Детский журнал Костер
РУБРИКИ ЖУРНАЛА «КОСТЕР»

Октябрь 2001 года

Журнал Костер. Октябрь 2001 года

СОДЕРЖАНИЕ номера журнала «Костер»


Аптека для души

В рубрике "Аптека для души" известные писатели и поэты рассказывают вам о своих любимых книгах. А какие они сами - писатели, что за люди? Предлагаем вам рассказ Татьяны Рудыковской о Корнее Ивановиче Чуковском, записанный со слов Валентина Васильевича Бабкина. Ему довелось лично встречаться с писателем и знать его как обыкновенного человека, способного совершать ошибки и умеющего их исправлять.

Дело было так: одарённых детей из школьных кружков собирали в клуб любителей поэзии в Ленинградском Городском Дворце Пионеров им. А.А.Жданова. Однажды руководительница сказала: "Ребята, завтра к нам придет сам Корней Иванович Чуковский".

Корней Иванович читал ребятам лекции по теории стихосложения. В качестве домашнего задания давал слова и рифмы - к следующему разу написать стихи. Потом их разбирали. Много было подражательных – под Пушкина, под Лермонтова… "Да, надо учиться у других, - говорил Корней Иванович, – но должно быть свое лицо, делайте стихи "под себя". Корней Иванович рассказал о Маяковском, как тот советовал молодым поэтам "делать стихи не под Маяковского, а под себя".

Всего таких занятий было три. На последнем, уже почти летнем, Корней Иванович не стал ничего "преподавать", просто разговаривал с ребятами и просил задавать вопросы. Валина бабушка недаром звала своего внука "Везде на гвозде!" Инициатива так и рвалась наружу. Бабкин поднял руку: "Корней Иванович, вот Вы нас стихи учите писать, а я давно не читал Ваших стихов. Чем это объяснить?"

Шел 1938 год. Сказку Чуковского "Тараканище" кто-то счел пародией на И.В.Сталина, и автора больше не печатали. Валентин и предположить такого не мог!

Корней Иванович как-то изменился в лице: "Кто это тебя сюда подослал, юный провокатор? А ну, выйди вон!"

Корней Иванович взял Валю за воротник пиджачка и вывел в коридор. Мальчик передернул плечами, как бы вырываясь – не очень-то и хотелось! – и побежал на улицу. Трамвай № 12 медленно взбирался на горб Аничкова моста. Догнать и впрыгнуть на подножку не составило труда. Валя стоял на площадке, нижняя губа слегка оттопырилась. Было обидно: за что?

Через два дня заместитель директора Дворца пионеров рано утром приехал к Бабкиным домой. Родители уже ушли на работу.

- Поехали во Дворец, Валя. Корней Иванович хочет перед тобой извиниться.

Корней Иванович ждал в кабинете. Когда они вошли, он спросил: "А другие ребята будут? Дело в том, что я обидел его при всех, и при всех должен извиниться".

- Других ребят не будет, все разъехались на лето.

Корней Иванович повернулся к Валентину:

- Извини меня, пожалуйста, я несправедливо тебя обидел. Так простишь или мне на колени перед тобой встать?

- Ну, что Вы! Ещё голова закружится, упадете, а нам Вас не поднять, вон Вы какой большой!

Все засмеялись.

- А что, Валя, хочешь на машине прокатиться? - задорно спросил Корней Иванович.

- Можно, - солидно ответил Валя, а сердце у него так и запрыгало.

Автомашина у Корнея Ивановича была большая, черная, с открытым верхом. Чуковский сам сел за руль, Валя - рядом. И они понеслись. Родителей дома не оказалось.

- А что, Валя, не хочешь ли ты ко мне на дачу прокатиться, в Куоккалу?

- Так это ж заграница! Кто нас туда пустит?

- Заграница. А нас пустят.

- Поехали!!!

Корней Иванович написал записку родителям, что берет Валю к себе на дачу и назавтра вернет в целости и сохранности и подписался: поэт Корней Иванович Чуковский.

И вот открытая автомашина несется по Выборгскому шоссе к Белоострову, где по реке Сестра проходит граница с дружественной капиталистической страной Финляндией. Дух захватывает. Мелькают стволы деревьев, петляет дорога, а рядом за рулем сам знаменитый поэт в какой-то цветной немыслимой футболке. Стоп! Будка пограничника. Полосатый шлагбаум. Автомашина остановилась. Улыбающееся курносое лицо. Ладонь у козырька: "Здравия желаю, Корней Иванович! Счастливого пути!"

На другой стороне моста тоже будка, тоже шлагбаум, тоже улыбающееся лицо с белесыми бровями, тоже ладонь у козырька. Что-то говорит по-фински. Два слова понятны: Корней Ифанофич!

И все. Вот она, заграница! Возле дачи их встретила финка, или, как тогда говорили, чухонка, в белом переднике с кружевами. Она тоже улыбалась. Из окон кухни пахло жареным.

- Пирожки любишь? - весело подмигнул Корней Иванович.

- Оч-чень!

А пирожки тоже были веселыми, их было много: и с мясом, и с капустой, и с черникой. Потом Валя и Корней Иванович купались в заливе, гуляли по берегу.

Утром Корней Иванович на машине довез Валю до границы, купил ему билет на поезд, сдал на руки проводнику и попросил усадить мальчика в трамвай № 23 у Финляндского вокзала.

Корней Иванович крепко пожал Вале руку на прощанье.

Паровоз загудел, вагон вздрогнул, и высунувшись в окно, Валя долго еще видел на платформе высокую фигуру с поднятой рукой.


Конкурсы
НОВОСТИ САЙТА