На главную Rambler's Top100
Июль 2008 г.
Июль 2008 года



Герои неземных стихий Самолеты 'КРАСНОГО БАРОНА'

В начале Великой Отечественной войны самый ярый приспешник фюрера Йозеф Геббельс заявил:«Ни одна бомба не упадет на Берлин! Советская авиация уничтожена!». Но уже в ночь на 8 августа 1941 года наши самолеты нанесли первый бомбовый удар по столице фашистской Германии.

ИТАЛЬЯНСКИЙ БАРОН

Вначале налеты совершались на самолетах конструкции Ильюшина, поднимавшихся с острова Сааремаа в Балтийском море. Однако к осени 1941 года в этих рейдах начали принимать участие машины нового типа, взлетавшие уже с подмосковного аэродрома и, отбомбив по Берлину, возвращавшиеся обратно на тот же аэродром. Это были дальние бомбардировщики ДБ-240, созданные под руководством авиаконструктора Роберта Людовиковича Бартини.

Роберто Бартини Роберто Бартини — итальнский революционер. 1920-е годы

Он был итальянцем, сыном барона Людовико Бартини. Детство Роберто, без преувеличения сказать, было райским. Он мог позволить себе любой каприз. Однако это нисколько не изнежило и не испортило его. Он вырос человеком крепким и телом, и духом.

Уже в ранние свои годы Роберто отличался большой смелостью и решительностью, обладал цепкой, «фотографической», памятью. Он умел говорить на семи европейских языках, одинаково свободно писал и рисовал как левой, так и правой рукой. А еще в нем рано обнаружилось удивительное свойство предчувствовать. Потом он нередко удивлял тем, что отвечал на вопросы раньше, чем они были заданы.

Роберто Бартини окончил гимназию во время Первой мировой войны и сразу же был мобилизован в армию. Но служба его продолжалась недолго. Он попал в плен и оказался в России. На родину возвратился уже после революции.

Роберту Людовиковичу Бартини — 75 лет

ВПЕРЕДИ СВОЕГО ВРЕМЕНИ

Но, видно, пребывание в России для него бесследно не прошло — он сам стал революционером. Он выполнял опасные задания. Какие? Кто знает, теперь это уже не выяснить. Известно только, что однажды случился провал. Над Бартини нависла угроза ареста. И тогда он тайно уехал в Советскую Россию.

Надо отметить, что в Италии Бартини не только занимался политикой, но и прилежно учился, мечтая стать авиаконструктором. Уезжая в «первую страну социализма», он дал себе клятву сделать так, чтобы «красные самолеты летали быстрее черных», то есть фашистских. Долгое время о Роберте Людовиковиче Бартини (так на русский манер его стали называть) ничего не сообщалось. И понятно почему. Бартини удалось попасть в авиастроение, где он начал создавать боевые, а значит, секретные машины. И какие машины! Например, его истребитель «Сталь-6» одним из первых достиг скорости 420 километров в час. Самолет «Сталь-7» имел дальность полета 5000 километров, в несколько раз большую, чем существовавшие в те годы машины. А стреловидный перехватчик Р-114 должен был развивать скорость в два раза больше звуковой. И это в начале 40-х годов, в пору еще винтовых самолетов! Он создавал аппараты, летящие невысоко над землей или водой, опираясь на слой сжатого воздуха, «воздушную подушку».

«ШПИОН МУССОЛИНИ»

Дальний, сверхзвуковой ракетоносец Бартини

Проекты Бартини многих пугали своей неожиданностью. Они на десятилетия опережали время. Кого-то это раздражало, кого-то раздражал он сам — независимый, гордый, прозорливый, этакий «герой-одиночка».

Сколько раз его КБ, конструкторское бюро, закрывали по самым надуманным причинам. В 1938 году Роберт Людовикович без всякой вины был арестован как «враг народа» и «шпион Муссолини».

Ему еще сильно повезло, что попал он в «шарашку», тюремное КБ, а не на прииски Колымы, как, например, Сергей Королев, будущий Главный конструктор космических ракет. Десять лет проработал Бартини за решеткой. А потом еще пять лет жил, лишенный прав, униженный и оскорбленный. Но удивительно, не озлобился, не потерял интереса к делу, которому посвятил себя.

Долгая жизнь в России, тюрьма, невзгоды и неурядицы приучили его, итальянца, к сдержанности, неспешности, скупым жестам. Был он из тех, кого нынче принято называть трудоголиками, всегда работал с полной отдачей сил, не считаясь со временем. Какие там восемь часов! Ему и суток было мало. И так до последних дней своей жизни.

БОГАТСТВО ИНЖЕНЕРА БАРТИНИ

Проект аппарата на воздушной подушке Р. Л. Бартини

Дорогих вещей, полированной мебели или там хрусталя в его доме не было никогда. Пожалуй, самым ценным своим богатством он считал замечательно изготовленные модели летательных аппаратов, да еще книги, занимавшие в его квартире основное место.

К собственной одежде относился с безразличием, за модой не гонялся и изысканных костюмов не носил. Был бессребреником. Рассказывали, что завещанные ему отцом, умершим за границей, несколько миллионов долларов он передал МОПРу, Международной организации помощи революционерам.

Науку Бартини любил и высоко ценил. Чуть ли не первым он начал рассчитывать крылья самолетов по строго научным методам, только что тогда появившимся. Именно потому его машины смогли стать самыми скоростными.

Но мало кто знал, что Роберт Людовикович, создавая самолеты, находил время и для научной работы по физике. Одних технических расчетов, одних чертежей ему, очевидно, было мало. Хотелось понять природу физических явлений, пока еще не разгаданных учеными.

ТАИНСТВЕННЫЙ ФИЗИК

Рисунок Р.Л.Бартини к его фантастической повести «Цепь»

Работы на «отвлеченные» темы он подписывал никому не известным именем. Под одной его научной статьей, напечатанной в 1965 году в «Докладах Академии наук», стояла подпись: Роберто Орос ди Бартини. Физики были в недоумении: «Кто это?». Такого ученого никто не знал. Решили, что под столь странным именем скрывается кто-то из маститых физиков-теоретиков.

Бартини, инженер и ученый, был также и талантливым художником. Стены домашнего кабинета Роберта Людовиковича украшали его рисунки. Он сам иллюстрировал свою фантастическую повесть, которую так и не успел закончить, о неведомых еще силах природы. «Непонятое вами,— не раз говорил Бартини, — остерегайтесь называть неосуществимым». Умер Роберт Людовикович внезапно, прожив 77 лет. Произошло это 6 декабря 1974 года. В тот день он работал дома, за письменным столом. По-видимому, почувствовал себя плохо. Успел дойти до умывальника в ванной комнате и упал. Там его и нашли спустя два дня после смерти.

Когда начали разбирать личный архив Бартини, в нем обнаружили письмо-завещание. Роберт Людовикович обращался с просьбой собрать все сведения о его необычной, очень непростой и противоречивой жизни и призывал: «Извлеките из нее урок».




Геннадий Черненко
Художник Елена Эргардт
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017