Май-июнь 2015 года

Журнал Костер. Май-июнь 2015 года

СОДЕРЖАНИЕ номера журнала «Костер»




Аптека для души Михаил Бобров

У нас в гостях — Почетный гражданин Санкт-Петербурга, член Всемирного клуба петербуржцев Михаил Михайлович Бобров. Для нашего города он — настоящая легенда, живая история. В годы Великой Отечественной войны Михаил Бобров в составе группы альпинистов участвовал в маскировке ленинградских доминант. Исаакиевский, Петропавловский и Никольский соборы, Инженерный замок и Адмиралтейство были спасены от разрушения ленинградскими альпинистами.

— Михаил Михайлович, когда началась Великая Отечественная война, Вы приняли решение уйти на фронт добровольцем, сражались в специальном разведывательно-диверсионном отряде, были ранены. Помните тот день в госпитале Михайловского замка, когда один из Ваших друзей предложил Вам вступить в команду ленинградских альпинистов? Предполагали ли Вы тогда, с чем придется столкнуться альпинистам, выполняя задания по маскировке куполов и шпилей ленинградских зданий?

Альпинисты

— Об этом разговор шел. И я прекрасно понимал, где придется работать. Самое интересное, что когда меня мальчиком папа привел в Петропавловскую крепость и мы поднялись наверх — я увидел другой берег, где все так красиво: купола, Адмиралтейство… А за спиной — шпиль Петропавловской крепости. И разве мог я тогда, будучи мальчишкой, подумать, что потом я буду принимать участие в спасении этой красоты?

ВСЕМИРНЫЙ КЛУБ ПЕТЕРБУРГЦЕВ

В Ленинграде собралась прекрасная команда альпинистов, тех, кто маскировал высотки города. Возглавляла группу Ольга Афанасьевна Фирсова, в команде были замечательные альпинисты: Алоис Земба, Алла Пригожева, Михаил Шестаков, Андрей Сафронов. Работа шла в тяжелейших условиях. Труднее всего было заниматься маскировкой в зимнее время. Морозы стояли страшные: минус сорок два, минус сорок три градуса. Голод. Постоянные обстрелы. Шпиль для врага — отличный ориентир, поэтому работать приходилось по ночам. С высоты видны были корабли Балтийского флота, которые стояли на Неве и защищали город. Город беспрерывно вел сражение с врагом, ведь Ленинград был городом-фронтом. Только представьте: начинается нападение вражеской авиации. С кораблей орудия бьют по фашистским самолетам. Подключаются наши зенитные батареи. Все небо над городом прошито огнями. Такое не забудешь.

— В годы блокады Ленинграда жителям нашего города помогали выстоять духовные доминанты — книги, музыка, театры, спортивные соревнования. Город жил, несмотря ни на что. Вы были среди тех ленинградцев, кто слушал в осажденном городе Седьмую симфонию Дмитрия Шостаковича. Каким был этот концерт?

На высоте

— Про доминанты верно сказано. Тогда и театры, и библиотеки, и школы работали, филармония работала. А Седьмая симфония… Я сам ее слушал. И какие здесь можно подобрать слова, чтобы выразить впечатление? Ведь только подумайте, каких усилий стоило найти музыкантов. Все на фронте, все сражаются. И вот, дирижер Карл Элиасберг составил список музыкантов и передал его маршалу Говорову. Маршал отдал приказ: «Готовиться к концерту и покинуть фронт». Отозвали музыкантов на полтора месяца. Пришли эти музыканты... У кого голова перевязана, у кого — нога. Руки поморожены. И вот их начали приводить в надлежащий вид. Помыли, побрили, накормили, приодели. На концерт пришли и раненые, и бойцы с фронта. В помещении стекол не было, все закрыто фанерой. Настоящее фронтовое представление. И был триумф. Аплодировали стоя. Незабываемый концерт! Это чудо, понимаете? Мне вспоминаются строки нашей блокадной поэтессы Ольги Берггольц:

В грязи, во мраке, в голоде, в печали,
Где смерть, как тень, тащилась по пятам,
Такими мы счастливыми бывали,
Такой свободой бурною дышали,
Что внуки позавидовали б нам.

На самом деле, так и было. Город жил. Нигде в мире, за всю историю существования планеты, ни один город, ни одна страна не выдержала такой блокады. А мы выдержали. И победили.

— Михаил Михайлович, а где Вы встретили Победу?

— Встретил я этот день в горах Эльбруса, на высоте свыше пяти тысяч метров, на потухшем вулкане Демавенд — это высшая точка всего Среднего Востока. Там и услышал про Победу по радио. Вообще, это — отдельная страница моей жизни, о которой можно долго рассказывать. Но об этом как-нибудь в другой раз.



СЕДЬМАЯ СИМФОНИЯ

Федор ПОЛУШКИН, 15 лет.
«СЕДЬМАЯ СИМФОНИЯ».
Преп. Каракозова Е. Н.
ДХШ № 2, Санкт-Петербург
ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ в блокадном Ленинграде

Даша БУДЬКО, 15 лет.
«ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ
в блокадном Ленинграде».
Преп. Головачева Н. А. ДХШ № 2
Афиша. ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ. «СЕДЬМАЯ СИМФОНИЯ»

Афиша.
ДМИТРИЙ ШОСТАКОВИЧ.
«СЕДЬМАЯ СИМФОНИЯ»
ПОД ВЗРЫВАМИ СНАРЯДОВ

Екатерина ЯКОВЛЕВА, 15 лет.
«ПОД ВЗРЫВАМИ СНАРЯДОВ».
Преп. Бетанова А. Л.
ДХШ № 2, Санкт-Петербург


— А были ли в те времена у Вас любимые книги, или любимый литературный герой, которые бы поддерживали Вас?

— Литературные герои вспоминаются еще с тех времен, когда мы совсем пацанами были. Любил про индейцев читать. Любил читать Джека Лондона. Нравились приключения Шерлока Холмса. А вообще, конечно, всегда вдохновляла «Война и мир» Льва Толстого. Я преклоняюсь перед доблестными генералами Отечественной войны 1812 года! Эти люди совершали величайшие подвиги. Вот он, русский дух. Именно такие произведения вдохновляют и поддерживают в трудный час.

— Какой совет Вы могли бы дать нашим юным читателям — как стоит жить, какие книги читать, какие фильмы смотреть? Как Вы, Михаил Михайлович, считаете, что значит «быть настоящим человеком»?

— Желать и говорить нужно родителям. Какими будут мама с папой, такими будут и дети. Главное — не забрасывать воспитание своих детей. Сегодня растет потрясающее поколение. Хотел бы просто пожелать каждому из них быть настоящим человеком.




Дарья Павлова


Страничка автора

Любимому учителю
НОВОСТИ САЙТА

"Уж небо осенью дышало..."

Золотая осень
Стихи об осени