На главную Rambler's Top100
Июль 2017 г.


Июль 2017 года



Премьера книги

Александр Яковлев
ПЯТЬ ЗВЕЗД и даже больше

Ма---ленькая повесть Александра Яковлева

Удивительный пешеход

Бродячих псов, умеющих переходить улицу по светофору, видели многие. Но белый пес, встреченный Пашкой в пятницу, был особенным. На нем был рюкзак.

Рюкзак был специальный, собачий. Верхние лямки охватывали передние лапы, а под мохнатым пузом проходила дополнительная тесемочка — чтоб не ерзал. Пес дождался зеленого света и строго по зебре перешел Цифровую улицу от супермаркета «Галактика Матрасов» к «Овощному Эльдорадо».

Пешеходам было не до него. Уткнувшись в мобильные телефоны, они спешили по делам. Только Пашка, оторвавшись от планшета, провожал его вытаращенными зелеными глазами.

Вдруг пес обернулся, и Пашке показалось, что он подмигнул ему и… улыбнулся. Когда улыбается усатый человек, говорят: «улыбнулся в усы». А как сказать про пса — «улыбнулся в шерсть»?

Улыбнувшись, пес почесал за ухом и затрусил к развалинам старого кирпичного дома, который недавно снесли, чтобы построить на его месте магазин «Империя Пельменей».

Планшет ревниво захрюкал. Свинтамагочи требовал покормить его картофельными очистками и немедленно испачкать в грязи. Пашка не занимался им уже два дня, и за это время тот стал возмутительно чистым. По правде сказать, возиться со Свином Пашке давно надоело — это была игрушка для малышни, а ему уже десять. Его перестали радовать и «Бешеные слизни», и «Суперсуслик»… То ли дело «Битва Бобра с Ослом»! Это была модная игра в стиле фэнтези. Бобры в доспехах, сражающиеся на Стороне Света, должны были штурмом взять Обитель Тьмы — замокослятник. Бобры выгрызали в стенах уступы и карабкались вверх, а ослы демонически ревели и швырялись с башен кизяками. Пашка играл за бобров всю неделю, втихаря от родителей включая планшет по ночам; Аня, его старшая сестра, поначалу грозила нажаловаться родителям, но поняв, что это бесполезно, надевала наушники и смотрела в постели свои любимые японские мультики. К сегодняшнему утру Пашка дошел до последнего, двенадцатого уровня. Это было по-настоящему круто.

На ходу загружая «Битву», Пашка добежал до ближайшей скамеечки и с азартом нырнул в игру. Уличный шум стих, уступив место клацанью бобровых зубов и реву ослов, предчувствовавших скорое поражение. Для решающего удара Пашка использовал все имеющиеся средства: сооруженную из поваленных деревьев катапульту, стенобитный таран и шаткую лесенку-стремянку.

Однако этого было мало. И тут Пашка рискнул — кинул все имеющиеся боброденьги на подкуп осла-предателя, и тот сбросил-таки веревочную лестницу. Это решило дело. Через пять минут над башней был поднят флаг с изображением солнца, всходящего над плотиной.

Улицу огласил звук фанфар. На огромном табло, размещенном на стене «Галактики Матрасов», там, где обычно крутили рекламу, вдруг замигала Пашкина физиономия, сменяясь написанным толстыми красными буквами словом «Победитель». Потом по экрану поплыл текст: «Победитель награждается бесплатным туром! В программе — тестирование новых игр. Пять звезд и даже больше!»

Дальше шел адрес.

С минуту Пашка просидел в оцепенении. Опомнившись, он позвонил родителям. И удивился еще больше, узнав, что работники турфирмы уже оповестили их и они не возражают. Пашка забил адрес турфирмы в Интернет. Карта показала на разрушенный дом, куда направился пес с рюкзаком.

Средний менеджер Максим и Мальвина Петровна

Дом, в котором должна была находиться турфирма «Пчелкин берег» был и правда полностью разрушен. Пашка уже решил было плюнуть на все и пойти домой, однако в глубине двора обнаружился маленький одноэтажный домик, в котором дворники обычно хранят свои метлы. На всякий случай Пашка заглянул туда.

Внутри домик был как будто больше, чем снаружи. Во всяком случае, в нем без труда помещались два дивана, стол, несколько стульев и непонятно для чего находящийся там лифт. На одном диване, так и не сняв рюкзак, дремал тот самый пес. На втором ерзали парень в модных очках и немолодая дама с сиреневыми волосами, в которых виднелась забытая второпях маленькая бигудинка. Они тоже пришли по приглашению.

Мальвина Петровна, Максим и Пашка на диване

— Доброго времени суток! — сказал бледный парень в галстуке и застегнутой на все пуговицы белой рубашке. — Я — средний менеджер Максим.

Когда-то Максим был младшим менеджером, но сейчас уже вовсю мечтал стать старшим. На своей работе он сидел в «клетке» из прозрачного пластика и отвечал на электронные письма. Они приходили, он внимательно читал их, писал ответ и выпихивал обратно, а они снова стучались в его электронную почту. И так продолжалось, пока рабочий день не заканчивался. Работа Максима была очень интересной.

Сегодня утром Максим получил электронное письмо с приглашением на бесплатный семинар по карьерному росту. Начальник Максима сперва не хотел его отпускать, но, узнав, что выездной семинар приходился на выходные, нехотя дал добро.

Пенсионерка Мальвина Петровна оказалась владелицей трех телевизоров и пяти кошек: белой Сметанки, рыжей Примадонны, черного кота Валета, приблудного Гришки непонятного цвета и лысого сфинкса Пушистика. Три телевизора Мальвине Петровне были необходимы, чтобы не пропустить интересную передачу. Интересные же передачи назло ей всегда шли в одно и то же время. Так что в одном телевизоре у нее выбирали невесту, в другом перебивали друг дружку толстые дядьки в пиджаках, а в третьем доктора спасали человеческие жизни. И все это под разноголосое мяуканье. Жизнь Мальвины Петровны была очень интересной.

Кот

Приглашение высветилось одновременно на всех трех мальвиныпетровниных телеэкранах. Оно сулило участие в реалити-шоу и знакомство со звездами.

Гулкий голос, раздавшийся откуда-то сверху, попросил уважаемых гостей заполнить анкеты, стопочкой лежавшие на столике. «Назовите пять разных деревьев». Ничего себе вопросики! Пашка сразу написал елку и березу, потом задумался и спросил у среднего менеджера:

— Как называется дерево, на котором яблоки растут? Яблоковка?

В этот момент створки лифта раскрылись, и за ними обнаружились два очень странных человека.

Зим Зимыч и Спечкибряк

Именно так их и звали, о чем говорили маленькие, пришпиленные булавками, таблички.

Зим Зимыч был старый, Спечкибряк — молодой. Зим Зимыч походил на деда Мороза в летнем отпуске — в панаме и шортах, Спечкибряк — на лихого моряка из фильма про пиратов. Весь наряд Зим Зимыча был усеян разных размеров карманами. С жилетки (там они были самые большие) карманы перебегали на футболку, несколько отчаянных сумело запрыгнуть на панаму, дружная семья расплодилась на шортах. На затылке у Спечкибряка росла косичка, а из-под рукава тельняшки выглядывала татуировка — компас с крылышками. Еще Зим Зимыч был бородатый (это вы и так, наверное, поняли), у Спечкибряка же ни бороды, ни усов не имелось. Разве что щетина — как у моряка, который несколько суток не выпускал из рук штурвал, и ему было не до бритья.

У обоих за плечами висели продолговатые рюкзаки.

— Странные! — хором подумали Пашка, средний менеджер Максим и Мальвина Петровна.

Фрики* какие-то! — шепнул средний менеджер пенсионерке и строгим голосом спросил:

Зим Зимыч и Спечкибряк

— Вы менеджеры?

— Старшие! — поднимая вверх указательный палец, ответил Зим Зимыч.

Средний менеджер Максим тут же проникся к ним уважением.

Спечкибряк кинул взгляд на анкеты, хмыкнул, подманил пса и почесал ему за правым ухом. Зим Зимыч поинтересовался, кто как сюда попал. Каждый рассказал свою историю.

— Вроде все правильно, — подытожил Зим Зимыч, сверяя рассказы с записями в своем блокнотике, — Ну, тронулись, что ли!

— Так сразу? — удивилась Мальвина Петровна. — Мне надо кошек покормить!

— Ваши кошки сейчас снимаются в рекламе новейшего кошачьего корма, — спокойно произнес Зим Зимыч. Он показал пенсионерке экранчик, на котором все пять ее кошек уплетали что-то из позолоченных мисок. — За них не беспокойтесь.

— Я зонтик забыла! — не сдавалась Мальвина Петровна.

Зим Зимыч запустил руку в карман цветастых шорт и вынул оттуда маленький дамский зонтик.

— Там, куда мы отправимся, есть все, что нужно, — улыбаясь, произнес он и нажал на кнопку.

Створки лифта снова беззвучно разъехались.

Кабины внутри лифтовой шахты не оказалось.

На дне ее стояла старая деревянная лодка со щербатыми веслами.

— А что, Шарик тоже с нами поедет? — поинтересовался Пашка.

— Не Шарик, а Кубик! — ответил Зим Зимыч. — Рубик, место!

Кубик-Рубик шустро запрыгнул в лодку. Было видно, что для него это не внове.

— Прошу занять места согласно купленным билетам! — шутливо сказал Спечкибряк, помогая забраться Мальвине Петровне.

Пашка задрал голову. Шахта была длинной и заканчивалась кусочком голубого неба.

Когда все уселись, Зим Зимыч хлопнул в ладоши.

Створки лифта закрылись, и шахта стала быстро наполняться водой. Лодка, чуть покачиваясь, устремилась вверх, к голубому клочку.

— Технологии! — восторженно шепнул средний менеджер Мальвине Петровне.

— Шоу начинается! — подмигнула ему та. Она подумала, что их наверняка снимает скрытая камера, и старалась держаться с достоинством.

В кармане Максима затренькал мобильник.

Максим достал его и важно произнес:

— Средний менеджер Максим слушает!.. Ваше мнение очень важно для нас, — добавил он после паузы и повесил трубку.

— Мама звонила… — вполголоса объяснил он. — Беспокоится, как бы не простыл.

Все выключено

Наконец вода вытолкнула лодку из шахты. Никакого города вокруг почему-то не было. Куда хватало глаза — везде была вода, кое-где лишь украшенная скалистыми островками.

Спечкибряк спросил, не желает ли кто-нибудь сесть на весла. Желающих не нашлось — средний менеджер Максим сказал, что он уже посетил сегодня свой тренажерный зал. Спечкибряк ухмыльнулся, и, так почему-то и не сняв с себя рюкзак, схватил весла и быстро задал хороший темп.

Прошел час. А может, и два. Или полчаса. Время тут шло как-то не так. В городе всегда что-то грохотало, звенело, мельтешило. Глядишь — и день прошел. А тут только водная гладь и поскрипывание весел. Да еще и на телефонах время нельзя было посмотреть — все они вдруг погасли. Зарядка, что ли, закончилась?

Летящий компас

— Скажите, а там будет все включено?— поинтересовался средний менеджер.

— Само собой, — лукаво ответил Зим Зимыч.

— Или выключено, — хохотнул Спечкибряк, глянул на татуировку с компасом и чуть скорректировал курс.

Лодка, пройдя сквозь густые камыши, пристала к острову, на котором росли высоченные, царапающие верхушками низкое небо, сосны. Компания осторожно выбралась на берег.

На острове обнаружилась стоянка с местом для костра, грубо сколоченным из сосновых бревен столиком и тремя пеньками-стульями. На столике стояли два котелка, чашки и другая простецкая туристическая утварь.

— Это перевалочный пункт? — недоверчиво спросил средний менеджер Максим.

Зим Зимыч кивнул и жестом показал садиться.

— А когда будет шоу? — поинтересовалась Мальвина Петровна.

— А вот сейчас, — ответил Спечкибряк, разжигая костер.

Лодка

Компания расселась по пенькам. Над ними торжественно, как на параде, высился лес. Шоу все не начиналось. Да и откуда в этой глуши оборудование?

Вдруг в тишине раздался звук, похожий на флейту. Мальвина Петровна схватилась за мобильник — у нее был похожий звонок.

— Иволга, — пояснил Зим Зимыч.

Из другого конца леса что-то затренькало в ответ.

— Скворец, — произнес Спечкибряк.

Откуда-то сверху к треньканью добавились переливы.

— Соловей, — подсказал Зим Зимыч.

Спечкибряк раздал чашки с горячим чаем и рассыпчатое печенье. После дороги это было кстати.

Птичьи голоса сливались в хор и расходились разными трелями. Солнце лениво сползало к огромному прозрачному зеркалу.

Птичка

Мальвина Петровна слушала птиц и смотрела на солнце. Картинка была похожа на заставку к какой-то очень интересной, но еще не виденной ею передаче. Мальвина Петровна сложила пальцы рамочкой, напоминающей экран, и посмотрела сквозь нее. Так было как-то привычней.

Пашка заметил, что чувствуешь себя тут не так, как в городе. Там тоже было много большого — мосты, небоскребы, торговые центры, но все это было нарочно сделано для человека. Ступеньки были такими, чтобы удобно было переставлять ноги. Двери — чтобы самый высокий человек мог в них войти. А природа ни под кого не подстраивалась.

На всех вдруг навалилась усталость.

Зим Зимыч и Спечкибряк, заметив это, подвели компанию к трем натянутым между соснами гамакам. В них лежали теплые пледы и маленькие подушечки.

— А если дождь пойдет? — занервничала Мальвина Петровна.

— Не пойдет, — уверенно сказал Зим Зимыч. — А завтра будет самое интересное!

Встреча со звездами

Проснувшись, средний менеджер Максим пошарил в дупле, надеясь найти там розетку для зарядки телефона. Не найдя ее, он спустился на берег умыться и обнаружил, что лодка исчезла. Вместе с ней исчезли и старшие менеджеры. Только Кубик-Рубик, заняв на стоянке место с наилучшим обзором, важно наблюдал за Максимом.

Среднему менеджеру это не понравилось. Совсем не понравилось. Он ожидал горячий завтрак и полезные встречи со звездами менеджмента и маркетинга, а обнаружил давно потухший костер и сопящих в гамаках Пашку и Мальвину Петровну.

Да кто ж так зажигает!

Разбуженная Мальвина Петровна поначалу надеялась, что ситуация еще сможет приятно разрешиться. Например, из малинника с криком «Улыбнитесь, вы в скрытой камере!» выскочат знаменитые артисты с букетами цветов. Однако артисты не выскакивали, а горячего чая хотелось все сильней. Наконец она взяла командование в свои руки и отправила Пашку и среднего менеджера Максима за дровами.

Спичек на стоянке не нашлось. Мальвина Петровна совсем приуныла.

Тут она почувствовала трущийся о ее ладонь мокрый нос. Кубик подошел к забытому Зим Зимычем на сосновой ветке жилету и ткнул мордой в один из карманов. Спички были там.

Дрова ребята притащили сырые, и костер не желал заниматься. Все трое по очереди нервно тыкали спичками во влажные поленья. Спички, выпустив дымок, гасли.

— Да кто ж так зажигает! — не выдержал средний менеджер, и, пытаясь выхватить у Пашки коробок, просыпал все спички в росистую траву.

— Тетенька-а-а! — завопил Пашка.

— Какая я тебе тетенька? — взвизгнула Мальвина Петровна. — Так, стоп! — скомандовала вдруг она, понимая, что ссориться сейчас нельзя. — Рекламная пауза!

Наконец сухие шишки сделали свое дело, пламя загуляло по поленьям и чаек закипел. Компания повеселела.

— Это жулики, я сразу их раскусила, — уверенно сказала Мальвина Петровна, прихлебывая горячий чай. — Вывозят людей на необитаемый остров, а сами их квартиры обворовывают. С ценными кошками!

Если под березой вырос - значит, подберезовик!

— А рюкзаки не снимают, потому что там вещи краденые, — согласился с ней Максим.

Кроме сушек, нескольких луковиц и картошки, еды на стоянке не обнаружилось. Зато обнаружилась удочка. Решено было отправиться на рыбалку, тем более, что рыбий плеск был слышен даже у костра.

Сперва Пашка, насаживая пойманного слепня, загнал крючок себе в палец. Потом он неловким движением удилища сбил с Максима очки, которые, описав красивый полукруг, исчезли в воде. Средний менеджер стал спускаться по камням, чтобы достать их, поскользнулся и до крови рассадил коленку. В довершение леска намертво запуталась в камышах. Пашка едва не плакал.

Было решено идти за грибами. Кажется, это было безопасней.

— Вы теперь, наверное, ничего не видите, как же вы грибы-то искать будете, наощупь, что ли? — винился Пашка.

— Если честно, очки у меня так, для солидности были, — шепнул ему Максим. Без очков его круглое лицо казалось смешным и немножко глупым.

В грибах они не разбирались, поэтому просто собрали все, что попались под руку, — и толстеньких с бурыми шляпками, и облепивших пни худосочных в крапинку, и, конечно, красных красавцев в белую точку.

— Если под березой вырос — значит, подберезовик! — поучающим тоном говорил средний менеджер Пашке, выкручивая из земли гриб с бахромчатой фиолетовой шляпкой.

Мальвина Петровна, несмотря на протесты, половину добычи выкинула, а вторую сварила с картошкой и луком.

Это была не еда, а музыка. Ни гамбургер, ни даже мамины фаршированные перцы не могли бы сравниться с этой грибной похлебкой. Когда Пашка положил себе в рот первую ложку, он услышал, как внутри у него величественно зашумел лес, и белки в нем запрыгали с ветки на ветку, и запели серенады чудесные птицы. Жизнь, даже с вырубившимся планшетом, была недурна!

Пообедав, средний менеджер Максим вытянул из костра головешку, забрался на большущий плоский камень и здоровыми буквами написал на нем: «ПОМОГИТЕ!». Правда, над ними никто не пролетал, но мало ли… Максим побродил по острову, потом решил кое-что добавить и снова забрался на камень. Вместо его надписи на нем уже была другая, написанная чужим почерком: «НЕ ВОЛНУЙТЕСЬ!»

А солнышко припекало.

Звезды

— Может, искупнемся? — внес предложение разомлевший на жаре Пашка.

— У меня даже купальника нет… — вздохнула Мальвина Петровна.

Кубик-Рубик снова потерся мордой о жилетку. В кармане обнаружился сиреневый купальник как раз подходящего размера.

Вылезать из воды не хотелось. Мальвина Петровна, распластавшись на поверхности лицом к небу, блаженно улыбалась и сравнивала воду с парным молоком. Пашка никогда не пробовал его, но понимал: это что-то очень теплое и нежное. Кубик, готовый в любой момент кинуться на помощь, плыл неподалеку и строго поглядывал: смотри у меня, чтобы без выкрутасов!

Вечером, заготовив побольше дров, компания собралась у костра. В котелке побулькивал чай с земляникой, малиной и зверобоем. На остров, зажигая звездное небо, на цыпочках спускалась ночь.

Пашка никогда не думал, что звезд бывает так много. Больше, чем на рабочем столе папиного компьютера! Яркие и едва заметные, они складывались в сложные фигуры, переливались и мерцали. Пашка глядел на них, а они на него.

Мальвина Петровна увлеченно рассказывала про Большую Медведицу. Когда-то за ней ухаживал один молодой астроном и много говорил ей о звездах. Оказывается, она ничего не забыла… Максим вспомнил, как деревенский дедушка Вася взял его с собой в ночное и катал по полю на послушном рыжем коне Огоньке. А Пашка прихлебывал ягодный чай и думал, что вообще-то все люди — родня, просто очень-очень дальняя.

Потом все пели песни из мультиков. Даже Кубик пытался подвывать, как будто тоже смотрел мультики.

Засыпая в гамаке под стрекотание сверчков, Максим размышлял о том, почему одни дни так долго держатся в памяти, а другие почему-то слипаются в рыхлый бесцветный комок.

Костер

Снизу — земляничка

Рыбка

Мальвина Петровна проснулась и вдруг поняла, что сочинила стих. Стих родился сам, без мальвиныпетровниных усилий.

Снизу — земляничка,
Наверху — звезда.
По бокам — две птички,
В серединке — я.

Стихи последний раз Мальвина Петровна писала в юности. Она отправляла их одному красивому артисту, сыгравшему разведчика, но он так ни разу и не ответил.

Мальвина Петровна подумала, что стих нужно записать, но тут же решила, что забыть его невозможно.

Судя по хохоту, донесшемуся до нее, Пашка и средний менеджер Максим уже возвращались с рыбалки. В пластиковом ведерке плескались рыбы разных размеров и пород.

— Ты, главное, тянешь, а он, главное, тоже тянет! — восторженно голосил средний менеджер.

Пашка чувствовал, что в рыбалке он за день скакнул с начального уровня сразу на очень крутой.

Чистить рыбу кошковладелица Мальвина Петровна умела даже с закрытыми глазами.

Утренняя уха была волшебна, с ней могла бы сравниться только вчерашняя грибная похлебка. Даже Кубик оценил ее, дочиста вылизав свою миску.

Подкрепившись, мужчины решили не ждать у моря погоды, взяли топорик и ушли рубить деревья для плота. Правда, как добираться до дома, никто не представлял, но настрой у всех был боевой.

Мальвина Петровна собирала ягоды: землянику в одно ведерко, а чернику — в другое. И, конечно, думала о кошках — как они там без нее?

— С ними все в порядке, не переживайте! — раздался вдруг веселый голос Спечкибряка.

— С твоими родителями тоже все хорошо, — добавил Зим Зимыч выбежавшему из леса Пашке.

Старшие менеджеры стояли у костра и хитро улыбались.

— Хулиганы! — опомнилась наконец Мальвина Петровна. — Да что вы себе позволяете? Я пожалуюсь вашему начальству! Жулики! Ротозеи! Ро… Родненькие, спасибо вам, что бы мы без вас делали!..

Она кинулась к Зим Зимычу, обняла его, уткнулась лицом в густую кудрявую бороду и заплакала.

Плыть домой было и весело и грустно. Весело — потому все подружились, а грустно — потому что уплывать никому не хотелось.

— Я вообще из менеджеров уйду! — Максим увлеченно греб, время от времени обдавая всю компанию бодрящими брызгами. — Я кофейню свою открою! Модную! Пироги сам буду печь, я ведь пироги пеку здорово! И вам всем скидка будет. И даже не скидка, а вообще бесплатно! А еще я в детстве рисовал хорошо! — зачем-то добавил он.

Стены лифтовой шахты едва выступали над ровной гладью воды. Если бы Зим Зимыч не направлял лодку, вряд ли их вообще кто-то смог бы заметить. Спечкибряк запрыгнул на стену и, кряхтя, перетащил лодку через край. Зим Зимыч оглядел всю компанию, словно желая понять, все ли на месте, и хлопнул в ладоши. Вода в шахте резко пошла на убыль.

— В пятницу жду на рыбный пирог, адрес вы знаете! — выходя из домика, улыбалась помолодевшая Мальвина Петровна.

— Я хочу добавить вас в друзья! — Максим тыкал намозоленными греблей пальцами в оживший мобильник.

Друзей у Пашки не было — а тут вдруг появились, и какие классные! Он уже обдумывал план следующего похода. Можно, конечно, было бы взять и родителей, но с такой компанией это необязательно.

— Павлик, зови меня просто тетя Маля, — Мальвина Петровна прижимала к груди припасенную для Сметанки, Примадонны, Валета, Гришки и Пушистика рыбу.

Обнимашки

— Кстати, — вдруг вспомнил пока еще средний менеджер, — а документик выдадите? Диплом или что там у вас полагается?

Он посмотрел на стоящих в дверях Спечкибряка и Зим Зимыча. Те переглянулись, зачем-то поправили лямки рюкзаков и молча удалились внутрь.

Несколько минут все их ждали, после чего Пашка не выдержал, открыл дверь и вошел.

Ни диванов, ни стола с анкетами в домике уже не было. К обшарпанным стенам были прислонены метлы и лопаты для уборки снега. На полу валялись три пустых рюкзака.

Однако лифт все еще был на месте. Пашка нажал на кнопку, и створки нехотя распахнулись. Внутри было пусто. Пашка зашел в шахту и задрал голову. Небо было синим-синим. Погружаясь в него все глубже, от Пашки медленно удалялись три крылатых силуэта.

Эпилог

За это лето Пашка научился разжигать костер в дождь, отличать леща от подлещика, а гриб валуй — от разросшейся сыроежки. Пашкины руки были в комариных укусах, мозолях от весел и царапинах от не привыкших пока к гостям кошек Мальвины Петровны. Огорчало его одно — крылатая троица бесследно пропала.

Пашка трижды ходил к тому самому домику, надеясь встретить кого-то из странных знакомцев. Но на турфирму «Пчелкин берег» не было даже намека, и дворник в конце концов пригрозил подозрительному мальчику вызвать полицию. Из Интернета информацию о фирме тоже кто-то стер. А ведь Пашке нужно было узнать, как добраться до того чудесного острова!

Хотя и пригородные леса и озера, обследованные их дружной компанией, были хороши. На субботу намечался очередной поход — три часа на электричке, потом — курсирующий дважды на дню местный автобус и четыре километра лесной тропой до окаймленного скалами озера. Обсудив маршрут в специально созданном чате (Максим успешно обучал Мальвину Петровну новым технологиям), Пашка решил предложить поехать с ними Анюте, выглядевшей рядом с загорелым братом болезненно бледной. Та выбирала в интернет-магазине очередной костюмчик, который должен был сделать ее похожей на героиню японского мультика.

— Послезавтра? Не, Паш, нереально, — ответила Аня, не отрывая глаз от компьютера. — Я тут конкурс на нашем анимешном форуме выиграла, за лучший косплей*! Вчера ходила узнавать, что за приз, — прикинь, повезут в кинотеатр 8D, новые серии покажут, их специально в этом формате сделали. И как раз послезавтра. А перед просмотром — выступление самого Миядзаки!

Менеджеры там, конечно, странные, но прикольные. А какой у них песик суперский — с рюкзаком!

Крылатый пес с рюкзаком

*Фрик — очень-очень странно выглядящий человек

*Косплей — переодевание в костюмы известных персонажей.

Картинки автора




Александр Яковлев


Страничка автора



© 2001 - 2017