На главную Rambler's Top100
НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2010 г.
НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2010 года




Дед Мороз в волшебной каске!

В конце урока внеклассного чтения Мария Степановна вдруг предложила:

— А давайте организуем литературный кружок! Книжки читать вы любите. Будем что-нибудь сочинять и записывать. Есть желающие?

Все подняли руки.

Ни в какие школьные кружки нас не принимали, говорили: «Вот поступите в пятый класс, милости просим!»

Но мы-то, в конце концов, поступим. А вот попросятся старшеклассники к нам в литературный, мы презрительно сощуримся: «Будете учиться в третьем, тогда — пожалуйста!»

— Надо определить ваши способности, — сказала Мария Степановна, — ведь умение литературно излагать свои мысли — это как слух. Не у каждого есть… Но развить можно! — поспешно добавила она. — Будем развивать!

— А как определить способности? — деловито спросила Котикова, подняв руку.

— Скоро чудесный праздник — Новый год, — улыбнулась Мария Степановна. — Самый волшебный! Вот и напишите каждый сочинение «Дед Мороз в волшебной каске»! И принесите завтра на первое заседание.

Когда мы шли с Егоркой домой, на улице поднялась настоящая метель, ветер ухал и толкал нас в спины могучей лапой. Потом вдруг разворачивался и бросал в лицо горсти колючих снежинок. У меня замерзли нос, уши и даже волосы на голове.

Еле успевая уворачиваться от ветра, становясь к нему то и дело спиной, я спросил:

— Слушай, а почему Дед Мороз в каске?

— Он же волшебный! — ответил Егорка, не задумываясь.

Это правда. Если волшебный, то он все может. И в кепке ходить, и в платочке. Хоть с ведром на голове! Это понятно…

Но почему именно в каске? По морозу?!

У Егорки была меховая шапка-ушанка, завязанная под подбородком, он в ней как в танковой броне шел. А я шагал в вязаной шапчонке и ни о чем, кроме пронизывающего холода, думать не мог.

Егорка носился как угорелый и всему радовался: и тому, что ветер, и тому, что теперь у нас будет кружок. Только он говорил, что лучше бы это был кружок по выращиванию удавов или, на худой конец, котят. Потому что из них хоть что-то да вырастет, а получатся ли из нас писатели — неизвестно.

— А ты про что сочинять будешь? — спросил я, прикрываясь варежкой от натиска снежных армий, которые неслись теперь сбоку. Щека сразу замерзла, и я стал ее растирать.

Дед Мороз дарит апельсины

— Про всякие приключения, чтоб интереснее! — подпрыгнул Егорка. — А ты?

— А я про каску, наверное.

— Чего про нее писать? — хмыкнул Егорка и проехался по ледяной дорожке у забора. — Про нее все напишут. Ты лучше детектив сочини! Или ужастик.

Если б у меня была ушанка, я бы, может быть, тоже про детективы думал… Но шапка моя не грела.

А как же ему, Деду Морозу, в каске?! Совсем голова заледенеет, пока он с Севера к нам на санях домчится.

Вот попробовала б Мария Степановна сама! На санях и в каске по морозу! Тогда, небось, не задавала бы такие сочинения!

Дома я еле согрелся. И батарею руками обнимал, и чай пил, и маме на работу позвонил, что надо мне ушанку, как у Егорки.

А вот Дед Мороз — как?! Ни батареи, ни чая, ни ушанки. Как он там?!

«Стоп! — тут же сказал я себе. — Каска-то волшебная! Возможно, согревающая. Возможно, внутри там какие-то батарейки….»

Я положил перед собой лист бумаги и задумался: откуда она вообще взялась, эта каска?

Думал, думал и скоро догадался, в чем дело.

«Однажды наступил день, когда все-все люди решили жить в мире, — написал я. — Они договорились между собой, что больше не будет военных баз, и все солдаты и генералы пойдут домой.

Пистолеты, ракеты, танки, пушки переплавили и сделали из них карусели. Генералов и солдат пускали кататься бесплатно, чтоб они не так тосковали по военной жизни. У них от каруселей голова кружилась, и все военные мысли вылетали.

В парках теперь стало полно народу, а на полигонах — никого.

Дед Мороз как-то проходил мимо старой военной базы. Она была пустая, только в центре ее лежала забытая, никому не нужная каска.

Отличная вещь! — сказал сам себе Дед Мороз, снял свою шапку и надел каску на голову.

Если вдруг мои сани налетят на забор или гору Килиманджаро, то удары в такой замечательной каске не страшны.

Дед Мороз и жадный мальчик

Он подарил свою шапку синицам, чтобы они свили в ней гнездо, и весело зашагал дальше.

А у Деда Мороза все волшебное: и руки, которые игрушки неизвестно откуда берут (для детей всей планеты, попробуй!), и ноги, которые в каждую квартиру заходят, ну и, конечно, голова.

Каска подзарядилась от головы волшебством (ведь она была железная, эта каска, и не пропускала волшебные лучи наружу) и тоже стала волшебной».

Тут я положил ручку и задумался. Что же может делать волшебная каска? Кукарекать, прыгая по сугробам, орать песни или что-нибудь полезное?

«Волшебная каска научилась делать подарки, — написал я уверенно. — Попросит какой-нибудь ребенок подарок — раз и готово! Дед Мороз поднимает каску, а там, пожалуйста, чья-нибудь мечта!

Шел Дед Мороз через Чукотку, выбежала к нему из юрты девочка, попросила апельсин. Каска — раз! — и сделала. Приподнял ее Дед Мороз, а на голове красуется фрукт заморский! Девочка в ладоши захлопала и попросила еще: для братика, мамы с папой и оленей, что около дома паслись, на всякий случай.

Дед Мороз только успевал поднимать каску. Нагрузилась девочка апельсинами и убежала в юрту. А Дед Мороз дальше пошел. Он в санях не всегда ездил, потому что знал — ходьба полезна для здоровья.

Дошел до Урала. Видит: сидят в лесу туристы, на гитаре играют и песни поют. Увидели Деда Мороза, обрадовались. Они кашу на костре варили, а сахар закончился. А какая каша без сахара? Так, недора- зумение…

Попросили туристы сахар. Каска — раз! — и готово! Приподнял Дед Мороз каску, а на голове кулек с сахарным песком! Здорово! Сварилась каша, Дед Мороз каску подставил, ему туристы туда сразу две порции положили. Хорошая вещь — каска, вместительная!

Дед Мороз ел и думал: здорово, что она у него завелась, в обычную шапку кашу, небось, не положишь!

Долго так ходил Дед Мороз, а каска все колдовала и колдовала.

Люди попадались с пониманием, просили небольшие вещи. Кто плеер, кто диски, кто телефон мобильный.

Попадались и умные, которые книжки заказывали.

Каска ничего ни разу не перепутала, все делала как надо.

Одна девушка про любовь попросила. Дед Мороз поднял каску, и из нее выпало письмо от парня, с которым девушка еще в летнем лагере, во втором классе, познакомилась и который все годы любил ее без памяти.

Вот какая была каска! Абсолютно все могла. Даже Дед Мороз поражался ее способностям!

Но попался раз Деду Морозу мальчик, который стал компьютер выпрашивать. Дед Мороз пасы в воздухе сделал — клавиатура выскочила, он еще — монитор получился, а потом, сколько ни старался — ничего не выходило.

А мальчик вредный оказался, нет чтобы «спасибо» сказать — канючить начал, доказывать, что у него подарок неполноценный. Что за Новый год, — кричит, — когда желания не исполняются?! И Дед Мороз ты не настоящий!

Обиделся Дед Мороз, напряг все свое воображение… И каска напряглась. Хоть и железная, но у нее тоже свой запас прочности…

Из последнего запаса этого напряглась. Сделала каска компьютер! Только получился он кривой, потому что каска треснула.

Увидел это Дед Мороз сел и заплакал».

Мне тут стало так жалко Деда Мороза, что я сам стал хлюпать носом… И с этим мальчишкой, которого я придумал, мне захотелось подраться! Уж я бы ему показал, как каски ломать! И зачем только такую жадину в сочинение вставил!

Я хотел вырвать страницу, но посчитал их и понял, что уже вырывал.

Что делать? Прекрасная волшебная вещь была сломана…

А Дед Мороз с непокрытой головой сидел над ней, пригорюнившись. Спасать его надо было, бедного, да поскорей!

«Тогда Дед Мороз пошел на станцию техобслуживания, — торопясь, написал я, — и ему каску заварили. Сварочным аппаратом.

А бабушка сварщика, которая сварщику на работу обед носила, тут же села и связала утеплитель для каски. Хорошенькую вязаную шапочку, только без помпона.

Дед Мороз наколдовал им за это маленького пушистого котенка, поблагодарил и дальше пошел. Так он до сих пор ходит в волшебной каске.

Только слишком большие желания выполнять перестал. Во-первых, люди портятся — жадными становятся, во-вторых, каска трескается».

Я поставил точку и улыбнулся. Очень поучительная сказка получилась. Только правая рука с непривычки болела.

На следующий день мы сдали свои литературные работы, и Мария Степановна стала читать их вслух.

Девчонки писали про сказочный лес, танцующие снежинки и зверей, которые водят хоровод вокруг елки. А мальчишки про то, как Дед Мороз стал мушкетером, Бэтменом и Человеком-пауком.

Я даже заслушался про паука, так интересно было. Это Егорка сочинил, постарался. Дед Мороз у него не только по стенам лазил, но и плел паутину валенками.

Каска Деда Мороза с подарками

— А это что такое? — улыбнулась Мария Степановна. — Дед Мороз в волшебной каске! Чья это работа?

— Моя! — поднялся я. — Черкашина.

— Миша! Ну, когда же ты станешь внимательным! — всплеснула руками Мария Степановна и рассмеялась, как девочки на перемене, заливисто и звонко: — «Дед Мороз в волшебной каске!»

Все тоже засмеялись. И я. Потому что смех бывает заразительный, как чихание или зевание.

— Я говорила: «Дед Мороз в волшебной СКАЗКЕ», — успокоившись, сказала Мария Степановна. — При чем же тут каска?

— Это только кажется, что ни при чем, — нахмурился я, — а на самом деле, очень даже при чем. Вы почитайте. Она ж волшебная, эта каска.

Мария Степановна стала читать. В классе наступила такая тишина, как на контрольной. Котикова жевала кончик косички. Вова слушал с раскрытым ртом. Егорка лег на парту. Было слышно, как звенят за окном трамваи.

— Замечательная сказка! — улыбнулась Мария Степановна, дочитав. — И каска тоже!

Все одобрительно загудели. А я почувствовал, что уши у меня почему-то стали горячими. — Назначаю тебя, Миша, председателем литературного кружка. Останешься сегодня после уроков, обсудим план работы, — сказала мне учительница со значением.

Прямо как Пушкину сказала!

— Я сегодня не могу после уроков, — ответил я, — мы с мамой идем покупать ушанку.

Мария Степановна кивнула:

— Ну ладно, тогда завтра.

Она не спорила. Голова председателя литературного кружка должна быть в тепле.

Только вот беда, мне теперь не хотелось ушанку. Я мечтал о каске. Чтоб как у Деда Мороза!

Я бы тогда все желания выполнял. У меня бы были и машинки с гаражами, и говорящие солдатики, и телефон, и ролики! А у мамы — море под окном и духи в коробочке! А у папы — новые зимние шины.

Тут я вспомнил, что она маленькая, моя каска. Море с шинами она бы не одолела, наверное…

Мне стало жаль маму с папой. Что я могу им подарить?

Наверное, каска смогла бы сделать так, чтобы я их радовал?

Не рвал карманы, чистил зубы, не разбрасывал носки, не чавкал, мыл за собой посуду, не разливал компот, вставал по звонку будильника, не вертелся на уроках, учился бы на пятерки, не оставлял капусту в супе и не вылавливал пенки из молока.

Нет, такое не под силу даже ей, самой волшебной каске!




Елена Ракитина
Художник Ольга Зайцева
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017