Детский журнал Костер

Октябрь 2001 года

Журнал Костер. Октябрь 2001 года

СОДЕРЖАНИЕ номера журнала «Костер»


ГОРОД БЕЗ КАРТЫ

Кроме белых ночей и близости к морю, северный город Кемь сближает с Петербургом то, что этот город, как и наш, расположен в устье реки, причем на разных ее берегах. Памятник деревянного зодчества Успенский собор находится на Лепострове. По одной из версий, название происходит от слова "лепо" - красиво, "красивый остров". Именно отсюда начиналась застройка города, а сейчас эту островную часть называют "старым городом". Некоторым домам здесь по 150 лет и даже немного больше.

Велика Россия...

На старинных картинах Х1Х века можно видеть собор на фоне крепостной стены с башнями. Сейчас вокруг него растут деревья, стоит небольшая деревянная оградка. Дальше - река. Но крепостные стены тут действительно были. В 1657 году Соловецкий монастырь выстроил здесь двухэтажный острог, окруженный крепостными башнями, вооружил его пищалями и пушками. Нужно было обороняться от набегов шведов, которые разоряли принадлежавшие тогда Соловецкому монастырю кемские земли. Острог находился на острове между двумя рукавами реки Кемь (у города и реки одно название) и закрывал неприятелю путь вверх по реке. Башни, окружавшие острог, были рубленые, деревянной была и вся крепость. Сегодня от нее ничего не осталось, последняя башня простояла до Х1Х века.

Разрастаясь, город перекинулся через реку, в основном на левый берег, там сейчас вдоль нескольких заасфальтированных улиц выстроились пятиэтажки. Куда ведут дороги, где заканчивается город и начинаются деревни, куда придешь, если отправишься вдоль берега? Очень нужна была карта. Но ее не было даже в библиотеке. Мне сказали: "Зачем вам карта? Город у нас маленький, идите всегда прямо и не заблудитесь". Заблудиться в городе и впрямь трудно. Здесь всего 25 тысяч жителей. Небольшие домики, над которыми возвышаются маковки Успенского собора и телебашня. Город построен на холмах. В центре, у рынка, высится гранитная глыба. Если забраться на самый верх, то окажешься выше крыш, оттуда особенно хороший вид: город внизу выглядит островком кое-как благоустроенной жизни в море карельских лесов. Правда, Белого моря оттуда не видно, до порта 8 километров, зато острова кажутся настоящими горами, они намного выше всех здешних холмов.

Когда-то давно в этой местности жили племена карелов и лопарей, они строили легкие выносливые суденышки, надежные и на море, и на реке. Постепенно здесь стали появляться новые лица, вытесняя местные народы от берегов к лесу. Русские устраивали свои тони - места сезонного лова рыбы, осваивались на богатых ягодой и зверем лесных берегах. В ХУ веке Кемь (что означает "большая вода") была волостью посадницы Великого Новгорода Марфы Борецкой. В 1450 г. она подарила эти земли Соловецкому монастырю вместе с солеварнями, которые приносили большие доходы своим владельцам. Важное событие произошло в Кеми при правлении Екатерины П, которая, желая упорядочить управление государством, провела губернскую реформу. В результате Кемь в 1785 году стала уездным городом Олонецкого наместничества, а еще немного позднее, когда Екатерину сменил ее сын Павел, в 1799 г. Кемь была причислена к Архангельской губернии.

Городу нужен был герб, и 1 октября 1788 г. для Кеми был утвержден щит голубого цвета, и в этом голубом поле по краю пущен сделанный из жемчуга венок. Голубой цвет, понятно, связан с рекой. А при чем тут жемчуг? Дело в том, что здесь в реках добывали раковины, из которых доставали жемчужины. В основном, жемчуг шел на продажу. Но и местным красавицам оставалось на наряды. В кемском краеведческом музее сохранился праздничный кокошник (долго лежал он в сундуке одной местной жительницы, пока не передала она его в дар музею). Этот головной убор весь расшит жемчугом. Не все жемчужинки одинаково ровные, не все одного размера - ракушки ведь не станок. Такой кокошник украшал головку не столбовой дворянки, а дочки купца или рыбака.

Рыбный промысел здесь был самым главным. Интересно, что в древние времена, уходя в море, рыбаки обязательно брали с собой сказочника. Они полагали, что хорошая сказка может усыпить бдительность морского хозяина: заслушавшись, он уснет, а оставшаяся без присмотра рыба попадет в сети. Сейчас рыбу тоже ловят, но не так много. И все же на стенах домов часто можно видеть вывешенные на просушку сети, а вдоль всего берега - привязанные лодки.

Многие здесь живут в деревянных домах. Они не отличаются красотой, зато добротные, крепкие. Бревна, из которых их строили, не красили, а промазывали тюленьим жиром. И по сей день стоят дома, построенные в Х1Х веке. То, что в них сохраняются русские печи, понятно: зимой без них в этих краях не согреться. Купцы селились в двухэтажных домах, на первом этаже они держали торговые лавки. Вдоль берегов дома самые старые. Строиться-то начинали поближе к реке: легко ли поднять ведра с водой на высокий берег, а, поднявшись, еще и долго шагать к дому? Здесь, в старых деревянных домах, и сейчас жизнь идет по старинке. Точно так же женщины спускаются за водой, а для стирки идут на специальные деревянные мостки. На них приходят с полными тазами белья, иногда приводят с собой ребятишек. Малышня брызгается водой, вымокает с головы до ног. После такой стирки их самих впору стирать. Кстати, воду из реки можно пить. Один старичок сказал мне, что всю жизнь пил кемскую воду и никогда не болел, а сейчас ему уже 70 лет. С экологией в Кеми все в порядке: воздух чистый, свежий, после питерского дыма даже днем от него клонило в сон.

Я мало говорю о жизни в современных домах, но она там не сильно отличается от той, к которой мы привыкли. Для праздников, дискотек и торжеств есть Клуб железнодорожника, в городе очень многие работают на железной дороге. Есть в Кеми одно занятное развлечение: по вечерам действует специальная телефонная линия, по которой могут сразу разговаривать несколько человек. Нужно набрать определенный номер - и можешь болтать в компании.

Жизнь города сейчас во многом зависит от гидроэлектростанци й, они дают не только свет, но и работу. Их построили в советские годы, и еще с тех времен на одном из домов остался плакат: "Кемь, покорись человеку!" Но не смелым приказом сильнейшего, а просьбой звучат сегодня начертанные на плакате слова. Случись, не дай Бог, чего с ГЭС - четырех часов хватит, чтобы от города и следа не осталось.

Бродить здесь по берегам реки самое большое удовольствие. Несмотря на близость домов, места кажутся пустынными. С высоких берегов до воды доносятся не все звуки. Порой бежишь по раскиданным здесь валунам почти в тишине, только шумит ударяющаяся о камни вода. Река манит, зовет идти дальше, вверх по течению. И чем дальше уходишь от города, тем быстрее хочется идти. Русло становится извилистым, все гуще и выше поднимается лес. Что там? Говорят, есть красивейшие деревни, а на островах лесных озер живут женщины, которые сами прекрасно рыбачат, и с веслом управляются лучше мужчин.

Я провела в Кеми две недели. Не стоит думать, что за такой срок можно полностью узнать маленький город. Конечно, порой казалось, что исходила его вдоль и поперек, уж смотреть нечего, но всегда оказывалось, что чего-то еще не доглядела. Уже перед отъездом увидела улочку на Лепострове, по которой еще не ходила. И наверняка, немало таких осталось! Мне теперь очень хочется увидеть Кемь зимой, снова посмотреть на башни Успенского собора, возведенные мастерами так, что с какой точки ни смотри - никогда не сливаются, узнать, наконец, как же все-таки живут здесь, когда север полностью вступает в свои права.

Даша Губарева


Конкурсы