Детский журнал Костер
Июль 2019 г.


Июль 2019 года

Аптека для души

Жить без романтики сложно

У нас в гостях Федор КОНЮХОВ — отважный путешественник, совершивший невероятное количество экспедиций и установивший множество рекордов. Будучи путешественником по призванию и художником по образованию, он не только бороздил океаны, покорял высочайшие горы и поднимался в небо, но постоянно делал во время экспедиций зарисовки и этюды, которые позже становились живописными полотнами. Недавно в Русском музее прошла большая выставка работ Федора Конюхова. Мы побывали на этой выставке и поговорили с Федором Филипповичем о его творчестве, путешествиях, рекордах и, конечно же, о книгах.

— Федор Филиппович, для Вас как для путешественника живопись — это хобби или такое же дело жизни, как и экспедиции? Предполагали ли Вы, что когда-нибудь Ваши картины будут выставляться в знаменитых музеях?

— Я никогда не думал, что мои картины будут выставляться в Русском музее… Пока учился и жил в Петербурге, всегда в любую свободную минуту заходил сюда, наслаждался произведениями искусства, но даже в мечтах не представлял, что мои работы окажутся рядом с известными шедеврами русского искусства.

Прежде всего я художник, а потом путешественник. И мне очень жаль, что меня стали больше знать как путешественника, чем как художника. Я одинаково люблю и живопись, и экспедиции.

— Идеи и замыслы Ваших работ часто появлялись прямо во время экспедиций. Расскажите, пожалуйста, как это происходило.

— Я все время делаю эскизы в путешествиях. Я же художник. А художник не может быть равнодушен ни к чему, особенно к природе. Вообще, быть художником сложно. Вот, например, я пять лет писал мыс Горн. Один раз прошел его — изобразил ветра и китов. Потом мы прошли с командой — команда мыс сфотографировала. И когда я увидел фотографии, я понял, что они лучше, чем мои картины. А потом осознал, что в картине важно не точно передавать вид (как на фотографии), а показать что-то свое, то, что открылось именно тебе. Проблем с идеями для картин у меня нет, есть проблемы со временем и передачей через палитру своей энергии и духовного настроения.

— Морские экспедиции, опасные путешествия в одиночку, поиски и открытия — все это темы многих приключенческих произведений. Не они ли повлияли на Вас и помогли найти призвание? Есть ли у Вас любимый писатель, любимые книги?

— Да, пожалуй, и книги в том числе оказали на меня влияние. С детства я любил «Робинзона Крузо» Даниэля Дефо. И даже читать научился по этой книге. Люблю я и Джека Лондона, и Фенимора Купера, и Жюля Верна… Сейчас перечитываю «Старуху Изергиль» Максима Горького. Когда учился в школе, читал «Братьев Карамазовых» Достоевского и «Анну Каренину» Толстого, мне эти книги совсем не нравились, а сегодня с огромным удовольствием читаю их снова. Я считаю, что в школе подобные произведения изучать еще рано.

— Федор Филиппович, сегодня количество совершенных Вами экспедиций с первого раза и не перечислишь. А помните ли Вы свое первое путешествие?

— Конечно помню. Свое самое первое путешествие я совершил, будучи еще школьником, тогда мне было пятнадцать лет. Я пересек Азовское море на вёсельной лодке.

— Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать настоящий путешественник и что обязательно нужно узнать, прежде чем отправляться в экспедицию?

— Часто бывает, что ко мне подходит ребенок и говорит: «Федор Филиппович, хочу быть путешественником, как Вы». А я спрашиваю, почему он не хочет стать художником, или поэтом, или писателем. В ответ: «У меня нет таланта». И я в таком случае задаю вопрос: «А откуда ты знаешь, что в тебе есть талант путешественника?» К путешествиям должен быть такой же талант, как к живописи, поэзии, писательству, инженерии, науке. Надо много работать, долго учиться, нужно стать образованным, а уже потом отправляться в путешествие.

— Передаете ли Вы свой уникальный профессиональный и художественный опыт новому поколению? И можно ли вообще, по Вашему мнению, чему-то научить юных людей?

— Я не учу молодежь. Я вообще не люблю поучать. Я хотел бы, чтобы они были романтиками, любознательными, любопытными, чтобы они были добрыми. А говорить: «Делай вот так или эдак, будь спортсменом, путешествуй», — не могу. У каждого человека свой путь, каждому дается своя судьба и свой талант. Бывает, что мы ошибаемся из раза в раз. Одному дан талант к живописи, он может стать хорошим художником, а в итоге становится плохим банкиром; другой должен быть финансистом, а идет в художники, пишет плохие картины и сокрушается о том, что его не признают. Нужно считаться с талантом, прислушиваться к нему.

— О чем Вы мечтали в детстве? Как Вы считаете, сбылось ли это? И о чем мечтаете Вы сейчас?

— В детстве я мечтал о Северном полюсе. Я хотел совершить экспедицию, дойти до Северного полюса, как то планировал Георгий Яковлевич Седов. Мой дедушка путешествовал с ним в 1901 году и рассказывал об этом отважном исследователе мне, а я вдохновлялся его историями. Но сбылось даже больше: я мечтал дойти до Северного полюса и совершить кругосветное путешествие на яхте. А об Эвересте, Южном полюсе, полете на воздушном шаре даже и подумать не мог, однако эти путешествия случились… Сейчас я мечтаю отправиться к стратосфере на воздушном шаре и пересечь Гренландию на собачьих упряжках.

— Что Вы хотели бы пожелать нашим читателям?

— Я не очень люблю давать напутствия. Когда приезжаю в школы и спрашиваю у ребят, кем они хотят быть, никто не встает и не рассказывает, что хочет быть географом, моряком, летчиком, космонавтом. Все как один отвечают, что хотят быть юристами, финансистами, менеджерами, программистами. Это, конечно, тоже хорошо. Но немножко печально. Я им говорю, что нужно лететь на Марс, рассказываю о нашей солнечной системе, а они спрашивают, на машине какой марки я к ним приехал... Я очень хотел бы, чтобы дети были романтиками. Ведь если романтики нет, то сложно жить интересно.

Рисунки автора

Картины Федора Конюхова



Николай Харлампиев
Главный редактор

Страничка автора