На главную Rambler's Top100
Январь 2009 г.
Январь 2009 года



Андрей Кутерницкий. Приключения птицы-курицы

Жутко в ночном лесу! Жутко вдвойне, если вы никогда прежде в ночном лесу не были! Втройне, если вы в нем впервые, да еще в одиночку! В десять раз страшнее, если этот лес незнаком вам и вы понятия не имеете, где он кончается, куда вам идти и где искать дорогу! В сто раз страшнее, если ночь предательски тиха, так что каждый слабый шорох ясно слышен, и, нет-нет, да налетит внезапный порыв ветра, и тогда все над вами придет в движение, — вершины деревьев закачаются, ветки затрещат, листва зашумит, зашелестит, затрепещет, точно стаи сказочных хищников прилетели, взмахивая черными крыльями, и нависли над вами, готовые ринуться на вас и растерзать! В тысячу раз страшнее, если ночь лунная! В сто тысяч раз страшнее, если не просто лунная, но полнолуние, и черноту изломов и изгибов всего, что качается над вами, встает перед вами на вашем пути и лежит на земле, подчеркивает серебряный лунный свет! В миллион раз страшнее, если вы так малы ростом, что голова ваша чуть выше зарослей вереска и обычный папоротник кажется вам громадным, можжевельник или куст малины — гигантом, а дерево — великаном, протягивающим жадные руки к прозрачным телам лунных облаков! И вот, эти чудовища и великаны несметными толпами окружили вас со всех сторон, шумят, кричат, колышутся, качаются, дергаются, трещат и скрипят! И конца края этому ужасу нет! А если между корней шуршит по мхам змея, где-то близко покрикивает филин, а вдали завывает волк, если тут и там слышатся осторожные шаги, чье-то дыхание, сопение, кряхтение и мелькнут горящие желтые глаза...

В этот самый час птица курица шла одна по незнакомому ночному лесу. И она была в ночном лесу впервые, и она заблудилась, и она не знала, где дорога и в какую сторону идти, и она была мала ростом, и было как раз полнолунье, и еще у нее болела лапка, и не зажила рана на крыле от острых лисьих зубов. Едва дыша от страха, она ступала по шершавому мху, по жестким корням деревьев, мимо грибов, мимо нор неизвестных зверей, мимо спящих муравейников...

«Прежде всего надо вернуться на тропу», — подумала птица курица и двинулась в том направлении, в котором, как ей казалось, проходила тропа.

Но прошла минута, другая, десять минут, а тропы не было.

«Я ее потеряла!» - поняла птица курица, со страхом озираясь. Ей захотелось плакать. Но она поняла, что если позволит себе заплакать, то размякнет и ослабеет. А в ночном лесу надо всегда быть начеку. И она пошла, лишь бы не стоять на месте. Ждать помощи было не от кого.

Луна поднялась высоко; густые лучи проникли между стволов деревьев и легли на землю длинными полосами. Небо было усыпано звездами.

« Я слышала от кошки, что люди умеют находить дорогу по звездам, — подумала птица курица. — Но для меня они просто узоры». Ей вспомнился хутор. «Куры и петух, конечно, спят, — подумала она. — Что они сказали, когда увидели мой шесток пустым? Осуждали меня? Смеялись надо мной?.. Мне кажется, что я их люблю, и не только тех, кто любит меня, но даже индюка, гусака, козла. Почему раньше, находясь с ними, я этого не испытывала? А теперь, когда вокруг черно и непонятно, будешь ли жива через минуту, все они стали такими родными для меня».

Что-то со стуком упало так близко, что птица курица подпрыгнула и, взмахивая крыльями, отбежала в сторону. Сейчас же стукнуло еще раз.

«Шишки! — поняла она. — Как я осмелюсь подойти к лебедям, если пугаюсь падающих шишек? Уж очень я самонадеянна! Сидела бы в курятнике, сунув голову под крыло, и мечтала. Мечтать так сладко, а, главное, безопасно! А идти по ночному лесу — очень страшно. И что хуже всего: назад не повернуть, потому что куда назад, а куда вперед — я тоже не знаю», — вздохнула она, начиная спускаться в овраг.

Лунный свет не проникал сюда. Вокруг было темно и сыро.

«Только бы мне выбраться живой! — подумала птица курица. — Гиблое место!»

И сейчас же в густом мраке кто-то зашевелился, заворочался, чихнул, стукнул зубами и затих. Птица курица перестала дышать. Ее обдало ледяным холодом.

— Кто там? — спросила она, слыша, как громко колотится сердце.

Вместо ответа неизвестный опять заворочался.

— О, нет! — взмолилась птица курица. — Я сейчас умру от страха! Скажите, пожалуйста, кто вы! И лучше съешьте меня поскорее, потому что больше невозможно так сильно бояться! — Была бы змеей, съел бы! — ответили из темноты.

— Вы можете съесть змею?

Птице курице показалось, что она падает без чувств.

— Запросто! — ответил тот же голос. — Но тебя — вряд ли.

— Почему? — спросила птица курица.

— Большая очень, — ответил голос.

— А вы меньше меня? — спросила птица курица с некоторым удивлением.

— Сама не видишь? — спросил голос.

Курица

— Вы же в кустах! — сказала птица курица.

— А ты кто? — спросил голос. — Я прежде таких в лесу не встречал.

— Я в лесу прежде и не бывала, — ответила птица курица. — Я здесь в первый раз. Я — курица.

— Кто такая курица? — спросил голос.

— Домашняя птица, про которую говорят, что она не птица, — ответила птица курица. — И это очень обидно. Кто же я в таком случае? У меня и перья есть, и крылья.

— А кто ты в таком случае? — спросил голос.

— Вот я сама и не знаю, кто я, — сказала птица курица. — То есть я знаю, что я птица, но из-за того, что я не умею летать, никто не хочет признавать меня птицей.

— Если не умеешь летать, значит, не птица, — сказал голос. — А что ты делаешь в лесу в первый раз?

— Иду, — ответила птица курица.

— Здесь все ходят, — ответил голос. — Хотя некоторые ползают, а некоторые и летают. Я тоже шел, пока тебя не встретил. А теперь стою.

— Понимаете, со мной произошла беда, — заговорила птица курица. — Я заблудилась.

— Не знаю, как тут можно заблудиться, — сказал голос. — Если очень постараться, и то не заблудишься.

— Я шла на озеро, — сказала птица курица. — И лошадь объяснила мне, как идти. Но теперь я даже не знаю, в какой оно стороне. Не могли бы вы подсказать?

— Запросто! — ответил голос.

И из темноты, шурша листьями, к ней приблизился странный небольшой зверь, какого птица курица никогда не видела. У него была вытянутая мордочка, крепкие лапы с когтями и круглые черные глазки. Но самое поразительное, что он весь был покрыт иголками.

— Какая у вас интересная внешность! — удивилась птица курица. — Вы кто?

— Еж, разумеется, — ответил еж. — Что тут спрашивать! Нормальный еж. Достаточно крупный. А идти следует так. Поднимешься наверх. И там начнется горелый лес.

— Горелый? — переспросила птица курица.

— Очень горелый, — подтвердил еж. — Ты его сразу узнаешь, поскольку все будет пахнуть горелым. Камни, обугленные стволы, выгоревшая трава. Это запросто! А за горелым начнется береговой. Береговым он называется потому, что огибает берег озера. Все на свете пахнет по-своему, и найти дорогу очень легко. Надо только нюхать. Я это к чему говорю? Если в горелом учуешь запах пожара, то в береговом — запах озера. Иди на этот запах и придешь куда тебе надо. Озеро пахнет небом, водой, гнилыми корнями, осокой, песком, ракушками, улитками и рыбой. Не забудь, что и рыбой!

— Всем сразу? — удивилась птица курица.

— Еще облаками. Чуть не забыл! — добавил еж. — Но рыбой и ракушками сильнее.

— А разве облака пахнут? — спросила птица курица.

— Когда отражаются в воде, — сказал еж. — Все, что отражается в озере — пахнет озером.

— И луна? — спросила птица курица.

— Когда отражается, — пояснил еж.

— Я никогда не видела озера. И не нюхала его, — призналась птица курица.

— Тогда чего ты стоишь? — рассердился еж. — Иди и понюхай!

— Огромное вам спасибо, — благодарно заговорила птица курица. — Я так вам обязана! Ведь поначалу я ужасно вас испугалась!.. А вышло, что напрасно.

— Никогда не следует пугаться напрасно, — сказал еж. — Надо сперва обдумать, стоит ли пугаться вообще. Может, достаточно чуть-чуть побояться. А то, вместо того, чтобы чуть-чуть побояться, испугаешься так, что потом придется много есть, чтобы пополнить силы.

— Вы совершенно правы... — Тут птица курица замолчала, не зная, как лучше обратиться к ежу. — Скажите, пожалуйста, — сказала она, — как к вам лучше обращаться?

— Это что значит? — не понял еж и от непонимания чихнул.

Птица курица задумалась.

— У нас на дворе к кошке обращаются «уважаемая», к лошади — «дорогая», к корове — «милая», к гусаку — «господин», а к козлу — просто «козел», — сказала она.

— Тогда все вместе, — объявил еж. — Это любому ежу понятно.

Птица курица произнесла с особым выражением в голосе:

— Огромное вам спасибо, уважаемый, дорогой, милый, господин козел еж!

— Не стоит благодарности, — скромно ответил еж. И побежал вдоль оврага, с гордостью повторяя:

— Уважаемый, дорогой, милый, господин козел еж! Изумительно! Уважаемый, дорогой, милый, господин козел еж! Чудесно!

Пока не затих в темноте.

А птица курица начала подниматься по склону. И, несмотря на то, что в овраге было так же черно, ей стало совсем не страшно.

Едва она одолела подъем, запахло горелым и взгляду открылось большое пространство, на котором тут и там, озаренные сиреневым светом, торчали мертвые обгоревшие деревья без ветвей и верхушек, как прямые черные палки. Она медленно пересекла этот печальный участок, и, наконец, ее встретил высокий береговой лес, влажный, прохладный, живой. Птица курица вошла в густые дебри и тут же почувствовала совершенно новый, неизвестный ей запах. В нем одновременно были аромат влаги, запах улиток и ракушек, дурман гнилых кореньев, йодистый привкус тины и еще множество самых разных запахов и ароматов. И она с волнением поняла, что это и есть великий дух озера. Ощутив радость, она поскорее устремилась к этому древнему духу. Он делался все острее, ярче, набирал силу. И вдруг птица курица заметила, как что-то плоское блеснуло между деревьями. Она побежала в ту сторону и остановилась на крутом обрыве. Перед нею, как глубокий вдох, раскрылась картина столь завораживающая и прекрасная, что у птицы курицы замерло сердце.

Далеко внизу блестело озеро. Черное небо вздувалось над ним, полное космического ветра, заставлявшего звезды мерцать. Сквозь волнистые облака расплывчато сияла луна. И вся эта удивительная игра света отражалась в воде. Темен и неподвижен был лес, в оправе которого лежало озеро, и в одной из его бухт рядом с деревянными мостками, как чудо, как сон, как наваждение, белели лебеди. Их было много. Пятнадцать. Двадцать. Она не могла сосчитать. И восторг охватил птицу курицу.

— Я попала в сказку! — прошептала она.

Не зная, как поскорее оказаться внизу, она заметалась по краю обрыва, побежала в направлении бухты, где склон был не таким крутым, и обнаружила узкую тропинку. Освещенная луной, она была хорошо видна, и птица курица шаг за шагом осторожно спустилась. Здесь росло много кустов ежевики. Тропинка вилась в их густоте, огибая озеро. И птица курица помчалась по ней, слыша нетерпеливый стук своих лап о землю. Слева теперь постоянно блестела вода. Иногда в ней всплескивала рыба или рождался легкий шелест волны, словно сказочный дух озера тихо вздыхал, что-то припомнив из прошлого.

— Дикие лебеди! — шептала птица курица. — Я нашла вас! Я пришла к вам! Все было не напрасно! Все сбылось!

Тропинка вывела ее на пустой пляж. Птица курица ступила на мокрый песок. Тут и там сверкали ракушки и тянулись пахучие нити озерной тины. Отсюда уходили в озеро деревянные мостки. Вдохнув незнакомые запахи, птица курица запрыгнула на мостки и пошла по доскам. Она шла, поглядывая на лебедей, которые находились теперь совсем близко от нее, и она отметила, что их гораздо больше, чем ей поначалу показалось, и среди них были и средние по величине, и крупные, а в центре медленно плавал самый большой из них. Он гордо возвышался над всеми длинной шеей. И осанка у него была благородная.

Так дошла птица курица до конца мостков и остановилась. Она не знала, как ей обратиться к лебедям. Она не заготовила никаких фраз. Она почему-то была уверена, что лебеди сами все поймут и даже будут ждать ее, потому что каким-то таинственным образом уже знают, что она к ним идет, и встретят ее с радостью. Сердце ее дрожало от восторга и волнения.

Однако ни один лебедь не подплыл к ней. Они держались обособленно и не смотрели в ее сторону. Будто ее не было рядом с ними на краю мостков. Птица курица смутилась. Окликнуть их, чтобы обратить на себя внимание, казалось невозможным. Ночь была прекрасна, а тишина волшебна. К тому же, разве выразишь в крике то, о чем она хотела попросить? Ведь это была мольба ее сердца.

И она стала ждать.

Время шло, близился рассвет, но лебеди по-прежнему не замечали ее, и, наконец, когда один из них оказался ближе других, она тихо позвала его:

— Господин лебедь!

Лебедь повернул голову и удивленно спросил:

— Вы ко мне обращаетесь?

— К вам! — сказала птица курица. — Простите, пожалуйста, не могли бы вы подплыть сюда, потому что я не умею плавать.

— А в чем, собственно, дело? — важно спросил лебедь.

Птица курица не нашлась, что ответить. Отражаясь в воде, лебедь приблизился к краю мостков.

— Доброй ночи! — прошептала птица курица.

— Доброй! — ответил лебедь. — Только, пожалуйста, поспешите! Я не могу тратить время на пустые разговоры.

— Но то, о чем я хотела попросить — не пустые разговоры... — робко заговорила птица курица. — Мне трудно объяснить... Потому что не все можно рассказать коротко. Я пришла с просьбой. Она покажется вам странной... Но... Это очень важно... Я так долго мечтала... Всю жизнь!.. Не могли бы вы поднять меня в небо? — наконец решилась она произнести заветные слова. — Мои крылья слишком слабы, чтобы взлететь.

Лебедь взглянул на нее с недоумением.

— Как это следует понимать? — спросил он. Птица курица потупилась. Она ждала ответа со страхом и надеждою.

— Да вы в своем ли уме? — вдруг с гневом воскликнул лебедь. — Как вы могли решиться попросить об этом, жалкая домашняя курица! Как вы осмелились?! Ваше место в курятнике рядом с трусливым петухом! Какая наглость — обратиться к лебедю с подобной просьбой! Я просто шокирован! Я оскорблен!

— Но чем же я оскорбила вас? — спросила птица курица, чувствуя, как от обиды слезы подступают к глазам.

Лебедь выгнул шею и грозно зашипел над самой ее головой. Потом он с отвращением отвернулся и поплыл к стае. «Вот все и кончено!» — подумала птица курица, ощутив полное свое одиночество. Не осталось ни веры, ни надежды, и мечта о небе была утрачена навсегда. Горячие слезы переполнили ее глаза. Все затуманилось перед птицей курицей. И первый раз в своей жизни она зарыдала. Ей больше некого было стыдиться.

— Почему вы так красивы и так злы? — шептала она сквозь слезы. — Я больше не хочу жить!

И сияющее лунное озеро, сказочное озеро, лебединое озеро, прекраснейшее из всех озер, расплылось в тысячах ярких капель, в мириадах переливчатых огней. Внезапно она ощутила, как кто-то подплыл к ней. Она услышала рядом сильное дыхание и поняла, что это вернулся лебедь.

— О чем вы так безутешно плачете? — спросил незнакомый голос.

Но птица курица не смогла ответить. От слез ей было трудно дышать.

— Успокойтесь, пожалуйста! Я не сделаю вам ничего дурного, — повторил тот же голос.

Птица курица раскрыла глаза и увидела перед собой большую голову лебедя, его темные глаза, внимательно ее рассматривающие.

— Что привело вас сюда так поздно? — спросил лебедь. — Здесь ночью очень опасно.

Только теперь птица курица разглядела, что рядом с нею был самый большой лебедь, которого она прежде видела в центре лебединой стаи.

— Я шла, — с трудом начала говорить птица курица. — Шла попросить взять меня в небо. Один раз! Единственный! У меня есть крылья, но они слишком слабы, чтобы я могла подняться так высоко.

— Странное желание для домашней курицы, — задумчиво произнес лебедь. — Это ваша мечта?

— Да. Меня в насмешку назвали птицей курицей, — призналась птица курица. — Небо снится мне. Я прыгала с забора, ехала на кошке и на лошади, но это не было полетом. Мне всегда говорили: курица не птица.

— Откуда вы пришли? — спросил лебедь.

— С хутора, — ответила птица курица. — Наша лошадь сказала, что надо попросить вас, потому что вы очень сильные птицы. Другой возможности не будет.

— И вы последовали ее совету, — сказал лебедь.

— Она возит телегу по дороге, огибающей озеро, — объяснила птица курица. — Она предупредила, что скоро вы улетите. Я шла весь день. — Тут птица курица снова заплакала. — Но добралась лишь теперь, поздно ночью, потому что заблудилась в лесу. Лошадь сказала, что нет ни одной прекрасной мечты, которую нельзя было бы осуществить. Я поверила ей.

— Это несомненно так, — произнес лебедь, наклонив голову. — Жизнь имеет смысл только потому, что прекрасные мечты осуществляются. Залезайте на мою спину! И держитесь крепко!

— Вы возьмете меня в небо? — робко спросила птица курица.

— Ни на минуту не откладывая! — ответил лебедь. -Я увидел, как вы горько плачете. Нельзя не замечать тех, кто плачет, если хочешь быть сильным.

И он подплыл к самым мосткам.

Еще не веря тому, что все происходящее не плод воображения, птица курица спрыгнула на спину лебедя, прижалась к его упругим перьям и увидела, как деревянные мостки начали медленно отодвигаться от них и со всех сторон ее окружила черная вода. Они проплыли мимо белоснежной стаи лебедей, которые, изогнув длинные шеи, смотрели им вслед, и тут лебедь раскрыл гигантские крылья, и только теперь птица курица ощутила, какая могучая птица несет ее на себе. Лебедь приподнял грудь над водой, вытянул вперед шею и побежал по воде, с плеском отталкиваясь от нее лапами и часто взмахивая крыльями.

Никогда еще птица курица не двигалась в пространстве так быстро.

«Какая сумасшедшая скорость!» — подумала она. Страх охватил ее.

И вдруг наступила тишина. Блестящая поверхность воды начала плавно уходить вниз, поток воздуха зашумел в крыльях лебедя, и птица курица поняла, что летит. Да! Ничто более не соединяло ее с озером. Подобного чувства она не испытывала, когда ехала на кошке или на лошади. Тогда в каждом их шаге она ощущала соприкосновение с землей.

Тяжелая масса озерной воды головокружительно опускалась. Лебедь накренился, поворачивая, и вдруг озеро выскользнуло из-под них, и внизу понеслись темные вершины береговых деревьев.

— Я лечу! — прошептала птица курица. — Я лечу! Я птица!

Ей почудилось, будто тело ее стало невесомым.

А лебедь поднимался выше.

Темные просторы лесов и полей раскрылись перед птицей курицей. С удивлением увидела она, что горизонт покат и окружает ее отовсюду, со всех ста тысяч сторон. Земля была чернее неба. Невидимые вихри носились под звездами, оставляя за собой сияния. А по поверхности земли были рассыпаны редкие огни. И птица курица догадалась, что это окна в домах и что так бывает не только в эту ночь, но всегда.

Все круче забирался в небо лебедь. Вдали показался пылающий остров.

— Что это? — спросила птица курица.

— Город, — ответил лебедь. — Вы хотите увидеть его?

— Очень! — воскликнула птица курица.

Плавно взмахивая крыльями, которые от лунного света казались еще белоснежней, лебедь полетел в ту сторону. Птица курица зачарованно смотрела вперед. Незнакомые земные пространства величаво плыли под нею. Кто там жил? О чем думал? Что чувствовал? Сколько сердец билось в той непроглядной темноте?

Блеснула изгибом река. Вспыхнул и погас стеклянный осколок озера. Когда подлетели к городу, на востоке появились отблески зари. Звезды в той части неба погасли, и нежная струйка расплавленного золота текла по горизонту. «Так вот что такое полет!» — подумала птица курица с восторгом.

Освещенный фонарями город сетью разноцветных огней переливался под ними. Птица курица увидела каменные улицы и крыши домов. Проплыла внизу украшенная иллюминацией площадь, по которой двигался автомобиль. «Неужели это сон? — вдруг со страхом подумала птица курица. — И я проснусь и пойму, что на самом деле ничего этого никогда не было!»

Она глубоко вдохнула в себя холодный воздух.

«Нет, — промолвила она, испытывая жаркое счастье. — Это происходит сейчас и со мной. Это моя жизнь».

Лебедь сделал широкий полукруг над пустыми улицами, и птица курица разглядела внизу странную гусеницу из огоньков, которая выползла из города в темное поле, освещая себе путь лучом света.

— Что это? — спросила она.

— Вы никогда не видели поезд? — удивился лебедь.

— Никогда, — ответила птица курица. — Но каждый день я слышу его шум, когда он проходит мимо хутора за лесом. Я думала, он тяжелый.

— Он очень тяжелый, — сказал лебедь. — Просто мы смотрим на него с большой высоты.

Лебедь снизился, и они полетели над полем вблизи грохочущего состава.

— Что бы вы хотели увидеть еще? — спросил лебедь.

— Облака, — ответила птица курица.

— Вы не побоитесь подняться так высоко? — спросил лебедь.

— Не побоюсь, — ответила птица курица.

— Но знайте: там очень холодно, — сказал лебедь.

— Зато я подышу с ними рядом, — сказала птица курица.

И оставив поезд бежать по железному пути, лебедь взмыл к небу.

— До волнистых тучек нам не добраться, — объяснил он. — Там мы превратимся в куски льда. А до красивого пышного облака попробуем.

И они полетели к пышному облаку. Даже во снах своих птица курица не ощущала себя на такой высоте, на какой они были. А они забирались все выше. «Я в небе!» — затаив дыхание, думала птица курица, с удивлением замечая, как край земли поднимался, а на востоке все ярче разгоралась заря. Уже облако стало дымчато-золотым.

— Сейчас откроется солнце, — сказал лебедь. — Внизу еще не видят его. Но мы так высоко, что оно вот-вот появится.

И вдруг птица курица увидела сияющий огненный край солнца, который показался из-за горизонта. Освещенные его лучами, они приближались к великой снежной горе, которая висела в воздухе на сумасшедшей высоте.

— Какая громада! — прошептала птица курица.

И ничего больше не могла сказать от охватившего ее трепета.

Они долго летели мимо облака, а глубоко под ними в дымке рассвета плыла земля. И как она была таинственна! Как необъятна! Сердце птицы курицы дрожало от счастья и восхищения.

— Пора вниз! — сказал лебедь. — Пока будем снижаться, там тоже наступит день. Я отнесу вас к вашему дому, чтобы вам не пришлось снова идти через лес. Вы только покажете мне хутор.

Клубясь красным пламенем, солнце вставало из-за горизонта, а они широкой дугою снижались, и от этого восход длился непривычно долго. Иногда у птицы курицы возникало ощущение, что это не они опускаются, а тяжелая планета всплывает к ним из небесного океана. Уже хорошо были видны леса, поля, озера. Потом, словно игрушечные, обозначились дома.

— Я возвращаюсь! — тихо произнесла птица курица.

Она уже ясно видела прямую линию железнодорожного пути. Затем, словно чьей-то сильной рукой собранные в одном месте, возникли четыре крыши.

Поток воздуха все сильнее шумел в крыльях лебедя.

— Это наш амбар и рядом хлев, — сказала птица курица. «Наверное, все еще спят», — подумала она с какою-то особой нежностью.

Лебедь сделал плавный разворот, пролетел над телевизионной антенной, что торчала на крыше дома, и, шумно хлопая крыльями, приземлился между амбаром и конурой пса.

Птица курица ошиблась. Не все в этот ранний час спали на хуторе. Корова жевала жвачку, лежа на правом боку, лошадь стояла в стойле вся в слезах — она была уверена, что птица курица погибла, козел задремал лишь под самое утро. И вот, сквозь эту сладкую дрему, когда ему, наконец, стало сниться что-то простое и радостное — зеленое поле в цветочках, белая коза с серебряным колокольчиком на шее и веночком васильков на рогах, вдруг раздался нарастающий шум крыльев лебедя. Козел мгновенно проснулся и заорал истошным голосом:

— З-е-м-л-е-т-р-я-с-е-н-и-е!!! Услышав его крик и толком не поняв, что произошло, но ужасно испугавшись, корова вскочила на ноги, ринулась из стойла прочь, вышибла рогами ворота хлева и вылетела на двор. Следом за нею, громко заржав, выбежала лошадь. А за лошадью с диким визгом выкатились обе хрюшки. Сейчас же из сарая, как очумелый, выбежал индюк. Гуси громко загоготали и с криками «Началось!» ринулись всем стадом в узкие двери. Из курятника, звонко хлопая крыльями и теряя на ходу перья, с кудахтаньем и кукареканьем вылетели куры и петух. Из конуры выкатился пес и, еще ничего не соображая спросонья, на всякий случай залаял. Отовсюду — с поля, из кладовой и амбара — высыпали мыши. Кошка, как самая мудрая и видевшая в своей жизни не только хутор, но и все, что показывали на экране телевизора, лениво появилась в дверях, потянулась, прогибаясь в спине, но вместо того, чтобы привычно начать вылизывать язычком грудку, удивленно застыла на месте.

Посреди двора, освещенный ярким золотом солнца, стоял белоснежный лебедь, а на его спине сидела коричнево-бронзовая птица курица.

— Вы живы? — промолвила лошадь, вздрогнув ноздрями.

— Вы летали? — удивилась корова.

— Вы были в небе? — взвизгнули свиньи.

— Она вернулась! — прошептал пес, недоверчиво моргая глазами.

— Невероятно! — ахнула кошка.

Птица курица спрыгнула со спины лебедя на землю, оглядела всех, кто окружал ее, и сказала, задыхаясь от счастья:

— Доброе утро! Я видела озеро, город, округу и поезд. Я дышала небом. Я летала рядом с облаком. Спасибо вам, добрый лебедь! Я никогда вас не забуду!

— Прощай, птица курица! — сказал лебедь, поднял гордую голову и расправил крылья. — Ты можешь считать себя птицей!

— Она птица, — сказала лошадь.

— Птица, — сказала корова.

— Птица, — залаял пес.

— Птица, — загоготали гуси.

— Она птица, — завизжали свиньи.

— Птица! — закричал индюк.

— Просто птица! — прошептала кошка.




А. Кутерницкий
Художник Катя Толстая
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017