеясь, что видение исчезнет. Но оно не пропало. А неизвестный науке зверь, похожий на белого медвежонка, встал на задние лапы и обошел комнату.

— Темновато у тебя тут, — сообщил он Художнику и вышел на улицу.

Июльский день встретил его теплым солнышком, молодой зеленью и задорным птичьим щебетом. Похожий на медвежонка зверь постоял немного, вдыхая незнакомые запахи и окидывая взглядом просторы. Легкий ветерок прошелся по одуванчиковому полю. Желтые головки цветов пригнулись и распрямились, будто их ласково погладили по голове.

Похожий на медвежонка зверь спрыгнул с крыльца и с хохотом побежал к цветочному морю. Он ворвался в одуванчики, как пловец врезается в рвущиеся навстречу волны, бегал по полю, нюхал цветы, нырял в них и смеялся. Казалось, Похожий на медвежонка зверь радуется, как покинувшая клетку птица.

Но вот колокольца его смеха отзвенели, и Похожий на медвежонка, весьма довольный, вернулся в дом. Только теперь он уже походил не на белого медведя, а был ярко-желтым, сродни одуванчикам или даже самому солнышку.

— Словно цыпленок, — ахнул Художник. — Медведи такими не бывают.

— А я и не медведь.

— А кто?

— Не знаю, — беззаботно ответил тот.

— Я рисовал медвежонка из моего детства, — сказал Художник, — но ты не дал мне закончить.

— Я тоже родом из детства! — и Похожий на медвежонка заглянул в большое зеркало.

— Кто это? — спросил он, разглядывая свое изображение.

— Ты, — подсказал Художник.

— А что? Ничего я у тебя получился.

— Кх-кх! — кашлянул в кулак Художник. Он был не вполне согласен с тем, что это его творение, но промолчал.

Снова зазвонил телефон. Художник снял трубку и торопливо заговорил:

— Да! Да! Все готово! Сейчас привезу!

Он отошел от аппарата и сказал:

— Я уезжаю! Мне нужно срочно в редакцию журнала «Мурзилка».

— И я с тобой! — обрадовался Похожий на медвежонка, впрочем, теперь он был Мое солнечное детство — так его окрестил про себя Художник.

— Э-э, нет, дружочек, я тебя не возьму! Что я скажу редактору? Кто ты — неизвестно. Как зовут — ты сам не знаешь. Хорош я буду — привел неизвестно кого!

— Но я что-нибудь придумаю!

— Вот когда придумаешь, тогда…

Художник метался по дому, собирая и складывая в папку рисунки. Мое солнечное детство следовал за ним по пятам, путаясь под ногами. Художник подхватил его и усадил на шкаф, чтобы не мешал.

— Сиди тут, — сказал он, намотал на шею длинный шарф, водрузил на затылок берет и, схватив папку с рисунками, выскочил на улицу. Нужно было успеть на электричку.

Мое солнечное детство спрыгнул со шкафа. Его взгляд упал на мольберт, где на самом верху, словно на вешалке, разместились вещи Художника: еще один шарф и берет, только красные.

— Вот то, что мне нужно! — улыбнулся Мое солнечное детство, примеряя на себя вещи Художника. И он, коротко глянув в зеркало, поспешил из дома вслед за своим создателем.

Подходя к станции, Художник услышал, как тоненький басок за его спиной выводит задорную песню. Он обернулся. Следом за ним бодро шагал Мое солнечное детство.

— Я же велел тебе оставаться дома! — возмутился Художник.

Но электричка зашипела закрывающимися дверями, и они едва успели вскочить в вагон, как она тронулась и покатила в Москву.

Дорога была недлинной и веселой. Мое солнечное детство носился по вагону от окна к окну, разглядывая проносящиеся мимо пейзажи. Попутно он выспрашивал Художника, куда и зачем они едут. А тот с удовольствием рассказывал о детском журнале «Мурзилка», о том, что в нем печатается, и, конечно же, о юных читателях, об их письмах в редакцию.

Запыхавшиеся, они вошли в редакцию «Мурзилки». Главный редактор с удивлением смотрел на Художника, вернее, на того, кто выглядывал из-за его спины — желтого, пушистого, в красном берете и красном шарфике.

— Кто это? — строго поднял бровь главный редактор.

— Мое солнечное детство, — машинально пробормотал Художник, смутился тому, что брякнул что-то не то, и попытался заслонить собой неизвестное науке существо.

Но Мое солнечное детство выступил вперед и хитро подмигнул редактору.

— Я хочу работать у вас корреспондентом, — сказал он.

— И как же зовут нашего нового сотрудника? — усмехнулся главный редактор.

Мое солнечное детство обещал Художнику, что он что-нибудь придумает. Вот он и придумал.

— Меня зовут Мурзилка! — ответил он редактору.

— Ба! Вот это типаж! Да он чудо! — воскликнул главный редактор. — Вот он — герой нашего журнала! Я примерно таким его и представлял! Где же вы его отловили, голубчик? — повернулся он к Художнику.

— Да вот… на одуванчиковом поле… бегал…

— Пойдем же скорее! Я покажу тебе твое рабочее место. — И главный редактор повел Мурзилку к свободному письменному столу.

Случилось это в 1937 году. Художник был горд тем, что именно ему удалось найти для журнала необыкновенного литературного героя. А имя этого Художника — Аминадав Моисеевич Каневский.

С тех самых пор желтый и пушистый Мурзилка, в красном берете и шарфике, неизменно появляется на страницах своего журнала, продолжая его традиции и оставаясь другом для всех поколений своих читателей!

Сердечно поздравляем любимый журнал с юбилеем!


Ирина Антонова
Художник Л. Багина
Страничка автора Страничка художника






© 2001 - 2019