Костер
Rambler's Top100
Март 2006 года

Содержание

Кроссворд — развлечение интеллектуалов?

Письмо из Парижа

Герои неземных стихий

А.Кутерницкий. Жизнеописание кота Аполлона де Браса

Красная Кепочка

Безмозглые гении

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ



Спасительный ранец

Г. Е. Котельников в 1935 году

Всегда при летчике!

В сентябре на окраине Петербурга, на Комендантском поле, проходил Всероссийский праздник воздухоплавания, первые авиационные состязания русских летчиков. Посмотреть полеты собирались тысячи зрителей.

Праздник уже подходил к концу, когда произошла ужасная трагедия. Аэроплан капитана Мациевича разрушился в воздухе, на высоте четырехсот метров. Пилот выпал из машины и разбился.

Среди зрителей в тот день находился актер Глеб Евгеньевич Котельников. Он видел стремительное падение авиатора и его страшную смерть. "Гибель молодого летчика, — вспоминал Котельников, — глубоко потрясла меня. Я решил во что бы то ни стало построить прибор, предохраняющий жизнь пилота от смертельной опасности".

Дома, на улице, в театре Котельников не переставал размышлять над тем, как же устроить авиационный парашют. Он пришел к твердому убеждению, что парашют должен в полете всегда находиться на летчике. Тогда в минуту опасности авиатор сможет покинуть машину с любой ее стороны, падающую, горящую. Парашют должен быть всегда готовым к безотказному действию. И вот что он придумал.

Оторвутся ноги?

"Парашют надо уложить внутри металлического ранца, на полке с пружинами, — рассуждал Котельников. — Ранец должен закрываться крышкой с защелкой. Стоит тогда потянуть за шнур, соединенный с защелкой, как крышка откинется, и пружины вытолкнут купол и стропы наружу. Под напором воздуха парашют раскроется".

В рассуждениях все получалось хорошо. Но как в действительности будет работать парашют? Котельников сделал небольшую модель. Несколько раз сбросил ее с воздушного змея и остался доволен. Ни одной осечки!

Он не сомневался, что и настоящий парашют также будет действовать надежно, что в авиации его встретят с большим интересом. Да и как же иначе? Ведь речь шла о спасении жизни авиаторов.

Заседание, на котором рассматривался парашют, Котельникову запомнилось на всю жизнь. Председательствовал генерал-майор Кованько, начальник Офицерской воздухоплавательной школы. Глеб Евгеньевич рассказал о своем изобретении, объяснил его устройство.

— Все это прекрасно, — неожиданно перебил его генерал, — но вот тут какая штука. Не кажется ли вам, что от удара при раскрытии парашюта у спасающегося оторвутся ноги?

Неожиданное предложение

Котельников стал объяснять ошибочность такого взгляда, но убедить комиссию ему не удалось. Докладчика поблагодарили за сообщение, а проект парашюта отклонили.

"Первое время я старался даже не вспоминать о парашюте", — рассказывал Глеб Евгеньевич. Для изготовления настоящего ранца парашюта требовались немалые средства. Их у Котельникова не было. И вдруг выход нашелся.

В начале января 1912 года изобретатель получил письмо, в котором одна петербургская фирма, торговавшая авиационным снаряжением, приглашала его "пожаловать для переговоров". Котельников с надеждой отправился на Миллионную улицу, где размещалась контора фирмы.

Он не верил своим ушам. Фирма бралась изготовить ранец-парашют. Действительно, уже на следующий день были закуплены все необходимые материалы, и работа над изготовлением парашюта закипела. В это же время глава фирмы Вильгельм Ломач добивался разрешения на испытания. К лету 1912 года такое разрешение было получено.

Испытания в Салюзи

Герои неземных стихий

Вечером 6 июня 1912 года из лагеря Воздухоплавательного парка в деревне Салюзи, под Гатчиной, поднялся змейковый аэростат. К борту его корзины был прикреплен четырехпудовый манекен в авиаторской форме.

На высоте 200 метров манекен полетел вниз. Через пару секунд над ним раскрылся белый купол. Все поздравляли Котельникова Но радоваться, как оказалось, было рано. Даже после того, как манекен не раз успешно опустился с аэроплана, ничего не изменилось. Авиаторы все так же летали без парашютов, падали, получали увечья, гибли. За 1911 год в авиации всех стран погибло 82 человека. За 1912 — 128 человек.

Как раз в то время французский полковник А. Лаланс установил премию в 10 тысяч франков за наилучший парашют для авиаторов. Ломач предложил Котельникову поехать в Париж. Но Глеб Евгеньевич был занят в театре и поехать не смог. Ломач поехал один.

Демонстрация парашюта происходила в окрестностях Парижа. Манекен был сброшен с воздушного шара. А спустя неделю — с высокого моста через реку Сену. Оба раза испытания прошли удачно, но приза русский изобретатель не получил. Его выдали французу за менее совершенный парашют.

Американский парашют

Вскоре разгорелась Первая мировая война, и тогда об изобретении Котельникова, наконец, вспомнили. Было решено снабдить ранцевыми парашютами экипажи самолетов-гигантов "Илья Муромец". Парашюты изготовили, но они так и остались лежать на складе. Позже их передали в воздухоплавательные части, и там они спасли не одного воздухоплавателя во время боев.

Глеб Евгеньевич тоже был мобилизован на фронт. Потом — революция, Гражданская война. Вести из за границы доходили с трудом. Лишь в 20-е годы Котельников узнал, что в США в 1918 году был создан авиационный парашют — тоже ранцевый. Правда, ранец у него был не металлический, а матерчатый. Деловитые американцы наладили его массовое производство.

С 1924 года все американские военные летчики в обязательном порядке начали летать с парашютами. Наша же страна по-прежнему отставала. Чтобы снабдить парашютами хотя бы летчиков-истребителей, больше других рисковавших жизнью, пришлось за золото купить около двух тысяч американских парашютов.

Но так продолжалось недолго. Вскоре у нас также началось изготовление собственных парашютов, конечно, более совершенных, чем котельниковский. И наступило, наконец, время, когда все наши военные авиаторы начали летать с парашютами. Летать с уверенностью, что в смертельно опасную минуту спасительный ранец придет им на помощь.

Геннадий Черненко


© 2001 - 2016