Детский журнал Костер
Сентябрь 2020 г.


Сентябрь 2020 года



Премьера книги
Александр РОМАНОВ

Александр РОМАНОВ



Виктор Виртуальный

Пора было это, наконец, сделать. Показать им всем чего он, Виктор, стоит. Побить собственный рекорд, потом рекорды остальных игроков. Выбиться в десятку лучших, попасть в таблицу рейтинга на главной странице игрового сервера. Но для того чтобы осуществить задуманное, нужно было в игре буквально жить. Как сделать так, чтобы быть одновременно и там, и в реальности? Присутствовать в школе и при этом оставаться дома?

– Ничего не получится, – сказал Антон, когда Виктор изложил ему свой план. – Ну, удастся тебе продержаться максимум пару дней, а потом они всё поймут и спохватятся. Они же не идиоты.

— Всё получится! – уверенно сказал Виктор.

– Что у нас с Васнецовым? – первым делом спросила, не увидев Виктора на своём первом уроке, классный руководитель Светлана Сергеевна.

– Он заболел, Светлана Сергеевна, – сказал Антон.

– Опять всю ночь проиграл и проспал? – устало спросила она.

– Он правда заболел, Светлана Сергеевна.

– Почему родители не позвонили? Ладно, позвоню им сама.

– Не надо, Светлана Сергеевна, – сказал Антон, подумал: дурацкий всё-таки план. – Васнецов заболел, но будет присутствовать.

– Как это? – Светлана Сергеевна взглянула на Антона поверх очков. – В виде святого духа?

Антон указал на висящий в углу класса монитор с выведенным на него изображением с классной видеокамеры – такие были в каждом кабинете.

– Если вы разрешите, Светлана Сергеевна, – сказал Антон. – Он не хочет пропускать. Тема сложная, догонять потом будет трудно. Он будет присутствовать виртуально.

– Ну, не знаю… – засомневалась Светлана Сергеевна. – Если он действительно болеет... А ему можно? А если у него температура? И, в конце концов, обучение у нас пока очное!

– Можно, можно, Светлана Сергеевна, не переживайте! У него обычная ОРВИ, это ему из дома выходить нельзя и появляться в классе, чтобы никого не заразить.

– Ладно, – согласилась она.

Антон отправил сообщение, в углу монитора появилась картинка с веб-камеры домашнего компьютера Виктора. Часть стола, угол кровати, дверца шкафа, сам Виктор, сидящий на стуле с шеей, перемотанной пуховым платком, и глазами цвета томатного сока. Виктор помахал рукой. Знаком показал, что говорить не может, но может слушать.

– Как себя чувствуешь, Васнецов? – спросила Светлана Сергеевна.

– Нормально, Светлана Сергеевна! – сказал за него Антон.

Виктору даже маскироваться особо не пришлось – намотал платок, напустил несчастный вид, а глаза у него и так были красными после бессонной, проведённой в игровом онлайн-рейде ночи.

– Ладно, Васнецов. В виде исключения. Слушай и записывай. Но если почувствуешь себя плохо, немедленно отключайся и ложись! А то ещё температура подскочит. Или осложнения получишь.

– Не беспокойтесь, Светлана Сергеевна, с ним всё будет нормально! – сказал Антон; хотел добавить: «Вы же знаете нашего Виктора, он напрягаться без особой нужды не станет», – но подумал, что такого сейчас говорить, пожалуй, не стоит. Учитель истории Пётр Петрович сказал:

– Молодец, Васнецов! Смотрите, учитесь! Человеку плохо, но он не сдаётся! В моё время все были такими! Уважительным поводом для того, чтобы пропустить школу, могла быть только смерть!

– Ты что, бегать-прыгать тоже будешь виртуально? – спросил Васнецова физрук Карл Семёнович. – А оценку я тебе как буду ставить? Он не разбирался и потому недолюбливал всё, что было связано с компьютерами и высокими технологиями.

– Болеешь – сиди дома, – проворчал он. Впрочем, присутствовать виртуально всё-таки разрешил.

Ной Александрович, преподаватель информатики, ничего не сказал, просто молча кивнул.

– Всё к этому идёт, – сказала, вздохнув, ведущая у них географию завуч Ильзара Борисовна. – Скоро ученики будут присутствовать в школе виртуально, а сами школы закроют. И занятия мы будем вести виртуально. То есть не мы, а виртуальные учителя. Как на некоторых нынешних курсах. А нас возьмут и уволят.

– Ну как, поверили? – спросил Виктор, когда Антон зашёл к нему после школы.

Антон кивнул.

– А я уже на сорок девятом месте! – сообщил довольный Виктор.

– Поздравляю!

Ещё вчера он был на девяносто шестом.

Антон посмотрел на приятеля и вздохнул. Умный, а занимается ерундой. На самом деле в виртуальном окне монитора был не Васнецов, а его виртуальная копия. Управляемое написанной Виктором программой изображение.

– Ничего ведь особо делать не надо, – объяснил он. – Говорить не надо – голоса по причине простуды у меня нет... Писать? Всё равно никто на таком экранчике не различит, пишу я там или нет... Ну иногда кивать и менять положение. Кашлять, чихать... Ерунда!

Все движения он заранее записал, всё внёс в программу.

– А если тебя о чём-нибудь спросят? Не вечно же ты будешь безголосым!

– На этот счёт у меня есть уже пара мыслей. Я тут набросал кое-какой алгоритм. Скоро он у меня и отвечать на вопросы будет, и ещё и к доске ходить.

Антон скептически хмыкнул.

Программы-боты, умеющие изображать якобы сидящего по ту сторону экрана человека, существовали давно, но ни одна из них не была способна имитировать его убедительно достаточно долгое время. Даже человек неискушённый довольно скоро понимал, что беседует просто с программой.

– Может, твоя программа и учиться за тебя будет? – спросил Антон. – Закончит школу, сдаст ЕГЭ, поступит в институт? Отучится, потом выйдет за тебя на работу. Сделает карьеру. Создаст семью. Детей будет воспитывать.

– Зря смеёшься, – сказал Виктор. – Скоро и такое станет возможным.

Антон и не смеялся. Ему вдруг стало не до смеха. Он представил всё так отчетливо: Виктор виртуальный заканчивает школу, потом институт, воспитывает детей – виртуальные копии, которые занимаются тем, что ходят в рейды и громят игровых боссов. Делает карьеру в учреждении, которое в реальности существует только формально, с такими же виртуальными, играющими в игры сотрудниками. У него виртуальная жена – изображение в квадратике в углу монитора...

Антону стало вдруг нехорошо, и он чуть было не отказался от участия во всём этом безобразии.

– Пусть попривыкнут, – сказал Виктор. – И приступим ко второму этапу.

Через пару дней его копия уже умела кивать или отрицательно мотать головой в соответствии с ответом на заданный всему классу учителем вопрос и вести записи в тетради тогда, когда их вели остальные.

– Ничего сложного, – сказал симулянт. – Такое уже давно используют. Просто не совсем в таком виде, как у меня.

– Эй, Витёк, где мой плеер? – на четвертый день спросил виртуального Виктора одноклассник Миша Козлов. – Я всё понимаю, но ты обещал мне вернуть его ещё две недели назад. Специально там симулируешь, чтобы не возвращать?

– Ну что ты привязался, Козлов, не видишь – человек болеет?! – спешно вмешался Антон. – Выздоровеет – и всё тебе принесёт!

Виктор на экране вдруг повернулся, посмотрел Козлову прямо в глаза, и хрипло сказал:

– Отвали, слышь, Козлов! Ничего с твоим плеером не случится! Сказал – принесу!

Антон обалдело уставился на монитор. Не может быть, чтобы это был «алгоритм». Вероятно, по счастливой случайности это оказался сам Виктор.

Козлов пожал плечами и отошёл – ответ его как будто устроил.

– Понравилось? – спросил Виктор Антона, когда тот пришёл после школы к нему. – Я ж говорил. Она у меня теперь сама обучается. Пришлось, конечно, повозиться, и из-за этого я сейчас всего лишь на двадцать восьмом месте, пришлось записать целую кучу дублей-фрагментов, зато теперь никакими Козловыми меня врасплох не застать. Ну-ка, давай, спроси меня, то есть его, что-нибудь!

Антон принялся спрашивать. Виктор экранный отвечал быстро, уверенно, ответы иногда повторялись, но в целом, как говорится, все были «в тему».

– То ли ещё будет! – ухмыльнулся довольный реакцией приятеля Виктор. – С ответами у доски, конечно, сложнее, но, думаю, с этим я справлюсь.

– Как себя уже чувствуешь, Виктор? – на шестой день болезни спросила Светлана Сергеевна.

– Нормально он себя чувствует, Светлана Сергеевна! – поспешно сказал Антон. – Уже лучше, но пока не говорит.

– Светлана Сергеевна, здрасьте! – неожиданно просипел симулянт. – Горло болит, но уже не так сильно. И в теме я разобрался. Не знаю, как бы я это делал, если бы не присутствовал. Сам я, наверное, ничего бы не понял. Вы хорошо объясняете!

– Хорошо! Рада, что ты разобрался!

Светлана Сергеевна заметно покраснела.

Антон понял, что сидит, открыв рот.

– Ты меня обманул! – сказал он, придя к Виктору вечером. – Это был ты! Так?

– Ха! – не отрываясь от игры, сказал симулянт. – Проверь! Представь, что ты Светлана Сергеевна, задай мне вопрос.

Антон задал вопрос, следом ещё один. О том, что перед ним ненастоящий Виктор, можно было определённо утверждать только спустя четверть часа, и то только потому, что он знал, что это не Виктор, а бот, и задавал нужные вопросы. Если бы на его месте была Светлана Сергеевна, она бы не догадалась.

– Ерунда это всё! – махнул Виктор рукой. – Всё это давно всем известно. Я только произвёл некоторую, кхм... компиляцию. Зацени лучше, какая у меня нынче броня. А сила удара, а?

– Ну что, кто готов отвечать? – спросила на следующий день Светлана Сергеевна. – Тема сложная, я понимаю, но...

– Я готов, – потянул руку на увеличившемся во весь экран изображении Виктор.

Голос у него был всё ещё хриплым, глаза красными, как у вампира.

– Виктор? Думаю, не стоит форсировать события. На время болезни ты у нас слушатель.

– Светлана Сергеевна! – у Виктора был очень уверенный вид. – Разрешите! Пожалуйста!

– Ну-у… Если ты так хочешь.

«Всё-таки он настоящий», – думал Антон, глядя, как его друг отвечает. И морочит голову не им, а Антону.

– Молодец, Васнецов! – с чувством сказала Светлана Сергеевна, когда Виктор закончил. – А теперь отдыхай!

– Вот человек! – торжественно произнес Пётр Петрович, когда Виктор закончил рассказывать о предпосылках возникновения современных производственных отношений. – Болеет, но не сдаётся! Учитесь у Васнецова!

А завуч Ильзара Борисовна даже при всех прослезилась. Назвала Васнецова настоящим героем.

Один физрук не проникся всеобщим восторгом и после того, как Виктор оттарабанил ему таблицу ГТО нормативов, спросил, не пора ли тому уже перестать симулировать и посетить, наконец, урок физкультуры?

– Я человек-невидимка, – сказал Виктор Антону. – Я там, но при этом я здесь. И делаю всё что хочу! И никто ничего не понимает!

– Они ведь тебе, блин, поверили! – сказал Антон, перед глазами которого стояло восторженно-обеспокоенное лицо Светланы Сергеевны и мокрые глаза Ильзары Борисовны.

– Так и было задумано! – Виктор довольно ухмыльнулся. – И я уже – ты представь! – на восемнадцатом месте.

В течение следующей недели «Виктор» отвечал у доски ещё трижды, успешно решил две контрольные, три самостоятельные и успешно справился с лабораторной по химии. Пуховый платок он сначала заменил полотенцем, а потом убрал и его. Голос у него стал нормальным, стаканы с лечебными настойками и таблетки со стола постепенно исчезли.

Этап привыкания, по мнению Виктора, продвигался успешно, такими темпами скоро все окончательно привыкнут к нему виртуальному и забудут о существовании его настоящего. Он был как будто бы в школе, но при этом был дома. Ему, конечно, приходится тратить время и силы на записи своих ответов и выступлений и самому решать все контрольные и самостоятельные – к сожалению, его программа ещё не настолько умна, чтобы справиться с этим сама, но рано или поздно он разберётся и с этим вопросом.

– А если они вызовут в школу родителей? – спрашивал Антон.

– Ничего страшного, – сказал Виктор. – У меня всё предусмотрено. Родители как будто бы в экспедиции. И смогут явиться только по видеосвязи.

Первым, спустя почти месяц, «проснулся» учитель информатики Ной Александрович.

– Врач порекомендовал мне пока побыть дома, – сказал ему Виктор (то ли копия, то ли оригинал; даже зная его лучше, чем все остальные, определённо сказать, кто сейчас на экране, Антон не мог).

– Что значит «порекомендовал», Васнецов? – сухо спросил Ной Александрович.

В отличие от остальных он сдержанно относился к проявленному Виктором энтузиазму: желанию, несмотря на болезнь, присутствовать на уроках виртуально.

– Во избежание осложнений, Ной Александрович, пока организм не окрепнет.

– Итак, Васнецов, – начал вызвавший к себе Виктора, то есть активировавший с ним виртуальную связь директор Леонид Алексеевич. – Как там наши дела?

– Нормально, Леонид Алексеевич. Я почти уже «на коне». Набираюсь сил, готовлюсь на выход.

– Хорошо. Но прошло уже четыре с лишним недели.

– У меня осложнения, Леонид Алексеевич. Ничего страшного, но нужно ещё чуть подлечиться. Но я присутствовал виртуально. Чтобы не отставать.

– И даже успешно справлялся с заданиями, отвечал у доски, решал все задачи, – Леонид Алексеевич прищурился. – И твоя успеваемость, Васнецов, как ни странно, при этом значительно выросла.

Успеваемость Виктора действительно выросла. За четыре недели ни одной тройки или даже четвёрки. При том, что средний балл у него всегда был в районе трёх с половиной.

– Это что, разве плохо? – Виктор сделал вид, что обиделся. – Я просто не хотел отставать.

– Ладно, Васнецов, – Леонид Алексеевич как будто смягчился. – Всё с тобой ясно. Давай, выздоравливай и выходи. И чтобы были все справки. Иначе – родителей в школу. И поставим вопрос о твоём исключении!

– Программа – огонь! – сказал Виктор, когда Антон закончил смотреть запись его разговора с директором. – Готовлю её сдавать итоговые контрольные. Думаю, она справится.

– А как же Светлана Сергеевна? – спросил друга Антон. – А Пётр Петрович?

– При чём тут они?

– Да так, ни при чём...

Антон вздохнул – ну как ему объяснить? Они ведь волнуются. Они ему верят и готовы верить и дальше.

– Я уже на одиннадцатом месте! Ещё немного – и я в первой десятке. И посмотри, какая броня! А меч! А посох! Да я теперь гроза сервера!

Антон только хмыкнул. Гроза сервера он. Меч у него. Посох. А совесть? Она у вас где? И в каком виде? Какого уровня?

Так бы, наверное, продолжалось ещё долгое время, возможно, Виктор и правда отправил бы на контрольные свою виртуальную копию, если бы не случайность: Ной Александрович встретил на улице Витиного отца.

– Светлана Сергеевна за тебя очень просила! – закончил свою речь перед лично вызванными Виктором и его отцом Леонид Алексеевич. – Поэтому мы даём тебе возможность исправиться! Или за оставшиеся полторы недели ты всё наверстаешь, выполнишь все самостоятельные и контрольные, или... Останешься на второй год! Ты всё понял, Виктор?

Обе контрольных по алгебре Виктор решил за половину отведённого ему на них времени, и обе – на «пять». Самостоятельную и контрольную по физике – тоже. Химия, биология, геометрия... Английский, география... Диктант по русскому, сочинение по литературе – ни одной четверки или тем более тройки.

– Вы что-нибудь понимаете, Светлана Сергеевна? – спросил Витиного классного руководителя Леонид Алексеевич. – Как такое возможно? Он же был почти троечником! Он же играл! Симулировал! Когда он успел подготовиться?

– Я говорила – он справится! – сказала Светлана Сергеевна. – Я в него верила!

– Талант, что тут скажешь! – сказал Пётр Петрович. – Способности!

Он был доволен и горд не меньше, чем Светлана Сергеевна.

– Как ты это сделал? – спросил Антон Виктора. – Опять твои виртуальные фокусы?

Он внимательно осмотрел Виктора, ожидая увидеть спрятанные наушники или что-то подобное.

– Фокусы, да… – Виктор устало вздохнул.

– Твоя программа? Ты ввёл информацию, она сделала всё за тебя? Но как ты сумел сдать все контрольные?

Виктор снова вздохнул.

– Ха! Ввёл информацию… Ничего подобного! Что ты так смотришь? Не понял?

Антон открыл рот – вдруг понял. Ну конечно! Алгоритм алгоритмом, но Виктор должен был всё для него подготовить. Сделать записи. Предусмотреть все варианты. Все до единого! Все ответы. По всем возможным вопросам. Ввести информацию со всех источников. Всё проверить! Это же какой титанический труд!

– Ха!

– Вот именно – ха! – сказал Виктор. – Так что я теперь знаю всё не хуже, чем составители учебников.

– И кого ж ты тогда обманул?

– Вот именно, – мрачно сказал Виктор. – Кого? Я понял это, когда готовился первый раз «выйти к доске». Подумал, что смогу это решить – решить программным путём, но... – Он махнул рукой. – Ну а дальше… У меня не было выбора. Я же не мог всё вдруг бросить!

Антон рассмеялся.

– Зато теперь ты круглый отличник!

– Угу, – Виктор клацнул зубами.

– А какое место в игре?

– А! – Виктор махнул рукой. – Я её бросил!

– Как это бросил!? – Антон ахнул. – Ты же так хотел стать первым! Ты пахал полтора месяца!..

– Да ну её к чёрту! – Виктор поморщился. – Надоело!

Антон не мог в это поверить. Так стремиться, вложить столько сил, буквально жить этим, а потом всё вдруг бросить!

– Я отправил свою программу на международный конкурс, – продолжил Виктор. – И мне дали третье место!

– Ого!

– И знаешь что? Я не хочу больше так...

– Как это – так?

– Ну, так… Уровень, меч и броня... Бред!

Он фыркнул.

– Столько сил, времени на кучку чёртовых пикселей!.. Глупость какая! Ерунда! Прокачать персонажа, ага! – Он показал руку. – Лучше я буду качать это! Или вот это… – Он постучал себя пальцем по лбу. – Всё, не хочу! Завязал! Не хочу быть тем, кто просто играет. Просто играть может каждый дурак. На то он, извините, и дурак, чтобы просто играть. Хочу быть тем, кто творит! Что ты смеёшься? Да, хочу быть творцом!

– Я не смеюсь! – Антон посмотрел на лучшего друга. Виктор не просто игрок, но творец! Да, такой Виктор ему нравился больше, чем тот, что был до него.

– Ладно, творец, и что дальше?

Виктор почесал подбородок.

– Есть тут идея...

– Опять человек-невидимка?

– Вроде того. Помнишь, ты говорил мне о виртуальной реальности? Ну, эта идея о замещении реального виртуальным, о корректировке видимой нами картинки?

Антон крякнул. Помнил ли он! Ещё бы не помнил! Но это были фантазии! Такое создать невозможно!

– Давай, излагай! Сначала, подробно!..

Антон вздохнул. Попробовал представить, к чему это всё приведёт, снова вздохнул и стал излагать.



Александр Романов
Художник Александр Яковлев
Страничка автора Страничка художника