Детский журнал Костер
Август 2020 г.


Август 2020 года



Премьера книги

Сочинение


Андрей ЖВАЛЕВСКИЙ и Евгения ПАСТЕРНАК

«Мне 12 лет, меня зовут Милка, я учусь в шестом классе и у меня есть друг. Моего друга зовут Егор, и он самый лучший на свете. Мы с ним всегда вместе, даже если поссоримся, то всё равно потом миримся.

Потому что мы настоящие друзья.

Однажды он спас меня от страшной собаки. Однажды вечером мы убежали из дома и пошли гулять за гаражи, где мамы нам не разрешают. И вот шли мы там, а там огромная собака.

И Егор совсем-совсем не испугался, а закрыл меня собой, и мы спрятались. И собака прошла мимо и меня не съела совсем. И мы побежали домой и больше за гаражами не гуляем. Только маме эту историю не рассказывайте, она ругать будет.

Девочка пишет сочинение

А ещё Егор любит читать и рассказывает мне про книжки. Я читать не люблю, я люблю, когда картинки красивые и когда Егор рассказывает. Он мне уже много книжек пересказал. Мы когда уроки вместе делаем, то он всегда читает и мне потом рассказывает. А я ему за это рисование рисую, он его ненавидит вообще ужасно. Он даже зайца нарисовать не может самого простого.

А ещё мы с Егором ходим на танцы. Он хочет на биатлон, чтоб бегать и стрелять, но его мама говорит, что мне нужен партнёр, поэтому он должен мне помочь. И он ходит, представляете, какой он друг? Но я ему тоже друг, поэтому мы всё занятие смеёмся и веселимся и нас всё время выгоняют. Но ему же скучно танцевать, а если я друг, я ему тоже должна помогать!!!

Этим летом мы поедем вместе на море с бабушкой Егора. Она говорит, что я на него хорошо влияю и что я хорошая девочка. А моя бабушка говорит, что он на меня хорошо влияет. Поэтому они не знают, что на самом деле мы решили построить плот и сбежать в Турцию, чтобы там я сделалась турецкой принцессой, как Жасмин, а Егор стал пиратом. Но мы ненадолго сбежим, потому что бабушка старенькая и волновать её нельзя.

А ещё нельзя говорить бабушке, что она старенькая: она обижается.

Поэтому мы вернёмся, ничего ей не скажем, просто подарим ей турецкий ковер, и она нас простит.

Егор — мой лучший друг! Я его очень люблю!»

Татьяна Олеговна закрыла тетрадь и посмотрела на Аллу Николаевну.

— Вы ничего не перепутали? Зайцев точно на это сочинение внимание обратил?

Алла Николаевна, учительница литературы 6 «а», кивнула.

— Да! Сказал… «Наконец-то хоть одно живое сочинение!»

Завуч Татьяна Олеговна сокрушенно покачала головой.

— Фамилию записал, — продолжила Алла Николаевна, — посоветовал прислать сочинение на его олимпиаду.

Татьяна Олеговна задумалась. Сергей Зайцев, учитель года, член президентского совета по образованию, — это фигура. Когда они узнали, что Зайцев будет в составе проверочной комиссии, сначала дёргались. Но оказалось, что он человек спокойный и улыбчивый, к оформлению отчётов совсем не придирался. Правда, проповедовал какие-то странные идеи («учитель может на уроке делать всё что захочет»), но все акты о результатах проверки подписал не читая.

А получить призовое место на «Олимпиаде Зайцева» — отличная строка в отчёте. Завуч перевернула тетрадь, прочитала фамилию ученицы.

— «Милана Кратенок»… Это такая маленькая, с косичками? Слегка тормознутая?

— Учится она хорошо! — вступилась за Милку учительница. — Выше среднего.

— Я не про учёбу, — поморщилась Татьяна Олеговна. — Я про отношение к жизни. Ладно, попробуем. В конце концов, что мы теряем? Только проследите, чтобы девочка исправила ошибки.

*

Милка поставила последнюю точку и торопливо спрятала язык. Была у неё такая детская ещё привычка — от усердия язык высовывать чуть ли не наполовину. Сочинение было тщательно переписано, все места, которые учительница поправила в оригинале, Милка исправила. И даже почерк получился идеальным, как на плакате в кабинете русского.

— Готово! — доложила она.

Алла Николаевна тут же отодвинула очередную домашку, которую она проверяла, и подошла к Милке. Долго, морща лоб, читала.

— Я не всё поправила? — испугалась Милка.

— Да нет, — медленно ответила учительница, — всё… Но мне кажется, можно немного улучшить. Например, давай исправим твоего друга на подругу!

— На Юлю? — удивилась Милка. — Так она меня ни от кого не защищала!

— Нет-нет! Давай придумаем тебе новую подругу, которая как бы делала всё, что делал твой Егор!

Проверяющие

Милка недоверчиво посмотрела на учительницу. Ей показалось, что Алла Николаевна её разыгрывает. Но та смотрела совершенно серьёзно, хотя и чуть смущённо.

- А почему нельзя Егора оставить? — спросила Милка.

— Потому что… — учительница смутилась ещё больше. — Есть люди, которые могут тебя не так понять. Мальчик с девочкой бегают куда-то за гаражи… Кстати, и про гаражи эти тоже не нужно. Ты же сама написала, что тебя мама отругает, если узнает…

Милка вздохнула и взялась за ручку.

— Я тебе буду по ходу дела подсказывать, а ты пиши, хорошо? — улыбнулась Алла Николаевна.

*

«Мне 12 лет, меня зовут Милана, я учусь в шестом классе и у меня есть подруга. Её зовут Настя, и она самая лучшая на свете. Мы с ней всегда вместе, даже если поссоримся, то всё равно потом миримся.

Потому что мы настоящие друзья.

Однажды она спасла меня от страшной собаки. Как-то вечером мы пошли гулять по улице и повстречали огромную собаку.

И Настя совсем-совсем не испугалась, а закрыла меня собой, и мы спрятались. И собака прошла мимо и меня не съела совсем. И мы побежали домой.

А ещё Настя любит читать и рассказывает мне про книжки. Я читать не люблю, я люблю, когда картинки красивые и когда Настя рассказывает. Она мне уже много книжек пересказала. Мы когда уроки вместе делаем, то она всегда читает и мне потом рассказывает. А я ей за это рисование рисую, она его ненавидит вообще ужасно. Она даже зайца нарисовать не может самого простого.

А ещё мы с Настей ходим на танцы…»

Милка дописала и замерла, ожидая, что скажет учительница. Та немного помолчала, пожевала губами и приказала:

— Так, этот абзац выбрасываем. Сразу переходим к бабушке.

«Этим летом мы поедем вместе на море с бабушкой Насти. Она говорит, что я на Настю хорошо влияю и что я хорошая девочка. А моя бабушка говорит, что Настя на меня хорошо влияет.

Поэтому они не знают, что на самом деле мы решили построить плот и сбежать в Турцию, чтобы там я сделалась турецкой принцессой, как Жасмин, а Настя моей подругой.

Когда мы вернёмся, подарим бабушкам по турецкому ковру, и они будут счастливы.

Настя — моя лучшая подруга! Я её очень люблю!»

На плоту

— «Я её очень люблю…» — ещё раз повторила Татьяна Олеговна. — Ох… Не знаю… Одна девочка признается в любви другой. Вы понимаете, как это могут понять некоторые испорченные люди?

— Исправим! — заверила Алла Николаевна. — А ещё замечания есть?

— Конечно, есть! — нахмурилась завуч. — Вся эта история с поездкой в Турцию… очень сомнительная. Мы что, хотим, чтобы наши дети начитались вот таких сочинений и побежали из дома?

— Не хотим, — согласилась учительница.

— Вот что, Алла Николаевна, — распорядилась Татьяна Олеговна, — пришлите эту… Милану ко мне, я с ней поработаю, а уже результат покажу директору.

*

«Мне 12 лет, меня зовут Милана, я учусь в шестом классе и у меня есть подруга. Её зовут Настя, и она самая лучшая на свете. Мы с ней всегда вместе, даже если поссоримся, то всё равно потом миримся.

Потому что мы настоящие друзья.

Однажды мы пошли гулять по улице и повстречали огромную собаку. Настя совсем-совсем не испугалась, а закрыла меня собой, и мы спрятались. И собака прошла мимо и меня не съела совсем. И мы побежали домой.

А ещё Настя любит читать и рассказывает мне про книжки. Я читать не люблю, я люблю, когда картинки красивые и когда Настя рассказывает. Она мне уже много книжек пересказала. Мы когда уроки вместе делаем, то она всегда читает и мне потом рассказывает. А я ей за это рисование рисую, она его ненавидит вообще ужасно. Она даже зайца нарисовать не может самого простого.

Этим летом мы поедем вместе на море с бабушкой Насти. Она говорит, что я на Настю хорошо влияю и что я хорошая девочка. А моя бабушка говорит, что Настя на меня хорошо влияет. Настя — моя лучшая подруга!»

*

— Финал хороший, — одобрила директриса Вероника Андреевна, — а вот всё остальное…

Завуч занервничала.

— Там ещё был пассаж про Турцию, — сообщила она. — Девочки собирались сбежать из дома. Я убрала!

— Это правильно, — строго сказала Вероника Андреевна. — Но этого недостаточно! У вас тут написано: «Я читать не люблю»… И ниже у вас сказано, что Настя ненавидит рисование.

— Это не у меня! — начала оправдываться Татьяна Олеговна. — Это у Миланы…

— Отвечать всё равно будем мы с вами! — перебила директриса. — Вы же знаете! В управлении образования обязательно обратят внимание, что в нашей школе плохо поставлено преподавание языка и ИЗО!

— А вдруг они не увидят? — Татьяна Олеговна попыталась перевести всё в шутку.

— Конечно, увидят! — сказала Вероника Андреевна. — Я у них буду завтра утверждать! Победа в престижной олимпиаде — это вам не шуточки! Я не собираюсь пускать процесс на самотёк!

Убедившись, что завуч прониклась серьёзностью момента, директриса объявила:

— Я сейчас красной ручкой поправлю, пусть ваша Мила перепишет своей рукой! И не затягивайте! Завтра в десять утра сочинение должно быть на столе инспектора! Кстати, Милана поедет со мной!

*

«Мне 12 лет, меня зовут Милана, я учусь в шестом классе и у меня есть подруга. Её зовут Настя, и она самая лучшая на свете. Мы с ней всегда вместе, даже если поссоримся, то всё равно потом миримся.

Потому что мы настоящие друзья.

Однажды мы пошли гулять по улице и повстречали огромную собаку. Настя совсем-совсем не испугалась, а закрыла меня собой, и мы спрятались. И собака прошла мимо и меня не съела совсем. И мы побежали домой.

А ещё Настя любит читать и рассказывает мне про книжки. Я читать тоже люблю, но материал гораздо лучше усваивается, когда учащиеся читают друг другу вслух. Так мы изучили уже много книг из школьной программы. А ещё мы вместе рисуем, потому что у нас отличный преподаватель, который привил нам любовь к изобразительному искусству.

Этим летом мы поедем вместе на море с бабушкой Насти. Она говорит, что я на Настю хорошо влияю и что я хорошая девочка. А моя бабушка говорит, что Настя на меня хорошо влияет.

Настя — моя лучшая подруга!

*

Милка с тревогой смотрела на лицо инспектора. Она и так чувствовала себя неуютно в компании директора, а уж этот строгий инспектор вообще её пугал. Он всё читал и читал, хотя что там было читать? От волнения Милка неожиданно икнула.

Не целом неплохо

— Дайте девочке воды, — ровным голосом распорядился инспектор, и Вероника Андреевна торопливо налила стакан из графина.

Милка начала пить, но снова икнула — и облилась водой.

— В целом неплохо, — инспектор наконец оторвался от чтения и посмотрел на Милку безо всякого выражения. — Но момент с собакой следует проработать.

— В направлении? — деловито осведомилась директриса.

— В направлении смягчения. Где вы видели, чтобы у нас по району гуляли огромные собаки, опасные для детей?

Инспектор строго посмотрел на Веронику Андреевну, как будто это она лично выпустила на улицы полчища опасных для детей псов. Вероника Андреевна непроизвольно втянула голову в плечи. Милка икнула.

— Может быть, это была домашняя? — предложила она.

— Тоже плохо, — подумав, решил инспектор. — Домашняя должна быть на поводке и в наморднике. Пусть это будет котёнок.

Теперь он повернулся к Милке и улыбнулся. От этой улыбки Милка икнула особенно сильно.

— Но это была собака! — слабо возразила она.

— В таком случае, — нахмурился инспектор, — управление образования не может санкционировать отправку данного документа на литературный конкурс.

— Но как же так?! — всполошилась директриса. — Зайцев сам лично отобрал! Мы готовились!

— Плохо готовились! Текст куцый! Мало позитива! Мало дидактики! Чему учит это сочинение? Что нужно выпускать на улицы волкодавов без намордников?

Милка почувствовала, что слёзы текут по её лицу. Она опустила голову, но инспектор всё равно заметил.

— Я пошутил, — сказал он тем же тоном. — Это такой метод. Чтобы икотка прошла.

Только тут Милка поняла, что давно не икала.

— Вот видишь, — продолжил инспектор. — Так что можете отправлять. Собаку замените на котёнка…

Он увидел, как мелко затряслись губы Милки, и махнул рукой:

— Ладно, пусть будет собака. Но маленькая. Щенок. И побольше позитива и положительной дидактики! Я пришлю тезисы.

*

«Мне 12 лет, меня зовут Милана, я учусь в шестом классе ГБОУ “Школа № 12” Ленинского района и у меня есть подруга. Её зовут Настя, и она лучшая. Мы с ней всегда вместе, никогда не ссоримся. Как и все остальные ребята в нашем учебном заведении.

Мы очень любим животных. Однажды мы пошли гулять по улице и увидели маленького щенка. Видимо, он потерялся. Мы позвонили в районную управу, и оттуда очень быстро приехал специалист по отлову животных. Он приехал быстро, потому что работы у него почти нет — бродячие животные на улицах нашего района практически отсутствуют. Специалист поблагодарил нас и дал объявление. Через день нам позвонили из управы и сообщили, что вопрос решён: щенок возвращён хозяину.

А ещё Настя любит читать и рассказывает мне про книжки. Я читать тоже люблю, но материал гораздо лучше усваивается, когда учащиеся читают друг другу вслух и делятся впечатлением от прочитанного. Эту технологию освоил наш учитель литературы на курсах повышения квалификации и успешно применяет данный метод при обучении. Так мы изучили уже много книг из школьной программы. А ещё мы вместе рисуем, потому что у нас отличный преподаватель, который привил нам любовь к изобразительному искусству. Мы по праву гордимся высокими достижениями ребят нашего района на городских конкурсах.

Воображаемое сочинение

Этим летом мы поедем вместе на море с бабушкой Насти. Она говорит, что я на Настю хорошо влияю и что я хорошая девочка. А моя бабушка говорит, что Настя на меня хорошо влияет.

Настя — моя лучшая подруга!»

*

Сергей Зайцев растерянно посмотрел на свою ассистентку, потом на сочинение, внимательно изучил титульный лист.

— «Милана Кратенок»… Ничего не понимаю! Я же помню её сочинение! Живое, шероховатое, читаешь — и слышишь голос этой самой Милки!

— Может, — предположила ассистентка, — какая-то ошибка?

— Может, — растерянно сказал Зайцев и снова уткнулся в текст, надеясь, что наваждение пройдёт и он снова увидит тут смешную девочку, которая написала такое чудное сочинение.

Но все эти чудовищные «практически отсутствуют» и «данный метод» никуда не делись.

— Зато титульный лист, — усмехнулась ассистентка, — оформлен безукоризненно. Так что с ним делать?

— Ничего, — вздохнул Зайцев. — Эх, надо было сразу тетрадку забрать.

*

— Не плачь, Мила, — Алла Николаевна гладила Милку по голове, но это не помогало.

— Просто там очень высокий конкурс, — продолжила учительница, — и твоё сочинение…

— Это не моё сочинение! — через рыдания перебила Милка. — Там моего ничего не осталось…

Последнюю фразу услышала директор, которая зашла в учительскую, где Алла Николаевна прятала свою несчастную писательницу.

— Твоё там как раз осталось! — строго сказала Вероника Андреевна. — Тебе же советовали старшие товарищи: надо заменить собаку на котёнка! А ты? Так что теперь не плачь! Сама виновата! Алла Николаевна, зайдите ко мне.

*

Милка шла домой и в пятый раз рассказывала Егору, что это безобразие! Что все дураки! Что так обидно…

Егор терпеливо выслушивал четыре первых круга, но когда на пятом она заявила, что больше не будет ничего писать, сказал голосом, не терпящим возражений:

— Ещё как будешь! Только этим дуракам взрослым не показывай! Будешь писать и прятать там, где будем знать только мы с тобой!

— Где? — с надеждой спросила Милка.

— За гаражами! — уверенно ответил Егор. — Кстати, у тебя какие планы на сейчас?

Друзья
Художник Елена Эргардт   

Страничка художника