На главную Rambler's Top100
Октябрь 2015 г.


ОКТЯБРЬ 2015 года

Герои неземных стихий

Герои неземных стихий С ПАРАШЮТОМ ШАРЛЯ ЛЕРУ

«Варшавский аэронавт»

Первым «варшавским аэронавтом» стал Иосиф Дзиковский. Газеты писали, что ему не более тридцати пяти лет, и до того, как увлечься воздухоплаванием, он работал наборщиком в типографии.

Сообщалось, что он приобрел шар и парашют Шарля Леру, усовершенствовал последний и в Петербурге под наблюдением «офицеров воздухоплавательного батальона» весьма успешо произвел свои пробные полеты и прыжки.

Первый публичный полет Дзиковского был назначен на воскресенье, 19 мая 1891 года «из загородного сада “Марцелин” за Бельведерской заставой». Несмотря на высокую стоимость входных билетов, зрителей на месте взлета, вокруг шара, собралось несколько тысяч, а ближайшие улицы и площадки возле сада были загромождены частными экипажами. «Такое громадное стечение публики, — писала газета “Варшавский дневник”, — может быть объяснено и тем, что аэронавт является согражданином варшавян и что первый публичный опыт он решил начать в родном городе».

Дзиковский взлетел почти в точно обещанное время — около восьми часов вечера. Парашют его был прикреплен не на боку шара, не по способу Леру, а под ним. Сам же аэронавт висел еще ниже, на стропах парашюта. Когда после благополучного прыжка и приземления на ближайшей поляне Дзиковский возвратился в сад, то удостоился, по словам газеты, «таких восторженных и даже неистовых оваций, какими награждаются немногие». В толпе кричали, что «Дзиковский во всех отношениях превзошел Леру». Через неделю, 25 мая, Дзиковский повторил полет из того же сада. И опять его ждал не меньший успех.

«Воздушные экскурсии»

Все лето аэронавт готовился к турне по России. Его выступления начались в Нижнем Новгороде, где Дзиковский в августе 1891 года совершил два полета с ярмарочного ипподрома, и продолжились в Москве.

Взлет монгольфьера с аэронавтом-парашютистом

Полеты в Первопрестольной были намечены из сада «Эрмитаж» (в котором больше года назад так неудачно «выступил» Леон Аэр). Вот что писал корреспондент газеты «Новости дня» о Дзиковском перед первым его полетом в Москве 1 сентября: «Было очень холодно. Публика невольно ежилась и с нетерпением ожидала полета. Шар, казалось, готов, парашют прикреплен — нет только самого героя дня. Но вот и он. В красной фуфайке, украшенной каким-то бантом, в кепи австрийского образца — он сразу приковывает к себе внимание. В его фигуре нет ничего, что намекало бы на “высокое стремление”. Нет ничего воздушного. Совершенно даже напротив. Просто “коротенький” человечек с большими усами и некоторым предрасположением к полноте. В лице ни тени беспокойства. Спокоен, убийственно спокоен».

В Москве Дзиковский поднимался трижды. Корреспондент газеты попросил аэронавта рассказать о том, как он готовится к своему выступлению. Оказалось, что накануне и в день полета воздухоплаватель долго спит. Почти ничего не ест. За несколько минут до пуска шара выпивает большую рюмку коньяку. А потом, увидя старт шара и прыжок Дзиковского с парашютом, репортер с восхищением писал: «Все это проделывается с такой безукоризненной ловкостью, такой беззаветной смелостью, которым нельзя не удивляться».

Прыжок с парашютом Иосифа Дзиковского в Петербурге летом 1892 года

И чувство удивления неизменно возникало, где бы ни совершал свои полеты отважный аэронавт. Тем более что опасные моменты были, и не раз. Например, в Киеве, в октябре 1891 года, уже в воздухе закрутились стропы парашюта. Отделяться от шара было рискованно, парашют мог раскрыться не полностью. С земли, с Печерского плаца, откуда взлетел шар, было заметно, как, находясь на большой высоте, смельчак борется с неполадкой.

«Публика видела всю затруднительность положения аэронавта, — писала газета “Киевлянин”, — многие уже были уверены в неизбежности трагического исхода воздушной экскурсии». Но Дзиковскому удалось раскрутить стропы и благополучно опуститься с парашютом. В Новочеркасске он чуть не погиб, поскольку парашют раскрылся, как писала местная газета, лишь «в нескольких саженях от земли».

Блистательный Санкт-Петербург

Турне Иосифа Дзиковского продолжалось и в 1892 году. На его счету было уже около сотни прыжков. Со своим монгольфьером он побывал в Харькове, Екатеринославле, Ростове-на-Дону, Воронеже и других городах. Наконец, в середине лета он приехал демонстрировать свое бесстрашие в столицу, в Санкт-Петербург.

Местом взлета стал сад «Аркадия», тот самый, из которого в июне 1889 года совершил свой единственный в Петербурге полет безвременно погибший потом американец Шарль Леру. Пожаловаться на невнимание столичной публики Дзиковский никак не мог. В день его первого полета, 14 июля, народу в саду собралось много. Среди зрителей были замечены воздухоплаватель Рудольф, в свое время увеселявший петербуржцев своими полетами, и знаменитый начальник русской военной аэронавтики, тогда штабскапитан, а в будущем генералмайор А. М. Кованько.

С парашютом Дзиковский опустился на Каменном острове, на чьей-то даче, сев прямо на дерево. Когда же он возвращался в «Аркадию», по всей дороге его приветствовали аплодисменты, а уж в самом саду загремели настоящие овации. «Через несколько минут, — писала газета, — Дзиковский уже восседал за столиком ресторана и пил шампанское с директором сада, празднуя благополучный исход своего смелого воздушного путешествия».

После 1892 года имя Иосифа Дзиковского было совершенно забыто. Как сложилась его дальнейшая судьба — неизвестно.

Коллаж художника Елены Эргардт


Геннадий Черненко
Художник Елена Эргардт
Страничка автора Страничка художника




Шахматная школа «КОСТЕР»

Обучение игре в шахматы детей с 4 лет
Адрес: Мытнинская ул., д.1/20

Тел.: 921-62-10 Информация




© 2001 - 2018