На главную Rambler's Top100
Июль 2017 г.


Июль 2017 года



Рубрика Вот в чем вопрос

Как спасали петровский каприз

Можете ли вы представить Петербург без петропавловского шпиля? Вот и Петр не мог. И дал указание построить башню выше самого грандиозного здания Москвы — колокольни Ивана Великого, притом золоченую, как купола русских церквей, и не менее изящную, чем шпили лондонских соборов.

Сомнительность петровской затеи ясна была с самого начала. Похожие башни возводили в Европе из камня. Но Петр хотел намного выше и тоньше. Сделать это из камня было технически невозможно. Единственный выход — строить из дерева. Вот только грандиозная деревянная игла обречена была привлекать молнии и сгореть, раньше или позже.

Однако спорить с Петром никто не стал. Архитектор Доменико Трезини составил проект, закипела работа, и в петербургском небе появилась деревянная игла, покрытая медными золочеными листами. На высоте ста двенадцати метров ее венчал ангел.

Как и было предсказано, молнии не пощадили красоту. Пожар 1756 г. оказался для петропавловской иглы роковым. Восемнадцать лет в Петербурге не было золотого шпиля. Восстановить его решила Екатерина II. Опытные архитекторы советовали на этот раз все сделать из камня — будет пониже, пошире, но зато никакие молнии не страшны. «Не так красиво!» — заявила императрица.

И петропавловскую иглу снова стали возводить из дерева. Со времени Петра прошло полвека. За этот срок американский физик Бенджамин Франклин успел изобрести громоотвод. И шпиль решено было защитить по последнему слову науки и техники. Эту задачу выполнила группа ученых во главе со знаменитым математиком Леонардом Эйлером. Золоченая игла могла теперь не опасаться молний. Но ее поджидала другая беда — она по-прежнему оставалась деревянной, начала подгнивать и немного качаться в ветреную погоду.

Ну и задал Петр задачку! Теперь, в середине XIX в., за ее решение снова взялся ученый — Дмитрий Журавский, создатель науки о мостах. Журавский рассчитывал металлические мосты. И вот теперь Петропавловский шпиль. Самое высокое здание Петербурга, равное египетским пирамидам. Эти каменные горы простояли тысячелетия. А как сделать прочным и устойчивым гигантский шпиль? Прочность дает металл. А устойчивость? Журавский предложил конструкцию восьмигранной пирамиды, соединенной изнутри кольцами и металлическим фермами, похожими на те, из которых строят мосты. Получался мост в небо. Уверенный в правоте расчетов, Журавский спроектировал шпиль даже выше петровского, нарастив колокольню на десять метров.

Небывалые металлические детали для Петербурга изготавливали на уральском Воткинском заводе. От интенсивной работы плавились и выходили из строя части машин, так что пришлось искать еще одно научное решение. В шестерни и валики добавили медь. Машины стали прочнее и справились с выпуском шпиля.

В 1858 г. он взметнулся в петербургское небо на высоту 122,5 метра. Полтора века потребовалось для того, чтобы изящный каприз Петра обрел металлическую прочность.




Рената Либина
Художник Евгений Морозов
Страничка автора Страничка художника








© 2001 - 2017