На главную Архив номеров | Рассказы | Петербург | Поэзия | Сочинения | История | Биографии | Природа | Юмор | Сказки
Апрель 2019 г.


Апрель 2019 года



Премьера книги

Я разбиваю. Кристина СТРЕЛЬНИКОВА

Я разбиваю

Девятнадцатого февраля я разбил заварник. Мне сказали, что я разбил. Я помню число, потому что был Всемирный день китов. Мы с Чижом чуть мозги не сломали: думали, как остановить китобойный промысел. Так что у нас на двоих две двойки по алгебре, две пятерки по биологии и один мегаплан спасения китообразных. Кому вообще нужны оценки? Знаю, кому — родителям. Так вот. В День китов я пришел домой, вымыл руки и узнал, что «кокнул» заварник.

Какое мне дело до заварника? Тетя полдня рыдала. Какое мне дело до тетиных рыданий? Это был подарок от ее подруги. Какое мне дело до этой ее подруги? Я с ней даже не знаком.

Но все смотрели на меня и чего-то ждали. Я сел за стол напротив этих насупленных бровей. Кот прислонился к моим ногам с видом: «Все знаю, но не скажу». Я попробовал улыбнуться, и зря. Они что, серьезно? И этих людей я хотел подключить к своему плану спасения!

Хотелось крикнуть: «Эй, люди, что у вас в голове? Неужели эти плесневелые заварники?» Представляю: сидят все такие, и у каждого вместо головы — по заварнику. У тетиного обязательно должна быть ромашка. Причем такая же унылая и древняя, как ее ромашковый халат. Этот халат просто хочется выбросить с балкона, честное слово. Его сшили, наверное, еще при этом, как его… Царь какой-то, мы его сейчас проходим по истории… То ли внук Петра, то ли сын, я толком не понял, они там все чьи-то сыновья.

Дурацкий заварник торчал в центре стола и указывал на меня треснувшим хоботом. Я пытался разглядеть, что в нем особенного. Может, от него что-то зависит в этом мире? В мире, где уже создали роботов с искусственным интеллектом.

— Роспись в русском стиле, — всхлипывала тетя.

«Точно! Нам нужно отправить план спасения в Русское географическое общество!» — подумал я.

— Ну и кто теперь ей купит новый чайник? — спросила бабушка.

— Вы же сказали, что это заварник, — поправил я.

— Не придирайся к словам, ты все прекрасно понимаешь. Мы же по-русски говорим!

«Может, сразу в международное общество податься?» — подумал я.

Да что случилось-то? Когда у меня трагически погибли наушники, никто не устраивал семейного совета, как мне помочь. Я сто лет ходил как дурак без наушников! Понятно же, что даже в метро без них нечем заняться. Да и перед друзьями позорился целую вечность! Не меньше недели.

Оказалось, что заварник антикварный. Какой-то известный (но не мне!) завод, синее клеймо — птичка. Спрашивается: зачем ставили на стол? Хранили бы в сундуке и молились на него. Вот так вот.

Вообще, у всей моей семьи дурацкая привычка — копить рухлядь. Копят все подряд, как Скруджи какие-то. Балкон весь в коробках-банках до потолка, невозможно велик поставить.

Но антиквар — это другое, конечно, кто спорит. Предупреждать надо было, я бы лучше от жажды умер, чем прикоснулся к нему. Еще оказалось, что заварник — память от той подруги, которой уже нет.

Мне высказали это и снова чего-то ждали. Я честно прислушался к себе. И что теперь? Жаль подругу… наверное.

Продолжение читайте в журнале «Костер».




Кристина Стрельникова
Художник Катя Толстая
Страничка автора Страничка художника






© 2001 - 2019