Костер
Rambler's Top100
Март 2006 года

Содержание

Кроссворд — развлечение интеллектуалов?

Письмо из Парижа

Герои неземных стихий

А.Кутерницкий. Жизнеописание кота Аполлона де Браса

Красная Кепочка

Безмозглые гении

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ



Андрей Кутерницкий. Жизнеописание кота Аполлона де Браса

Отрывок из романа-сказки "Госпожа Странная Мысль"


Журнальный вариант

Кот Аполлон Де Брас родился в одном из подвалов небольшого приморского города. По одним сведениям у Черного моря, по другим у Белого. Сам же кот сообщает, что он увидел свет на берегу Красного моря, ибо только там родятся зеленые коты. Оставим это утверждение на совести кота, но достоверно известно, что его крохотным котенком подобрал на улице мальчик. Мальчишку привлек окрас котенка. Он никогда не встречал зеленых котят. Дома он вымыл найденыша в ванне с шампунем и хорошо потер его мочалкой, однако зеленый цвет не переменился. Мальчик был добрым, поил котенка молоком, а на ночь клал к себе в постель. И котенок рос, не зная печали. Вскоре у четвероногого прорезался удивительный дар: он мог сосчитать все что угодно — число половиц в коридоре, число цветочков на обоях, число окон в доме. Он довел свой талант до такого совершенства, что стал способен за минуту определять количество клеточек в тетрадях по математике. И ничто не предвещало грозы. Как вдруг семья мальчика неожиданно переехала в другой город, а котенка, теперь уже выросшего до размеров взрослого кота, с собой не взяли, или, говоря попросту, бросили. Одинокий, гонимый отовсюду, он бродил по городу, не зная, где поселиться.

... Однажды ночью кот вышел на причал, у которого чернел в блеске лунного моря большой парусник. Неслышно он взобрался на корабль и сразу вдохнул его запахи: корабль пах морским ветром, стальными тросами и медью. На палубе росли три высоких дерева. Они назывались мачтами, а ветви на них — реями. Впереди корпуса торчало над водой обструганное бревно — бушприт. Кот ступил на него и увидел под собой раскрашенную русалку, которая притаилась на самом носу корабля. "Ага!" — сказала русалка и подмигнула. Кот в два прыжка вернулся на палубу. "Надо держать ухо востро, — подумал он. — Кто знает, кого я еще здесь встречу?" Поглядывая на мачты, он блуждал по кораблю. Между реями светились дымчатые облака, медный колокол, висевший возле капитанского мостика, тихо гудел, и все было для кота таинственным и пугающим.

Рано утром его нашел спящим в бухте каната громадный человек в тельняшке, кителе и фуражке с крабом. Гигант замысловато выругался, но кот почувствовал, что хотя это и ругательство, но сказано оно без злобы. Однако могучая рука неожиданно взяла кота за загривок, подняла вверх, и бедный кот понял, что сейчас ему придется лететь с палубы в холодную воду. И от страха он зажмурил оба глаза и поджал хвост.

— Слушай внимательно, пройдоха! — сказал человек хриплым голосом. — Канат, в котором ты спал, называется — брас. Отныне и твое имя будет Брас. — Тут он как следует встряхнул кота. — Запомни и откликайся!

И вместо того, чтобы выбросить зверя за борт, дохнул на него таким крепким запахом ямайского рома, что у кота все поехало перед глазами.

— Однако где ты так выпачкался в зеленой краске? — продолжал человек, поворачивая кота в воздухе и разглядывая со всех сторон. — У меня есть отличный растворитель из Гамбурга. Мы тебя отмоем.

И он потащил кота в утробу корабля, где окунул с головой в кусающийся раствор.

— Не надо меня мыть! Я зеленый! — вопил кот.

Но все было бесполезно.

После часа упорных трудов человек наконец понял, что отмыть кота невозможно.

— Черт с тобой! — сказал он устало. — Ходи какой есть.

Давший коту новое имя был корабельным боцманом. На шее у него висел на цепочке медный свисток, которым он созывал матросов на палубу, после чего они начинали быстро и ловко карабкаться на мачты. Называлось это "Свистать всех наверх!". Боцман поселил кота в своей каюте и подарил ему тельняшку.

И начал кот Брас путешествовать по свету. Вскоре он пересчитал на корабле реи на мачтах, узлы на канатах и полосы на тельняшках у всего экипажа. Он даже попробовал считать бегущие навстречу кораблю волны, однако через неделю, вконец обессиленный, понял, что дело это безнадежное. Но более всего восхитил кота компас. Усевшись рядом с ним, он мог часами смотреть на его работу, и кота поражало, что как бы ни крутил ветер кораблем, прибор неизменно показывал, где север и где юг. В Голландии он купил себе наручный компас и не расставался с ним, даже когда ложился спать. Кот побывал в Китае, посетил Азорские острова и Мексику, но из всех виденных стран Франция произвела на него наилучшее впечатление. Узнав, что французские графы имеют перед фамилией приставку "Де", он, не раздумывая, прибавил ее к своему имени, и с этой минуты стал называть себя господином Де Брасом.

И все же черный ветер беды уже мчался к нему с родного берега. В один из мрачных осенних дней парусник сгорел дотла. Оставшись без работы, старый боцман с утра до вечера сидел в пивных и пил с горя ром. Кот был еще очень молодым котом и испытывал потребность жить дальше.

Однажды вечером, когда солнце скатывалось за горизонт, он сидел на причале и глядел на море золотыми от заката глазами. Идти ему было некуда.

"Если бы меня кто-нибудь позвал к себе! — думал кот, наблюдая за бликами, которые вспыхивали на воде. — После странствий приятно вернуться в уютный дом, где тебе сразу предложат котлетку или колбаску. А потом, свернувшись на чьих-нибудь коленях, ты расскажешь о своих подвигах, о дальних странах, и над тобой будут восторженно шептать: "Как он поет! Слышите, как он распелся!"

Тут он обнаружил, что рядом с ним встал высокий мужчина в длинном пальто, без головного убора и с желтым шарфом, обмотанным вокруг шеи. Один конец шарфа свисал у негона грудь, другой за спину. Волосы незнакомец имел волнистые, голубого цвета. И был такой прямой, словно проглотил фонарный столб.

Мужчина протянул руки в направлении к заходящему солнцу и произнес:

— Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу.

— Я — тоже, — вздохнул кот, чтобы поддержать разговор.

— Вы читали Данте? — вскричал мужчина в восторге.

— Лоцию Бискайского залива он написал? — спросил кот.

Мужчина не имел никакого представления о лоциях, поэтому поскорее ответил:

— Кто же кроме Данте мог написать такое замечательное произведение! — И промокнул концом шарфа слезы, которые выступили ему на глаза. — У меня очень тонкая натура. Я — поэт.

— Поэт? — удивился кот. Он никогда не видел настоящего поэта.

— Я бы даже сказал: король поэтов, хотя кроме меня об этом никто не знает, — добавил мужчина. — Каждый вечер я прихожу сюда вдохновляться. И когда вдохновлюсь, возвращаюсь домой и сажусь за стол.

— Сочинять стихи? — спросил кот, благоговея.

— Зачем же! — удивился король поэтов. — Ужинать. Как можно сочинять стихи сидя!

Он поправил свой желтый шарф и сел рядом с котом на причале.

— Очень миленький цвет! — произнес он с некоторой завистью и коснулся шерстинок на хвосте кота. — Весьма оригинально! У нас с вами много общего.

— Я зеленый, — сказал кот.

— Я тоже крашу волосы, — сознался король поэтов. — Пойдемте ко мне в гости! Я почитаю вам свои стихи.

— А молоко у вас есть? — спросил кот.

— Сухое, — ответил король поэтов.

— Как это сухое? — спросил кот, немного обидясь. Он подумал, что король поэтов предложит ему пустую засохшую банку из-под молока.

— Очень просто, — ответил король поэтов.

— Но молоко мокрое, — сказал кот. — Я это знаю наверняка.

— Мое тоже прежде было мокрым, — объяснил король поэтов. — Но затем его стерли в порошок. И теперь, если порошок залить водой, оно снова станет мокрым.

— Никогда не видел, чтобы из воды получилось молоко, — сказал кот.

— Вот и увидите! — воскликнул король поэтов. — Вам сегодня крупно повезло: услышать стихи из уст сочинителя удостаиваются только избранные.

— Значит, я избранный? — спросил кот.

— Можете не сомневаться.

— Де Брас! — отрекомендовался кот и протянул королю поэтов лапу.

— Цезарь! — ответил король поэтов, пожимая коту лапу.

— Тот самый? — ахнул кот в восхищении.

Король поэтов смутился.

— Видите ли... Того давно убили. Ну, почти тот самый. Но только как бы в наше время в поэзии. Ну, не он, конечно. То есть, как бы и нет. Хотя в глубине сердца — как бы и да. — И видя, что кот ничего не уразумел из сказанного, он добавил: — Это мой псевдоним. Вы, конечно, знаете, что поэты берут себе псевдонимы.

— Я прежде с поэтами не водился, — сказал кот. — Я кот морской.

— Морской котик! — воскликнул король поэтов умиленно.

— Нет. Морской котик — совсем другой зверь, — объяснил кот.

— Понятно, — сказал король поэтов, хотя тоже ничего не понял.

И, не поняв друг друга, они одновременно встали и зашагали по набережной в гости к королю поэтов.

Вечерний город был шумен. Горели огни, мелькали рекламы, блестели автомобили. И кот вдруг почувствовал, что в его жизни начинается новый этап.

— Там! — наконец сказал король поэтов, указав рукой на чердак четырехэтажного дома. — Но я хотел бы вас спросить... Только ответьте искренно! Обещаете?

— Разнеси меня бочкой пороха! — поклялся кот. — Чтоб мои лапы полетели в Гренландию, а хвост в Аргентину! Чтоб из моих усов сделали малярную кисточку!

— Вы не очень чувствительны? — спросил король поэтов.

— Нет, — ответил кот. — Я, напротив, — весьма суров.

— Это прекрасно, — сказал король поэтов. — Поскольку сам я очень чувствителен. А, как вы понимаете, двое чувствительных под одной крышей — слишком много.

И они поднялись по каменной лестнице на самый верх.

Комната у короля поэтов была небольшая, но в ней имелось много книг. И что кота особенно обрадовало — в углу стояло старинное кресло, глубокое и мягкое.

— Мои коллеги! Овидий! Гомер! Шиллер! Данте! — торжественно произносил король поэтов, снимая с полок книги и показывая их коту. — Когда-нибудь и мой скромный фолиант будет красоваться в их ряду. Цезарь! Звучит хорошо, не правда ли? — И он спросил: — А ваше имя французское? Испанское? Голландское?

— Корабельное, — ответствовал кот. — Брас — это канат, которым разворачивают реи на мачтах.

— Канат? — Король поэтов не мог скрыть своего разочарования. — То есть, просто толстая веревка?

— Но это очень важная веревка, — объяснил кот. — Без нее корабль не мог бы плыть в нужном направлении.

— Никуда не годится! — заявил король поэтов категорически. — Придумаем вам псевдоним.

— Но ведь я не поэт, — удивился кот.

— Вы рядом со мной, — сказал король поэтов. — Это обязывает. Вы теперь избранный.

— В таком случае, я хотел бы обещанного молока, — сказал кот.

— Сначала придумаем псевдоним, — не согласился король поэтов.

Однако кот тоже решил быть в этом вопросе непреклонным.

— Сначала молоко, — упрямо повторил он.

— Но помилуйте! — не сдавался король поэтов. — Молоко должен пить кто-то. Веревка не может пить молоко, какой бы важности она ни была. Предлагаю псевдоним — Геракл!

— фу-у! — сказал кот с отвращением.

— Гефест! — наседал король поэтов.

— Не нравится, — отрезал кот.

— Аполлон! — воскликнул король поэтов. — Вот достойное имя! Я буду Цезарь, а вы — Аполлон.

— А кто он такой? — спросил кот подозрительно.

— Покровитель искусства. Очень красив, — объяснил король поэтов. — Аполлон, он и есть Аполлон, с какой стороны не посмотри. Соглашайтесь! Лучше не придумаем.

"Я, конечно, недурен собою, — подумал кот. — Все-таки, я зеленый".

— Итак, я вижу, вы согласны, — сказал король поэтов.

— На Аполлона — да, — кивнул кот.

— Превосходно! С этой минуты вы более не какой-то канат для разворачивания рей на мачтах, но Аполлон!

— И теперь, я думаю, самое время для молока, — сказал кот.

— А мои стихи! — обиделся король поэтов, — Поймите, Аполлон, если вы их не прослушаете из моих уст, вы перестанете быть избранным, а вследствие этого — и Аполлоном. И вам придется вернуть ваше дурацкое имя.

Кот не считал прежнее имя дурацким, однако его еще никогда не называли Аполлоном, и ему было бы жаль сразу расстаться с таким красивым именем.

— Давайте поступим так, — предложил кот. — Можно слушать стихи и пить молоко. Одно другому не помеха. Пьет рот, а слушают уши. Уши у меня заняты не будут. Другое дело, если бы я стал пить молоко ушами. Тогда, конечно, я не смог бы одновременно слушать ими ваши стихи.

— Принимаю условие, — сказал король поэтов. — Это логично.

После чего поставил перед котом банку сухого молока.

Кот заглянул в банку, шевельнул усами и чихнул. И сейчас же белое облако совершенно заволокло кота.

— Нет-нет, не так! — воскликнул король поэтов, когда туман рассеялся, и перед ним предстала белоснежная морда Аполлона с желтыми немигающими глазами. — Порошок надо залить водой.

И он налил в банку воды из кувшина.

— Теперь прошу вас! Пейте! А я приступаю к чтению поэмы.

Откинув голову назад и закрыв глаза, король поэтов глубоко вдохнул в легкие воздух, сделал паузу и завыл на всю комнату отчаянным голосом:

Бё-бё-бё! Ве-ве-ве!
Бя-бя-бя! Вю-вю-вю!
Дё-дё-дё! Де-де-де!
Дя-дя-дя!Дю-дю-дю!

Кот вылакал половину белой жидкости, похожей по виду на молоко, но она более напоминала воду. "С настоящим молоком не сравнить", — подумал он.

Была глубокая ночь, когда король поэтов, наконец, внезапно замолчал, словно наткнулся на невидимую стену, открыл полные слез глаза и спросил:

— Ну, как? Впечатляет?

— Гениально! — ответил кот, с трудом сдерживая зевоту.

— Вы говорите искренно? — робко спросил король поэтов, просияв.

— Чтоб мне никогда больше не пить сухое молоко! — поклялся кот.

— Верю, верю! — прервал его король поэтов. — Тогда повторите мне еще раз и, пожалуйста, более подробно, какое впечатление произвела на вас моя поэма. Я так дорожу мнением истинного ценителя прекрасного!

— Гениально! — повторил кот. — Гениально и потрясающе! Даже более потрясающе, чем гениально!

И тут он заметил, что из ушей короля поэтов что-то потекло тонкой струйкой.

Несколько секунд кот удивленно смотрел на это чудо, не понимая: мерещится это ему или происходит на самом деле? И решил, что все же происходит на самом деле.

— У вас что-то потекло из ушей, — наконец, осторожно подсказал он королю поэтов.

— Ах, не волнуйтесь! — ответил король поэтов, стирая с лица слезы счастья. — Это клубничный сироп. Так сладостно слышать заслуженную похвалу!

— А теперь давайте как следует поедим, — предложил кот.

— Возьмите, что найдете в холодильнике, — ответил король поэтов.

— А вы?

— Я не буду.

— Почему? — спросил кот.

— Потому что там ничего нет. Я хоть и гений, в чем теперь совершенно нет сомнений, но пока непризнанный.

Кот все же открыл дверцу холодильника, и его обдало морозом. Холодильник был пуст.

В эту ночь кот не спал, хотя ему и было предложено чудесное старинное кресло, которое стояло в углу. Порошок сухого молока, разбавленный водой, вызвал у кота зверский аппетит. Но есть было нечего. И тут под утро к коту пришла светлая идея.

Едва взошедшее солнце кинуло в комнату горсть красных лучей, он разбудил короля поэтов, усадил егоза стол, попросил наклонить голову и подставил ему под уши две пустые банки.

— Зачем это? — спросил король поэтов спросонья. — Что за глупость!

— Кушать очень хочется, — сказал кот и вдруг заговорил сладким ласковым голосом: — Эти стихи! Эти ваши стихи!.. Они перевернули мне душу! Они привели в неземной восторг мое сердце — Тут первые капли клубничного сиропа упали на донышки банок. — Это гениальные стихи! Это самые лучшие стихи в мире! — воодушевился кот. — Это самое гениальное из всего самого гениального, когда-либо написанного гениями! — Сироп потек струйками. — Эти стихи будут жить в памяти благодарных потомков десятки, сотни, — кот решил не стесняться в цифрах, — миллионы и миллиарды лет! И всю неизмеримую вечность среди летящих галактик будет звучать ваш голос: "Бё-бё-бё! Ве-ве-ве! Бя-бя-бя! Вю-вю-вю!"

Банки наполнились до краев. Кот схватил их и побежал в ближайший магазин сиропов, где очень выгодно продал, а на вырученные деньги купил молока и колбасы.

Через полчаса все это стояло на столе перед удивленным королем поэтов.

— Да вы просто находка для меня! — восклицал король поэтов, пожирая колбасу. — Дорогой мой Аполлон!

— Вы для меня тоже находка, — пробубнил кот набитой пастью. — Дорогой мой Цезарь!

И стали они жить, лучше не придумаешь. Король поэтов читал коту свои стихи, кот хвалил их что было мочи, король поэтов давал сироп, кот продавал сироп в магазин, а на вырученные деньги покупал съестные продукты.

Но никакое земное счастье не бывает ни прочным, ни долговечным. И никто не знает, что произойдет завтра.

Однажды, когда кот, сытый и довольный, лежал в любимом кресле, наслаждаясь уютом, король поэтов вдруг вбежал в комнату в странном возбужденном состоянии. Он даже не мог говорить, а только тяжело дышал и стукал себя ладонью по лбу. Кот не на шутку перепугался: не сошел ли несчастный с ума? Потом король поэтов подбежал к книжной полке и стал швырять на пол книги и топтать их ногами.

— Что вы делаете? — воскликнул кот. — Это Овидий!

— Вот тебе Овидий! Вот тебе Гомер! Вот тебе Шиллер! — визжал король поэтов, танцуя на книжных обложках.

— Но вы так любили этих великих поэтов! — попытался вразумить его кот.

— Какая глупость! Какая нелепость! — закричал король поэтов. — Зачем нужны стихи, если есть деньги! Много денег! Россыпи денег! И в них всё! Признание людей! Любовь! Уважение! Почет! Свершилось! Свершилось! — повторял он на все лады. — Я владелец имущества, а не каких-то никому не нужных стихов!

— Откуда же у вас вдруг взялись деньги? — недоумевал кот.

— Моя драгоценная тетушка изволила умереть! — произнес король поэтов радостным трагическим голосом. — Наконец-то! И оставила мне наследство!

Тут он строго взглянул на изумленного кота.

— И никогда не говори мне о стихах! Никаких Гомеров! Теперь я могу иметь все, что захочу! А я много захочу!

— Но высокое искусство... — попытался было вставить кот.

— Я оставляю его нищим! А я отныне другой! Я новый! Я значительный! Я уважаемый! Денюжки! Я спал и видел вас! Я грезил вами! Денюжки! Ж-жжж! Мечты сбылись! Денюж-жж-ки! Ж-жжж! Денюж-ж- ж-ж-жжж-ки! — кричал он, отплясывая на книгах. И вдруг, к удивлению кота, превратился в жука, трижды звонко стукнулся о стены и вылетел в окно, навсегда исчезнув из своей комнаты в мансарде.

Какое-то время вдали в воздухе еще темнела маленькая точка и слышалось, все удаляясь: "Де- нюж-жжжжжжж-ки! Денюж-жжжжжж!" Но, наконец, пропала и точка. Сквозь открытое окно стало слышно, как на деревьях поют птицы.

Кот собрал с пола разбросанные книги и сел их читать, — больше ему ничего не оставалось делать.

Через неделю кончились съестные припасы и даже остатки сухого молока.

И тут, когда коту чудилось, что от голода живот его прилипнет к спине, а хвост к голове, он нашел решение вопроса.

Собрав последние монетки, он отправился в редакцию городской газеты и дал объявление:

БЕЗВОЗМЕЗДНО ХВАЛЮ ПОЭТОВ.
АПОЛЛОН ДЕ БРАС

Он мудро поступил, соединив два имени: старое и новое. Аполлон Де Брас звучало!

Кот вернулся домой и стал ждать.

Первый поэт явился к нему в этот же вечер и сразу начал декламировать свои стихи. Кот внимательно выслушал их, затем нагнул голову поэта над столом, подставил ему под уши две литровые банки, развернул хвалебную оду и принялся ее с выражением произносить.

"У всех ли поэтов имеется сироп? — волновался он. — Только бы все они оказались устроены одинаково!"

Наконец, ода закончилась, и кот взглянул на банки. Они были полны сиропа, он даже переливался через края.

Кот поскорее отнес банки в магазин и продал.

Не успел кот слегка перекусить на вырученные за сироп деньги, как к нему уже явился второй поэт, за ним третий, потом четвертый. На пятом поэте у кота кончились банки, и он объявил перерыв.

Через день, когда банок было закуплено достаточно, к коту выстроилась целая очередь разнообразных поэтов. Она тянулась по лестнице по всем четырем этажам и еще по улице до соседнего перекрестка. Сиропы у большинства поэтов были либо клубничные, либо малиновые. И только у двух — клюквенные. Но впоследствии выяснилось, что они пишут белые стихи. Предприятие оказалось таким удачным, что вскоре кот завел собственный магазин "Аполлон Де Брас. Сиропы", купил черный фрак, мобильный телефон фирмы "Эрикссон" и осуществил давнишнюю мечту — приобрел шпагу. В наши дни, конечно, никто не ходит по улицам со шпагой на боку. К тому же, кот и фехтовать не умел. Но ему нравилось само слово "шпага", словно в нем содержалось нечто куда более красивое, чем в словах "телефон" и "фрак".

Читай в журнале — смотри на сцене

От редакции. Зеленый кот в черном фраке — далеко не единственный удивительный герой, с которым читатели встретятся в романе Андрея Кутерницкого. Можете поверить: необыкновенных личностей там хватает! А уж приключений в сказке столько, что не оторвешься от книги, пока не доберешься до слова "конец". Кстати, роман-сказка андрея Кутерницкого "ГОСПОЖА СТРАННАЯ МЫСЛЬ" только что вышел в свет в Издательском Домк "Нева" — отдельной богато иллюстрированной книгой. А тем ребятам, кто хочет увидеть героев сказки собственными глазами, "Костер" советует побывать в Санкт-Петербургском ТЮЗе на новом, очень интересном и красивом спектакле, который так и называется — "ГОСПОЖА СТРАННАЯ МЫСЛЬ".

Рис. К.Почтенной



© 2001 - 2017