На главную Rambler's Top100
Октябрь 2009 г.
ОКТЯБРЬ 2009 года

Герои неземных стихий

ВЕРХОМ НА РАКЕТАХ

Инженера к ученого Макса Валье можно назвать «немецким Циолковским». В начале 20-х годов прошлого века он написал книгу под названием «Полет в мировое пространство». До выхода в космос еще оставалось много лет, еще не существовало реактивной авиации, но Валье твердо верил: победа уже не за горами.

ПЕРВЫЙ ШАГ

Он никогда не был богат. А между тем задуманные опыты с ракетами требовали немалых расходов. «К сожалению, — вспоминал Валье, — у меня не было ни денег, ни технических средств для того, чтобы доказать на практике справедливость моих идей». Его многочисленные лекции и статьи о межпланетных путешествиях давали очень мало. Надо было искать финансовую поддержку со стороны.

Нашел он ее у знаменитой автомобильной фирмы «Опель», согласившейся взять на себя расходы на проведение опытов, в частности, с ракетными автомобилями. Эти опыты, по мысли Валье, должны были стать первым шагом на пути к реактивной авиации, а затем и звездоплаванию. Фирма решила для начала установить на серийном «Опеле», на его багажнике, пару ракет калибра 50 и 90 миллиметров.

Макс Валье рвался сам совершить первую поездку на ракетном автомобиле, но глава фирмы Фриц Опель (как говорится, «хозяин — барин») доверил это своему инженеру Курту Фолькхарту, бывшему автогонщику.

НА «ПОРОХОВОЙ БОЧКЕ»

Ракетный автомобиль «Опель-Рак 1»

Опыт был рискованным. Ракеты могли взорваться в любую секунду и погубить смельчака. Машина рванулась со старта, подобно стреле, выпущенной из лука, и помчалась, набирая скорость. Ракеты горели недолго, всего несколько секунд, после чего автомобиль ехал свободным ходом до полной остановки. «Еще десять секунд такого разгона, — произнес Фолькхарт, выбираясь из машины, — и я побил бы рекорд скорости».

Спустя месяц появился второй, уже специально сконструированный ракетный автомобиль, получивший наименование «Опель — Рак 1». По внешнему виду он отличался от обычной гоночной машины тех лет лишь задней насадкой с двенадцатью пороховыми ракетами крупного калибра.

Опыты с новым ракетным автомобилем начались Ракетный автомобиль 11 апреля 1928 года на испытательном «Опель-Рак 1» поле фирмы «Опель» в Рюссельхейме. Их проводили без публики и прессы. Во время второго пробега произошел взрыв одной из ракет. К счастью, ни водитель (все тот же Фолькхарт), ни автомобиль при этом не пострадали.

Ракетный «Опель» готовят к старту

ПОД ЗЛОВЕЩЕЕ ШИПЕНЬЕ

На следующий день опыты были продолжены. Они были уже публичными, в присутствии многочисленных зрителей, занявших трибуны автодрома. Ставилась задача проехать по треку целый круг, то есть около полутора километров.

Автомобиль зарядили полным комплектом ракет. И вот — старт. Зловещее шипенье подожженных ракет, огонь, дым. Автомобиль сорвался с места, как рассказывал Валье, «с захватывающей дух быстротой». Спустя несколько секунд он уже несся мимо трибун со скоростью более 100 километров в час. Под аплодисменты и крики восторга собравшихся на автодроме ракетная машина, как и было задумано, проехала полный круг.

После такого успеха и Опель, ранее смотревший на ракеты скептически, поверил в их могучую силу. Фирмой был построен еще более совершенный автомобиль «Опель — Рак 2». Испытания его перенесли на просторный автомобильный трек «Авусбан» под Берлином, и 23 мая 1928 года Фриц Опель сам совершил поездку на новой машине с батареей из двадцати четырех ракет. Они содержали в общей сложности сто двадцать килограммов пороха. Этого заряда было достаточно, чтобы взорвать трехэтажный дом.

Проект реактивного самолета Макса Валье

РЕАКТИВНЫЕ КОЛЕСНИЦЫ

В одной из берлинских газет Опель так описывал свои ощущения во время этого крайне рискованного пробега: «Я нажимаю на педаль зажигания. Позади меня раздается вой, и я ощущаю резкий бросок вперед. Снова жму на педаль, затем — еще раз и, как бы охваченный яростью, — в четвертый раз... Позади меня бушует неудержимая сила».

Как вспоминал очевидец, пробег сопровождался громом ракетных выстрелов и восторженным ревом двух тысяч зрителей. Опелю удалось проехать добрых два километра, даже больше, чем планировалось, развив при этом скорость 230 километров в час!

Американский сверхскоростной реактивный автомобиль «Голубое пламя»

С самого начала отношения Макса Валье с владельцем фирмы не складывались. Очень часто их взгляды расходились, особенно в тех случаях, когда речь заходила о научных опытах. Валье расстался с Опелем и занялся конструированием ракетных дрезин, то есть реактивных колесниц, которые должны были мчаться по железнодорожным рельсам.

Валье считал, что на рельсах можно развить куда большую скорость, чем на треке автодрома. Не все пуски проходили удачно. Дрезины были беспилотными, но одна из них имела сиденье для водителя. На ней Валье собирался сам совершить пробег. Однако при первом же пробном беспилотном пуске ракеты взорвались и буквально разнесли эту дрезину в щепки.

БЫСТРЕЕ ЗВУКА

Тогда неутомимый изобретатель построил ракетные сани и пронесся на них по льду озера Эйбзее. Неделю спустя, сани, правда, без человека на борту, достигли рекордной скорости почти в 400 километров в час!

Макс Валье хорошо понимал, что для реактивной авиации и космических полетов понадобятся совсем другие двигатели, не пороховые ракеты. Он сконструировал жидкостный «ракетный мотор» и успешно опробовал его на автомобиле. Но следующий опыт 17 мая 1930 года закончился катастрофой. При пуске двигатель взорвался, и Валье, сидевший в машине, был убит наповал осколком стального цилиндра. Пионер звездоплавания, энтузиаст ракетной техники погиб на 36-м году жизни.

Более семидесяти лет назад Макс Валье с уверенностью говорил, что с помощью ракет, реактивных двигателей, скорость в 1000 километров в час по земной поверхности будет достигнута. И этот прогноз полностью подтвердился. Более того, современным реактивным автомобилям, ракетам на колесах, удалось уже не только достичь скорости звука, но и превысить ее.




Геннадий Черненко
Художник Елена Эргардт
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017