Детский журнал Костер




АПРЕЛЬ 2010




СВЕЖИЙ НОМЕР


Дело не в возрасте. Ученик Моцарта
ДОН ИВАНОВИЧ. Сказка про реку Дон
Лучше, ПОТОМУ что легче. Мнения детей об электронных учебниках


АПРЕЛЬ 2010 г.
АПРЕЛЬ 2010 года

Премьера книги

Светлана ВОЙТЮК

Лифт по имени Леня
Главы из повести


КАК У ЛИФТА ПОЯВИЛОСЬ НОВОЕ ИМЯ

Лёня — хорошее имечко! Пока ты мальчишка, быть тебе Лёнькой. Подрастешь — назовут Леонидом да еще отчество прибавят. Но наш Лёня — не парнишка вовсе и не взрослый дяденька. Наш Лёня — просто лифт. Да, да, самый обычный лифт в самой обычной девятиэтажке.

Давным-давно он был молод и хорош собой. Легко, без натуги и скрипа, взлетал на девятый этаж. Сиял никелированными кнопочками, глянцевым линолеумом на полу и полировкой на стенах. Но однажды пятиклассник Лёнька вырезал ножичком на стенке лифта свое имя «Лёня». И случилось чудо: к лифту стали обращаться по имени!

«Лёнечка, будь другом, подвези, уж больно сумки тяжелые», — просили местные старушки.

«Леонид, доставьте нас на пятый этаж, пожалуйста», — произносили вежливо интеллигентные дяденьки и тетеньки. А мальчишки забирались в кабинку лифта и, воображая себя космонавтами, изо всех сил давили на верхнюю кнопку, и кричали: «Лёня, поехали!»

Малыши не дотягивались до верхних кнопок и просто говорили: «Лёня, отвези нас домой!» И Лёня поднимался на нужный им этаж. Лифт любил свою работу и очень гордился тем, что у него есть собственное имя.

Летающий лифт

КАК ЛЁНЯ ЛЕТАЛ В КОСМОС

В свободное от работы время лифт Лёня любил пофантазировать. Вчера мальчишки полдня играли в кабине лифта в космонавтов. Ездили вверх-вниз и кричали: «Взлетаем! Идем на посадку!» Вот сегодня Лёня и вообразил себя космическим кораблем, стремительно летящим навстречу мерцающим звездам. Он зажмурился и так отчетливо представил себе эту картину, что открывать глаза не хотелось. Продолжая мечтать, он поехал на девятый этаж. Вдруг неведомая сила потянула его вверх. Каким-то загадочным образом, преодолев все преграды, Лёня вылетел в открытое небо.

Потоки прохладного воздуха подхватили его. Никогда прежде он не покидал узкой шахты лифта. Лишь изредка в приоткрытую дверь подъезда Лёня наблюдал за тем, что происходит во дворе. А сейчас, замирая от восторга, он парил в воздухе, любуясь панорамой города. Серые жилые микрорайоны, упирающиеся в небо трубы заводов, перегруженные автомобилями дороги, редкие зеленые островки парков и скверов — все, абсолютно все, казалось Лёне прекрасным.

Наконец он перестал смотреть на город и полетел ввысь. «Я межпланетный корабль!» — напомнил себе Лёня. Кабинка лифта стремительно набирала скорость. И вот уже родной дом темной точкой замаячил где-то там внизу. Полет дарил Лёне волшебные ощущения, которых он никогда не испытывал у себя дома, в темной и узкой шахте лифта. Лёня без усилий управлял своей кабинкой: разворачивался влево и вправо, вертелся, как юла, и даже пару раз сделал сальто.

«Наверное, я в невесомости, — подумал Лёня, — и потому мне так легко двигаться. Я свободен! Я могу лететь, куда захочу и как захочу. А вокруг такая красотища, просто сказка!»

Как и полагается космическому кораблю, он собрался продолжить свой путь к неведомым планетам. Лёня бросил прощальный взгляд на Землю: где-то там далеко оставалась его девятиэтажка. Вдруг Лёня ощутил какое-то неясное беспокойство: что-то мешало ему забыть обо всем на свете и продолжить полет. В чем же дело? И тут он вспомнил, что сегодня утром бабушка Тася с седьмого этажа отправилась на рынок. Лёня отвез ее вниз. Баба Тася — одинокая старушка. У нее больные ноги, да и сердце пошаливает. Ходить ей тяжело. За продуктами баба Тася отправляется раз в неделю, по вторникам. Медленно идет и тянет за собой сумку на колесиках. Подняться на седьмой этаж без лифта она не сможет никогда.

Лёне стало стыдно. Он на полной скорости полетел вниз. «Скорее, скорее», — подгонял сам себя Лёня.

Вот кабинка лифта пронзила облако. Вот стая птиц испуганно захлопала крыльями, освобождая Лёне дорогу. Еще немного — и он стремительно влетел в шахту лифта.

На первом этаже, придерживая руками свою сумку-тележку, стояла баба Тася: «Лёнечка приехал! Заждалась я тебя, миленький». Лифт доставил старушку на седьмой этаж. Тяжело ступая негнущимися ногами, она выкатила из кабинки сумку. «Спасибо, Лёнечка, выручил. Помощник ты мой!» — сказала баба Тася и погладила теплой морщинистой ладошкой дверцу лифта.

Грабители в лифте

КАК ЛЁНЯ ПОЙМАЛ ВОРИШЕК

С утра у лифта Лёни аврал: ни минуты простоя. Взрослые спешат на работу, дети — в школу и детский сад. Час пик. Вот, наконец, все разъехались по своим делам.

«Как скучно я живу, — подумал Лёня. — Работа — отдых. Отдых — работа. Все как обычно, и никаких тебе приключений!» С чувством выполненного долга он собрался было вздремнуть: авось приснится что-нибудь интересное, захватывающее дух.

Вдруг в подъезд вошли два близнеца-незнакомца. Скучные, унылые лица, бегающие глазки. Одеты в одинаковые серые куртки и такого же цвета вязаные шапочки. Но лицо одного из братьев сплошь усыпано веснушками, а у другого конопушек не наблюдалось.

«Гости! К кому это в такую рань?» — подумал Лёня.

Близнецы зашли в кабину лифта и доехали до пятого этажа. Лёня любопытен, и потому остался и стал подглядывать. Веснушчатый подошел к двери двадцатой квартиры и надавил пальцем на кнопку звонка. Братец его стоял на площадке рядом с лифтом и озирался по сторонам.

Лёня твердо знал, что в двадцатой никого нет дома. Хозяйку квартиры Антонину Ивановну Лёня утром, как и обычно, проводил на работу.

Веснушчатый перестал трезвонить и загремел какими-то железяками. Дверь распахнулась, и подозрительная парочка скрылась в квартире. «Воры!» — догадался Лёня.

Антонина Ивановна из двадцатой квартиры работала бухгалтером. Свои деньги она хранила в банке. В обычной литровой банке с полиэтиленовой крышечкой, на полке между банок с вареньем и другими заготовками. Антонина Ивановна собиралась выйти на пенсию, купить на эти деньги скромную, но уютную дачу и жить там в свое удовольствие с внуками.

Воры перевернули вверх дном всю ее квартиру. На кухне достали и перебрали все мешочки, коробочки и баночки с продуктами. Вытряхнули из пакетов муку и сахар. Банку с вишневым вареньем впопыхах разбили, и оно сладкой лужицей растеклось по полу. А абрикосовое варенье — золотистое, с ядрышками от абрикосовых косточек — не удержались и съели.

А вот и заветная баночка с денежными купюрами! Довольные воришки, спрятав деньги за пазуху, вышли из квартиры и погрузились в лифт.

Но не тут-то было! Лёня вообразил себя милиционером, в одиночку сражающимся с опасными преступниками. Вот они — настоящие приключения!

Лифт поехал вниз, но вдруг заскрежетал и застрял между этажами. Воры оказались в ловушке. Нажать на аварийную кнопку и позвать на помощь диспетчера они не решались. Боялись привлечь к себе внимание.

«Без паники! — сказал веснушчатый. — Наверное, выключили электричество. Сейчас его включат. И лифт поедет. Подождем…» Но выдержки у них хватило ненадолго. Конопатый стал давить на все кнопки по очереди, а его брат-близнец — пинать двери лифта ногами, обутыми в тяжелые сапоги. Лёне было очень больно, но он терпел. Ведь на долю отважных милиционеров выпадают и не такие испытания!

Вскоре пришла домой пообедать Антонина Ивановна. Увидела разгром на кухне, положила под язык таблетку валидола и позвонила в милицию. На место преступления незамедлительно отправился участковый Кефирчиков.

— Лёня! У тебя что, авария? — крикнул с первого этажа участковый.

Лёня услышал знакомый голос и понял, что подкрепление прибыло.

Облегченно вздохнув, он поехал вниз.

Детки

Двери лифта распахнулись, и преступники оказались лицом к лицу с доблестным участковым Кефирчиковым. Тот мигом смекнул, в чем дело: в пассажирах лифта он узнал опытных квартирных воров братьев-близнецов Ключниковых. Их фотографии давно уже красовались на стенде «Их разыскивает милиция».

— Граждане воры! Вы арестованы, сопротивление бесполезно! — не терпящим возражений тоном произнес Кефирчиков.

…Так, благодаря Лёниному любопытству, сообразительности и мужеству были пойманы ловкие квартирные воры. Антонина Ивановна купила себе домик в садовом кооперативе и на все лето уехала туда с внуками. Участковый Кефирчиков получил премию. А домоуправ велел поменять старые затертые кнопочки в кабинке лифта на новые. Они весело поблескивали, и Лёня воображал, что это вовсе не кнопки с номерами этажей, а настоящие медали, которыми награждают только самых смелых и отважных.

НАСТОЯЩИЙ ДРУГ

Ровно в два часа лифт Лёня стоял на первом этаже, поджидая пассажиров. Вот-вот должны вернуться из школы ученики.

Дверь распахнулась, и в подъезд влетел Вовка. В два счета он одолел ступеньки и нажал кнопку лифта:

— Артемка, скорее, Лёня ждет!

Верный Вовкин друг Артем вслед за ним вбежал в кабину лифта и, не глядя, ткнул пальцем кнопку пятого этажа.

— Темыч, сегодня я бежал быстрее, — сказал Вовка.

— Сегодня не считается: у меня портфель тяжелый, поэтому скорость меньше, — ответил Артем. — Я книжку про мушкетеров взял в библиотеке. «Двадцать лет спустя» называется.

Лёня знал про ребят все. Или почти все. Ведь он перевозит друзей в своей кабинке с самого их рождения: ровно десять лет! Лёне известно, что Артем занимается фехтованием в спортшколе и обожает истории про мушкетеров, а Вова — каратист, обладатель желтого пояса. Тренеры велели ребятам бегать каждый день. Они и бегают: утром из дома в школу, а днем из школы домой. Хитрецы экономят время, чтобы успеть еще поиграть в компьютерные бродилки и стрелялки. Вот и сегодня после уроков они прямиком отправились к Вовке домой, чтобы сразу усесться за любимый компьютер.

Лёня подвез друзей до пятого этажа. Вовка загремел ключами. За дверью квартиры послышался радостный лай. Это Вовкин пес — малюсенький тойтерьер по кличке Чипс встречал хозяина.

— Я тоже хочу с кем-нибудь дружить, — вздохнул Лёня и поехал вниз.

— Лёнчик, привет! Отвези нас быстренько домой! — на первом этаже его уже ждали Маринка, Гоша и Настя с рюкзачками за спиной. Они возвращались из школы не торопясь, и потому приходили чуть позже Вовки и Артема.

Лёня развез по домам всех учеников и задремал. В послеобеденное время у Лёни тихий час: дети уже дома, а взрослые еще на работе. Можно поспать. Но сегодня его сладкий сон был неожиданно прерван: загорелась кнопка вызова.

— Здравствуй, Леонид, — в кабинку вошла тетя Юля — Вовкина мама. — Извини, что разбудила. Я сегодня отпросилась с работы пораньше: завтра у Вовы день рождения, нужно подготовиться.

«День рождения! Как здорово, наверное, отпраздновать его с друзьями! — подумал Лёня. — Везет же Вове!»

Тетя Юля держала в одной руке огромную коробку с тортом. В другой — пакет со сметаной и десятком яичек, которые намеревалась сварить и покрошить в праздничный салат оливье.

Кабинка лифта доехала до пятого этажа. Тетя Юля вышла на площадку и вздрогнула. Из дверей квартиры доносились режущие слух выкрики: «Й-а-а!» Их сопровождал пронзительный лай, временами переходящий в визг.

Домой с тортиком

«В чем дело?» — забеспокоился Лёня и остался стоять на площадке.

Тетя Юля повернула в замке ключ и распахнула дверь в квартиру. Да так и застыла на пороге. Пальцы ее сами собой разжались, коробка с тортом и пакет с яйцами шмякнулись на пол.

В прихожей шло настоящее сражение. Обладатель желтого пояса каратист Вовка, как мельница, размахивал руками и ногами. Артем стоял, как мушкетер во время поединка: правая нога согнута в колене, левая — отставлена назад. Так как рапира отсутствовала, мальчик просто сжал ладонь вытянутой руки в кулак и им отражал удары соперника.

Чипс заливался восторженным лаем и, подпрыгивая вверх на полметра, бросался на подмогу то к Вовке, то к Артему.

Но тут тетя Юля пришла в себя и встала между соперниками.

— Вы что, с ума сошли? Вы же лучшие друзья! Белобрысый Вовка обиженно запыхтел:

— А чего он мне играть в компьютер не дает? Была моя очередь стрелять!

— А ты чего шнур из розетки выдернул? Такую игру мне испортил! — завопил вспотевший в драке Артем.

— Да это вообще мой компьютер! Что хочу, то и делаю! Не дам тебе играть больше никогда!

— Знаешь, кто ты? Жадина-говядина! — совсем по-детсадовски обозвал друга Артем.

— А ты… ты — свинина-поросятина! — прокричал в ответ Вовка.

— Так… Прекратить немедленно! — скомандовала тетя Юля.

Красный как рак, Вовка отправился в свою комнату. Довольный Чипс вылизывал руины торта с пола. Артем, приглаживая вставшие торчком вихры, хлопнул дверью и спустился к себе на четвертый этаж.

— Я и не знал, что даже самые лучшие друзья иногда дерутся, — сказал сам себе Лёня. — Вот если бы у меня был друг… — И Лёня погрузился в мир своих фантазий.

На следующий день Вовка и Артем пришли из школы порознь. Они уже не бежали наперегонки. Вовка поднимался по ступенькам медленно-медленно, надеясь, что приятель догонит его, и они помирятся. Ведь сегодня у Вовки день рождения: десять лет! Но Артем шел еще медленнее. Он дождался, когда Вова зайдет в лифт, и побрел пешком к себе на четвертый этаж.

Вечером к Вовке стали съезжаться гости. Первой Лёня подвез Маринку. По случаю дня рождения она принарядилась, а в руке держала сиреневый воздушный шарик, под мышкой — большущую коробку конфет.

Вслед за Маринкой в гости к Вовке поехали Гоша с сестрой Настей. Настя несла в подарок собственноручно нарисованный портрет Вовки с Чипсом на руках.

«А ничего себе рисунок: очень даже похож! — подумал Лёня. — Молодец, Настя!»

Гоша собирался подарить два новехоньких диска с компьютерными играми. Он знал, чем порадовать Вовку!

Лёня надеялся, что и Артем придет поздравить друга. Лифт терпеливо ждал Артемку на площадке четвертого этажа. Наконец, мальчик вышел из квартиры. Вид у него был понурый, а глаза — грустные-прегрустные. Он не пошел к другу в гости, а спустился на лифте вниз и вышел из подъезда.

«Вове сегодня десять лет, такой большой праздник! Я помогу Вове и помирю его с другом», — решил Лёня.

Через полчаса Артем вернулся. Он держал в руке пакет с пельменями. Мальчик нажал кнопку четвертого этажа и опустил голову вниз.

Лёня поехал. Но не на четвертый этаж, где жил Артем, а на пятый — там жил Вовка. Дело в том, что Вовкина квартира располагается прямехонько над Артемкиной, только этажом выше. Даже входные двери — одинаковые. Лифт остановился, и Артем, не отрывая глаз от пола, побрел в сторону своей квартиры. Освещение в подъезде тусклое, и мальчик был уверен, что возвращается к себе домой.

— Дзынь, дзы-ы-ынь, — требовательно надавил он кнопку звонка. Дверь распахнулась. На пороге стоял Вовка. Артем замер от удивления.

Зато Вовка запрыгал от радости:

Друзья

— Артемка, я так тебя ждал! Как я рад, что ты решил со мной помириться! Прости меня за вчерашнее! Хочешь, я для тебя прямо сейчас включу компьютер?! Мне не жалко ни капельки! — Вовка был счастлив и потому тараторил без умолку.

Чипс, восторженно повизгивая, подпрыгивал и лизал Артема в щеку. Чипс тоже очень любил Артема, справедливо полагая, что друг хозяина и его друг тоже.

Наконец, Артемка опомнился и сказал:

— Вовка, с днем рождения тебя!

И добавил, потирая опухшее после драки ухо:

— Кто старое помянет, тому глаз вон!

— Точно! — подтвердил Вовка и подмигнул приятелю подбитым глазом.

— Что это у тебя? Подарок? — это выбежала в прихожую любопытная Маринка.

Артем протянул Вовке то, что держал в руках. Это был пакет с пельменями. Друзья дружно расхохотались.

Поздно вечером, когда праздник закончился и гости разошлись, Артем подошел к кабинке лифта:

— Лёня, я догадался, это ты отвез меня к Вовке. Я ведь гордый, и сам ни за что не пошел бы мириться. И Вовка тоже гордый. А ты, Лёнчик, добрый и умный! Теперь ты мой настоящий друг! И Вовкин, конечно, тоже.

КАК ЛЁНЯ ЗАБОЛЕЛ

Все воскресенье лифт Лёня перевозил тяжести: громоздкий велюровый диван и два таких же кресла, модную мебель под названием «горка», бездонный платяной шкаф с зеркальными дверцами, кухонный гарнитур, дюжину разномастных стульев и табуреток, кучу тюков с вещами и старую отечественную стиральную машину «Вятка» весом аж в сто килограммов!

Это Борис Иванович с девятого этажа переезжал в новую квартиру, которую получил как ветеран кондитерского труда и победитель конкурса «Самое вкусное пирожное года». Помогать Борису Ивановичу вызвались его сослуживцы. Вместе с ними он грузил вещи и мебель сначала в лифт, а потом в грузовик.

Переезд

На улице непрерывно шел дождь, дул сильный ветер. Двери в подъезде были весь день открыты, и по дому гуляли сквозняки. Лёня продрог, устал, но виду не подавал, исправно бегал с первого этажа на девятый и наоборот.

Массивное полированное пианино под названием «Октава» Борис Иванович с помощником вытащил на лестничную клетку последним. Дочка кондитера Леночка училась в музыкальной школе. Лёня часами слушал ее игру, стоя на площадке девятого этажа. Ему очень нравилось, как маленькая Леночка играет полонез Огиньского. А гаммы Лёня терпеть не мог и, заслышав их, сразу же удирал на другой этаж.

Обычно в лифт такие музыкальные инструменты как пианино не влезают. Хочешь не хочешь, а спускай свое сокровище вниз по ступенькам. Но лифт Лёня привык приходить на помощь жильцам. Вот и сейчас он растянул свою кабинку так, словно она была резиновой, и пианино поместилось в лифте.

На первом этаже Борис Иванович вместе с друзьями-кондитерами в последний раз разгрузил Лёнину кабинку:

— Благодарю, Леонид, за помощь! Счастливо оставаться!

Загорелась красным огоньком кнопка вызова. Лёня хотел поехать за очередным пассажиром, но вдруг закряхтел, заскрипел, да так и не смог сдвинуться с места. Кнопочка вызова лифта погасла и больше загораться не желала.

Встревоженные жильцы собрались на площадке первого этажа.

«Надо помочь Лёне», — решили они. И вызвали «скорую помощь». Бородатый доктор выслушал Лёню своей трубочкой — фонендоскопом. Постучал по лифту костяшками пальцев, прислушался к чему-то. А потом надавил пальцами на стенку лифта, и Лёня вздрогнул от пронзившей его боли.

— Так-так-так… Диагноз очевиден, — произнес доктор. — У вашего лифта острый радикулит. Остеохондроз по-научному. Да к тому же, бронхит начинается.

— Кхе-кхе-кхе, — глухо закашлял Лёня.

— Вот видите, — продолжил эскулап, — не бережете вы свой лифт! Надорвался он у вас, перетрудился. И простудился сильно: в подъезде-то холодно, сквозняки гуляют. Даю ему больничный на неделю. Прописываю полный покой, тепло и рыбий жир. Рыбьим жиром два раза в день смазывайте его механизмы. Через неделю, но никак не раньше, будет ваш Лёня как новенький!

И доктор уехал к другим пациентам.

Жильцы захлопотали вокруг Лёни. Антонина Ивановна сходила в домоуправление, и домоуправ распорядился включить в подъезде отопление. Настя и Аленка следили, чтобы входная дверь в подъезде всегда была закрыта и Лёне не дуло.

Жилец с восьмого этажа дядя Сережа вынес из своей квартиры телевизор и, подключив его при помощи удлинителя к сети, поставил перед Лёней. Лёня теперь целыми дням смотрел сериалы, мультики и программы новостей. Дядя Сережа приходил смотреть по телевизору вместе с Лёней футбол. И когда его любимая команда по обыкновению проигрывала, дядя Сережа кричал на весь подъезд: «Лопухи! Балбесы! По мячу попасть не могут!»

Оказалось, что быть больным не так уж плохо. Тепло, уютно, и все о тебе заботятся. Одно неприятно: весь подъезд провонял рыбьим жиром. Это работники домоуправления выполняли предписание врача и дважды в день, утром и вечером, тщательно смазывали механизм лифта. Взрослые возвращались с работы, заходили в подъезд и сразу вспоминали то время, когда их в детском саду поили с ложки рыбьим жиром. Жильцы прикрывали нос ладошкой и быстро-быстро расходились по квартирам.

Поначалу Лёня переживал, что из-за его болезни жильцы вынуждены подниматься домой не в лифте, а пешком по лестнице. Дяденьки и тетеньки ворчали, пыхтели и останавливались отдохнуть на каждой лестничной площадке. Особенно тяжело приходилось тем, кто жил высоко. Но постепенно, раз за разом, их походка становилась все легче и легче.

Возьмем, к примеру, дядю Сережу. Он работал заместителем директора одного очень солидного предприятия и привык по городу передвигаться в автомобиле, а по подъезду — в лифте. В понедельник он еле-еле взобрался на свой восьмой этаж. Зато в субботу дядя Сережа поднимался по лестнице, перепрыгивая через ступеньки, и в два счета оказался у дверей своей квартиры, начисто забыв про одышку и ломоту в коленках.

Ходьба по лестнице многим заменила зарядку. Жильцы помолодели, у них подтянулись животы. И все уже безропотно, а некоторые даже с удовольствием бегали вверх-вниз по лестнице. Школьники Гоша, Маринка, Вовка и Артем по собственному желанию взялись помогать старушкам-пенсионеркам. То в аптеку сходят, то картошки принесут, а то и полы вымоют. Баба Тася на радостях всем своим добровольным помощникам носков шерстяных навязала, да пирогов сладких напекла.

К концу недели некоторые тетеньки вдруг обнаружили, что они… похудели. Тетя Юля с четвертого этажа похудела на два килограмма, а тетя Наташа с восьмого этажа — на целых четыре! Это потому, что она живет выше тети Юли. Тетя Наташа надела платье, которое два года без дела провисело у нее в шкафу, посмотрела на себя в зеркало и сказала мужу дяде Сереже:

— Я теперь всегда буду по лестнице домой подниматься, у меня от этого фигура улучшается, да и настроение тоже!

— Выходит, что я болею с пользой для окружающих, — сказал сам себе Лёня в воскресенье утром. И стал подумывать: «А не поболеть ли мне еще недельку-другую? Ведь и сериал я не досмотрел. А то, что рыбьим жиром пахнет, так это ничего, я уже почти привык».

И он уже собрался покашлять, притворившись простуженным. Но тут открылась входная дверь, и в подъезд втащили большое коричневое пианино. Это в освобожденную Борисом Ивановичем квартиру въезжали новые жильцы.

Лёня вздохнул:

— Эх, все-таки не удастся сериал досмотреть.

И приветливо распахнул дверцы своей кабинки навстречу новым жильцам.

Телевизор



Светлана Войтюк
Художник Ксения Почтенная, главный художник
Страничка автора Страничка художника





© 2001 - 2020