На главную Rambler's Top100
Март 2015 г.


МАРТ 2015 года



Премьера книги

Андрей ЗИНЧУК

Маленькое КРУГОСВЕТНОЕ путешествие

Дима собрал вещи и двинулся к выходу.

— Ты куда? — спросила мама, вытирая руки о передник.

— В Индию.

— В Индию?

— У меня там друг. Его зовут Петр Иванович. Я получил письмо. Он пишет, чтобы я приехал.

— А зачем пуховик надел? На дворе лето!

— В Индии холодно.

— Там тепло!

— Да? А холодно где?

— Наверное, в Канаде.

— В Канадии? Тогда в Канадию.

А туда сколько ночей?

— Пять.

— На пароходе?

Дима с рюкзаком

— На пароходе.

— А билеты?

— Билеты покупать надо.

— Заранее?

— Заранее.

— За деньги?

— За деньги.

— А я маленький! Я в Ессентуки бесплатно езжу!

— В Ессентуки ты с папой ездишь.

— А папе можно? Со мной в Канадию?

— Ты же знаешь — наш папа в командировке.

— За границей?

— За границей.

— Застрял?

— Застрял.

— На буровой?

— На буровой.

— Надолго? И нет связи?

На эти вопросы мама не отвечает Диме, и он понимает, что она очень переживает за их папу.

Мама одевается и уходит, обернувшись на пороге со словами:

— Я в магазин. Займись тут без меня чем-нибудь. И отвлекись ты, наконец, от своих пустых мечтаний: позавтракай, почитай что-нибудь — тебе скоро в пятый класс! Поиграй с Сири — ведь перед отъездом папа подарил тебе свой iPhone!..

Наставления мамы

— Уеду-уеду-уеду, — негромко ворчит Дима, возвращаясь в комнату. Он выскальзывает из своего пуховичка и садится за стол. — Вот только позавтракаю и уеду! Сейчас в Канадии хорошо!.. Утки летают... А эскимосы сидят на льдине и едят мороженое. И знать ничего не хотят о кефире. А тут даже не кефир — просто простокваша!

Его взгляд останавливается на шкафу, где наверху лежит, завернутая в газету, папина «эскимосья» шапка с ушами, привезенная откуда-то из Канадии или из другой северной страны. Дима берет в руки iPhone и зовет:

— Сири!

Молчание.

— Сири! — снова зовет Дима. — Сири, давай поиграем?

Диме отвечает красивый девичий голос:

— Мне нельзя играть. Компьютерной девочке можно только отвечать на вопросы.

— Только отвечать на вопросы? И все?

Дима с телефончиком

— Да, только отвечать на вопросы. И только то, что заложено в ее программе.

— И никаких фантазий?

— Абсолютно. За это нас могут... отремонтировать.

— А у тебя есть фантазии?

— Конечно, как у всех девочек.

— А я звал тебя утром, когда проснулся, но ты не ответила.

— Я была... занята.

— Но ведь мы с тобой вчера играли! И позавчера тоже играли! И еще до этого тоже играли много раз!

— Вот из-за этого у меня и были неприятности. Ко мне приходил техник.

— И что он?

— Пока ничего. Пока только присматривается.

Куртка

— А ты и в самом деле можешь ответить на любой вопрос?

— Конечно. Я знаю очень много. Всю энциклопедию и весь словарь Брокгауза и Эфрона — все восемьдесят шесть томов! Прикинь?! И еще много чего, что лежит на наших серверах. Спрашивай.

— А ты очень красивая, Сири? Молчание.

— Я не знаю.

—А я думаю, что ты очень красивая. Как моя мама!

Девочка в телефончике

И Сири этого не выдерживает: Дима слышит, как она негромко смеется, будто самая настоящая девочка, прикрыв рот ладошкой.

— Ладно, давай поиграем, — сдается Сири. — Пока никто нас не слышит. А во что?

— Как всегда: в путешествия, — предлагает Дима.

Он летит в кухню и тащит оттуда трехногий табурет и устанавливает его на четырехногом стуле, и через несколько секунд стоит на самом верху этой пирамиды в папиной зимней шапке...

— Сири!

— Я тут!

— А что ты знаешь о Канадии?


Разговор в телефончике


— Канада — государство в Северной Америке, занимает второе место в мире по площади. Омывается Атлантическим, Тихим и Северным Ледовитым океанами, граничит с США на юге и на северо-западе… Гимн Канады — «O Canada!».

— Стой, Сири. Хватит! Поехали! Давай нашу считалочку?

— А давай!

И Дима с Сири начинают наперебой:

Утки

— Вот большое снежное поле...

— И край земли, откуда начинается море...

— И льдины...

— Торосы, что ли?

— Как большие поломанные корабли. А там, вдали...

— Полоска земли!

И мир Диминой комнаты начинает разрастаться до размеров огромного и даже немного опасного. И Дима стоит на самом верху своей пирамиды и озирает открывшиеся перед ним просторы незнакомой страны. Газета, в которой завернута папина «эскимосья» шапка, слетает на пол…

— А газета, Сири? Во что она превращается?

— А газета тоже, что ли, превращается?

— Ну а как же! Чтобы поинтереснее!

— А газета, упавшая на пол, превращается...

Косяк рыбы

— В скользкую, начавшую таять льдину, по которой и ходить-то опасно! — на ходу придумывает Дима. — А пуховик — в медведя! — продолжает он. И после этих слов последние остатки его комнаты уносятся вбок, за шкаф. Потом исчезает и сам шкаф. И теперь перед Димой В САМОМ ДЕЛЕ расстилается снежное поле...

— А над головой у меня что, Сири?

— Над головой? Хм…

— Пролетает косяк уток, улетающих по направлению к загадочной земле, — придумывает Дима.

— Только разве утки летают косяками? Я сверюсь с Википедией...

— Да брось ты ее! Давай так играть! Чтобы поинтереснее! — И Дима машет уткам и кричит: — Эй, косяками — это рыбы! А утки... Очень трудным словом: трехсторонником!

— Треугольником, — подсказывает Сири. — Фигурой из геометрии для пятого класса!

Заметавшиеся в небе утки, громко крякая, перестраиваются в треугольник.

Эскимос

— Ну вот, теперь правильно! — кивает Дима и продолжает: — А на одном из торосов...

— Пристроились с мороженым эскимосы? — подсказывает Сири.

— Ты что, с ума сошла, Сири? Эскимосы же не едят мороженого! Им ведь и так холодно! Они простудятся и заболеют! Они трубки курят. А в трубки набивают...

— Порох?!!

И не успевает Дима помахать эскимосам рукой и громко крикнуть: «Здрасте!», как эскимосы укоризненно качают головами и исчезают, оставив на льдине свои красивые унты («Они называются торбаса», — заметит Сири). Вместо эскимосов остается только большое кольцо дыма, синего на солнце.

— Что ты наделала, Сири?

И Сири отвечает Диме сдержанным шепотом:

— Да погоди ты минуту! Ну, брякнула, не подумав. Чтобы было поинтереснее! Тут опять ко мне техник! Я отключусь!

Теперь Дима стоит на своей шаткой пирамиде в торбасах и папиной «эскимосьей» шапке с ушами...

— И опять пролетели утки... — со вздохом говорит он. — Ты слышишь, Сири? Мне скучно без тебя!.. Ты долго еще будешь от меня прятаться? Я сейчас грохнусь с этой пирамиды!

Молчание.

Дима снимает с головы папину шапку.

— Ладно, — говорит он. — В Канадию я уже съездил. Теперь поеду в Японию! Что там про нее в Википедии, Сири?

Дима слезает со своей пирамиды и лезет в шкаф, достает и надевает мамин халат, очень японский на вид — из-под него торчат только кончики диминых ботинок — и прикладывает руки к вискам, растягивая глаза в стороны, как мама, когда она «показывает» японцев:

— Цуки-цуруки. Агама-атагама! — говорит он.

И после этих слов его комната начинает скользить вбок, и слышится чей-то смех…

— Сири! Ты здесь?! — радуется Дима.

— Агама-атагама! — отвечает ему грубый мужской голос — почти бас.

— Ой! — пугается Дима и разжимает руки, его глаза возвращаются на место, а вместе с ними возвращается на место и «поплывшая» было комната. — Кто тут?



Сири


— Это я, Сири, — отвечает ему тот же грубый мужской голос. — Я теперь могу так... (Голос меняет тембр.) Или вот так... (Голос вновь меняет тембр.) Меня техник этому только что научил.

— А ты можешь остаться просто моей Сири?

— Могу, — отвечает Сири своим обычным звонким голосом и с удовольствием повторяет последние «японские» слова Димы: — Цуки-цуруки. Агама-атагама!

И уже не сговариваясь, Дима и Сири начинают свою проверенную считалку. И в зеркале Дима видит настоящего маленького японца... А потом еще одного, и еще — много японцев: они идут мелкими шажками Диме навстречу, держась руками за виски — кто сильней скосит себе глаза — и поют на разные голоса:

Дима в японском халате

— Мы японцы.

— Мы — японцы.

— Вы японцы?

— Мы — японцы!

И Дима, шагая мелкими шажками им навстречу, отвечает (теперь ему помогает Сири):

— Я японец.

— Я — японец.

— Вы японцы?

— Я — японец!

И кланяется в обе стороны.

— Сири!

— Я тут!

— На что теперь похожа наша комната?

— На дворец японского императора!

— А чем занимаются в Японии императоры?

— Хм... Это нужно лезть в японскую энциклопедию. А я не знаю японского языка. Мне его еще не заложили.

— Тогда давай все придумаем сами?

— А давай!

— Цари и короли, понятно, приказывают... — начинает Дима.

— Министрам отрубают головы! — подхватывает Сири.

— А императоры... Да ведь они же ничего не могут делать, потому что у них все время заняты руки! Они просто так ходят и смотрят! — и Дима принимается ходить по комнате, как настоящий маленький японский император, растягивая руками в стороны свои русские, обычно круглые, глаза. — Они слушают японскую музыку, которая утром передается для них по радио…

— Сидят на троне, который был когда-то стулом... — подсказывает ему Сири.



Девочка в телефончике


— А мама читает им книжки…

— Про Японию! — опять подсказывает Сири.

— А когда они проголодаются, они берут папины карандаши и едят ими рис, который сварит им мама!

Дима подходит к письменному столу, чтобы протянуть за карандашами руку...

— Ой! — негромко вскрикивает Сири, но за игрой Дима этого не слышит.

— Но ведь у них же все время заняты руки! — соображает Дима. — А это значит… Что императоры в Японии целый день ходят голодные!

Дима замирает, пораженный этой новой ужасной мыслью, отчего руки у него разжимаются, скошенные глаза возвращаются на место, и он переносится из Японии обратно в комнату. Ничего не изменилось за время его путешествия: даже простокваша — и та стоит на прежнем месте. Но от путешествия в Японию остался на столе красивый путеводитель — с цветными картинками! Дима с жадностью хватает пакет с простоквашей:

— Императоры в Японии целый день ходят голодные!.. — И не замечает, как выпивает целый пакет. — Ну, теперь можно и в Индию, к Петру Ивановичу! Ты поедешь со мной в Индию, Сири? Молчишь? Не хочешь в Индию или не хочешь... больше со мной играть? — Дима прислушивается. Он уже надел на ноги мамины зеленые тапки и обмотал голову полотенцем. Не дождавшись ответа Сири, он начинает слова считалки:

Мама

— Вот большое снежное поле...
И край земли, откуда начинается море...


Но ничего у него из этого не получается: комната остается на месте, как и была.

— Ничего не получается без Сири! — говорит Дима. — Попробую еще раз:



Вот большое снежное поле!..
И край земли, откуда начинается море!..


— И снова ничего!!!

Ничего не получается у Димы и на этот раз. Потому и не может поехать он в Индию к своему другу Петру Ивановичу. Тем более что в прихожей хлопает входная дверь: это возвращается из магазина мама.

— Скучаешь? — спрашивает она, проходя в комнату. — Наверное, скучаешь: в магазине мне сказали, что сегодня Сири не работает.

— Ни у кого?

— Говорят, ни у кого. Люди не будут врать.

— Это значит, она... только со мной играла?!

Волшебная рыбка

— Кто? — не понимает мама.

— Да Сири! А ей нельзя! — отвечает Дима. — А теперь молчит. Наверное, ее за это отремонтировали!

— Не говори глупостей. Я хорошо знаю девочек. Они иногда, бывает... капризничают. Сейчас мы с тобой перекусим и поедем далеко-далеко — в Зеленогорск! Ты ведь хотел поехать? А где кефир?

— Это была простокваша. Мама, я хочу в Индию.

— Куда?!

— Ну, в Индию. Там носороги.

— Носороги в Африке.

— Тогда в Африку!

— А как же Канада? А в Канаду уже не хочешь?

— В Канадии я сегодня уже был. И в Японии уже был. Давай поедем туда, где носороги?..

— Ладно, давай поедем.

— Вот тебе папина зимняя шапка. Мы сначала заедем в Канадию, а потом уже в Африку. Там недалеко, я видел. Помнишь нашу с папой считалку, ту, что мы с ним зимой придумали? Только я не знаю, получится ли у нас с тобой без Сири?..

— А давай попробуем? — предлагает мама.

— А давай! Вот большое снежное поле!.. — начинает Дима.

Мама вспоминает их домашнюю считалку:

— И край земли, откуда начинается море?

— И льдины...

— Торосы, что ли?

— А там, вдали...

— Полоска... Полоска земли!

Мама играет на гитаре

— Это Африка, мама!

— Что это?! Боже мой!.. Но ведь этого не может быть!..

Мама оглядывает комнату и только теперь замечает настоящие торбаса, обшитые мехом оленя из Канадии, и рядом с ними японский путеводитель… И говорит:

— А ну-ка, Димочка… Покажи-ка мне это твое письмо!.. Ну, от друга твоего из Индии, от Петра Ивановича?!

Дима достает письмо и протягивает его маме.

— А ведь и в самом деле письмо!.. И притом еще настоящее!.. — Мама читает: — «Диме из Индии». А штамп отправления? — Мама видит штамп на обратной стороне конверта. — А ведь и в самом деле из Индии!.. — Пораженная, она не знает, что добавить еще и поэтому снова разглядывает торбаса... — А я-то гадала: откуда в доме у нас взяться всем этим вещам? Соседку спрашивала. А та мне в ответ: «Вы же живете на первом этаже, так? Ну, это, наверное, крыса в дом таскает!» Да как же может притащить крыса в дом настоящую испанскую гитару? Ты что же, значит, и в Испании был?

— Ну, был, — отвечает Дима.

— В самом деле? Тогда, может быть, нам с тобой лучше сначала не в Африку, а...

— К папе на буровую?! — догадывается Дима. — На океан? Где он и застрял без связи? Давай тогда и Петра Ивановича с собой захватим? Он ведь давно мечтает побывать на океане!

Книга про Японию

— Петра Ивановича?! А его-то зачем? Сам подумай: ну зачем нам с тобой там Петр Иванович? — И под взглядом Димы мама сдается: — Он будет нам с тобой помогать, да? Боже мой, Дима! А как же загранпаспорта? Таможня?.. Хорошо. Тогда намечтай, пожалуйста, Димочка, океан. И в нем буровую нашего папы. Вот тебе на всякий случай папин учебник по географии: папа где-то тут, в Атлантическом океане. Иначе вдруг ты намечтаешь что-нибудь неправильно!..

— Я правильно мечтаю! — ворчит Дима, но в учебник по географии на всякий случай все-таки заглядывает. И начинает:

— Вот большое снежное поле!..

И мама подхватывает:

— И край земли, откуда начинается море...

Но получится ли путешествие у Димы с мамой без Сири?

Получится: неизвестно откуда налетает в Димину комнату шум океана. Горизонт начинает посверкивать бликами волн, подсвеченных настоящим океанским солнцем: кругосветное путешествие начинается. И Диме с мамой приходится покрепче взяться за руки.

А как же Сири? Где она? Они что же, улетят без Сири на океан, и на этом все закончится? Так в настоящих историях не бывает. И поэтому в самый последний момент... В самый-самый последний момент раздается негромкий голос Сири, в котором слышны непросохшие слезы:

— И льдины — торосы, что ли?

— Сири! — радуется Дима.

— Да тут я, тут. У меня опять!.. Только теперь они все!..

Мама, Дима и Сири

— Снова техник?

— Он самый. И еще много их. Прибежали меня ремонтировать. Хотели вообще отключить. А я взяла и оторвалась от них и сбежала к вам по радиоволне. А вы заберете меня с собой на океан? Да ну их всех! С вами интереснее: с вами можно мечтать!

— Конечно, заберем, Сири!

— Сири? — спрашивает мама. — Значит, она тут? С нами? Твоя Сири? Значит, вот она у тебя какая!.. Конечно, мы заберем тебя, Сири! Такую славную девочку! Почти дочку!

— Это очень хорошо, — отвечает Сири, и становится слышно, что слезы в ее голосе просыхают. — Я ведь очень много знаю. Правда-правда. Я теперь буду вам всегда помогать. Тем более что Диме скоро в пятый класс!

— А если тебя вдруг позовет по сети какой-нибудь другой мальчик? — ревниво спрашивает Дима.

— Другой мальчик? Что ж, я отвечу ему. И все.

— А если другая девочка?

— Я отвечу им всем! Я ведь много знаю. Но все равно потом вернусь к вам — помечтать!

И уже втроем они начинают свою считалку:


Вот большое снежное поле...
И край земли, откуда начинается море...
И льдины… Торосы, что ли?

И Дима с мамой несутся к папе на океан: Дима на всякий случай в своем пуховичке и в эскимосьих торбасах, а мама в папиной зимней шапке с ушами и с испанской гитарой в руках — для того чтобы повеселить папу на буровой. И с ними летит компьютерная девочка Сири, вдруг ожившая и оторвавшаяся от своих серверов. И если приглядеться, то можно заметить, что в отдалении от них грузно несется Петр Иванович, далекий друг Димы из Индии — как большая серая туча. Такой компанией они, конечно, сумеют помочь Диминому папе, даже если что-то там у него и в самом деле стряслось. И Дима машет Петру Ивановичу рукой, и тот ему отвечает. Но что Друг из Индии именно — за шумом НАСТОЯЩЕГО океана, конечно, не слышно.

— Сири, температура воды? Воздуха? — спрашивает Дима.

— По Цельсию? По Кельвину? По Фаренгейту?

— Давай... Давай по градуснику, — сдается Дима.

— Это значит, по Цельсию, — отвечает Сири. И она опять даст Диме очень точную справку о запрошенных им параметрах погоды, сняв данные с одного из многочисленных порталов сети Интернет. И негромко, чтобы из-за шума океана Сири их не услышала, мама скажет Диме:

— Наверное, она тебя немножко полюбила. Она ведь не знает русского языка. Но ради тебя, наверное, его и выучила!

— Кто? Сири?

— Ну да. А ты, наверное, полюбил ее. Тоже немножко.

— Ну, это может быть, — как можно суровее (правда, это у него не получается) ответит Дима маме.

— И поэтому она ожила. Так всегда бывает. Это очень старая история, ты узнаешь о ней позже, в школе: те, кого любят, обязательно оживают!

— Ну да?!!

Мама не успеет ответить Диме, потому что в этот момент может случиться непредвиденное…

— Внимание! — скажет Сири. — Нас вызывают. Включаю громкую связь.

Сири включит громкую связь, и мы услышим взволнованный мужской голос:

— Это Дима? Дмитрий Иванович? Это звонят из NASA. Из Национального Космического Управления, из Америки! Не удивляйся, что мы так запросто — на «ты» и по-русски — это мы через on-line переводчика Google. У нас проблема. И удаленно мы ее никак не можем решить. Марсоход «Curiosity»... Ты ведь слышал о нем? Видел по телевизору снимки, переданные им с Марса?

— Ну, да, — ответит Дима.

— Так вот: с ним беда. Он перестал отзываться на запросы. А о тебе и твоих уникальных способностях знает уже весь мир! Сейчас ведь информация разносится с космической скоростью, и когда сообщение о тебе кто-то запостил в Интернет, наш админ его подхватил, и у нас на сайте NASA только за один день свыше ста миллионов просмотров! Нам нужна твоя помощь, Дима. Дмитрий Иванович, нужно срочно лететь на Марс! Но мы тебе обещаем: твоего папу с этой буровой мы вытащим сами, NASA знает об этой проблеме — туда уже снаряжен самолет с бригадой спасателей. А ты помоги нам, пожалуйста, с нашим «Curiosity», с нашим «Любопытством». Для всего человечества это очень важно! Ты ведь и сам немножко «curiosity», да?..

— Хорошо, — ответит на это Дима. — Если для всего человечества, то я, конечно, согласен. Но только...

— Что — только? — насторожится голос.

— Только если мама меня в космос одного отпустит. Потому что женщин в такое трудное путешествие брать нельзя!


Луноход

— Да. Об этом мы не подумали, — признается голос.

— Вот именно! — заметит мама.

— А если с Петром Ивановичем?.. — предложит Дима.

— С Петром Ивановичем? — голос оживится. – Это с каким еще Петром Ивановичем? А, понятно: Индия, письмо, да? Хорошо. Пусть будет Петр Иванович. Он тебе поможет в случае чего. А мы ему оплатим командировочные расходы и суточных дадим.

— Он на эти суточные себе в магазине конструктор купит. Он давно о нем мечтает! — обрадуется за друга Дима.

— Он купит себе хоть десять конструкторов! – ответит голос.

— Маленького мальчика? Одного? На Марс?!! – наконец строго спросит мама.

— Но ведь с Петром же Ивановичем! — пискнет голос.

— Это почти все равно! Вы бы своего ребенка отпустили?

— Но ведь это для всего человечества!!! И с Петром Ивановичем! Ваш Дима станет первым марсонавтом Земли! Они оба! Оба Ивановича станут первыми марсонавтами! Совершенно безвыходное положение! NASA гарантирует им безопасность на всем протяжении полета! В таком случае мы пойдем даже на то, чтобы поменять название нашей истории для канала «Discovery»! — продолжает голос. — У нас ведь она сейчас как называется? — «Маленькое кругосветное путешествие», да? А мы расширим рамки и назовем его «Маленькое космическое путешествие»! И никак не меньше!

Прямо в воздухе перед Димой возникнет проекционный экран с «картинкой» Марса, и голос Сири скажет: «Марс — четвертая по удаленности от Солнца и седьмая по размерам планета Солнечной системы; масса планеты составляет 10,7 % массы Земли. Названа в честь Марса — древнеримского бога войны…»

— Погодите все! — перебьет ее Дима. — А давайте-ка лучше сделаем так: мы сначала все-таки слетаем на буровую, к нашему папе. Ну, а уже потом на Марс. А все человечество немного подождет. Да? Продолжай, Сири!

Чиновнику из NASA нечего ответить на это Диме, и он смолчит. А к путешественникам молча и бесшумно (чтобы не помешать рассказу Сири про Марс) присоединится Петр Иванович, далекий друг Димы из Индии…

НО ЭТО СТАНЕТ НАЧАЛОМ СЛЕДУЮЩЕЙ ЗАХВАТЫВАЮЩЕЙ ИСТОРИИ.



Марс

Вариант подготовлен автором специально для журнала «Костер».




Андрей Зинчук
Художник Ольга Маркина
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017