На главную Rambler's Top100
Сентябрь 2008 г.
Сентябрь 2008 года

Прошло 225 лет с тех пор, как взлетел в небо самый первый воздушный шар, построенный братьями Монгольфье. Его пассажирами были... утка, баран и петух. Лишь после полета животных поднялись на «монгольфьере» люди — физик Пилатр де Розье и маркиз д'Арланд. Произошло это 21 ноября 1783 года в Париже.

Герои неземных стихий Заоблачный генерал

«БЕСПЛОДНАЯ АЭРОМАНИЯ»

В Россию об этом сообщил русский посланник, князь Иван Барятинский. Он писал Екатерине II: «Если бы в самом деле воздушные путешествия достигли подобного совершенства, то многое в сем ничтожном мире приняло бы новый оборот, в особенности в делах политических и коммерческих».

Прыжок Жака Гарнерена с парашютом

Но императрица считала воздухоплавание пустой забавой. Когда зимой 1786 года в Россию собрался приехать известный всей Европе воздухоплаватель Франсуа Бланшар, Екатерина II решительно воспротивилась этому.

— Передайте этому Бланшару, — велела она своему секретарю, — что здесь подобною аэроманиею не занимаются, яко бесплодной и ненужной.

Лишь семь лет спустя, уже при царе Александре I, в Петербурге состоялся полет на воздушном шаре. Совершил его другой знаменитый француз — Андре-Жак Гарнерен.

НЕВИДАННОЕ ЗРЕЛИЩЕ

Андре-Жак Гарнерен

«Это был человек замечательный, ученый и смелый», — писал о нем старинный русский журнал. Гарнерен прославился тем, что совершил первый в мире прыжок с парашютом.

Воздухоплаватель прибыл в столицу в мае 1803 года вместе со своей супругой Женевьевой. Минуло две недели, и в газете «Известия к Санкт-петербургским ведомостям» появилось объявление о предстоящем полете Гарнерена 17 июня из сада Кадетского корпуса на Васильевском острове. Билеты на невиданное в Петербурге зрелище продавались заблаговременно. Стоимость их равнялась от 2,5 рублей (стоячие места) до 25 рублей (стулья около шара). Деньги по тому времени немалые.

Из-за капризной петербургской погоды полет пришлось перенести на 20 июня. В воздух поднялась чета Гарнеренов. «Подъем этот выглядел величественно и произвел громадное впечатление», — писал очевидец. Опустился шар далеко за городом, в районе Охты.

После такого успеха было решено повторить воздушное путешествие 12 июля.

Генерал С.Л.Львов

ШУТЛИВОЕ НАПУТСТВИЕ

Гарнерен и раньше приглашал в полет желающих из публики. Удовольствие стоило две тысячи рублей серебром (за такую сумму можно было купить пару шикарных шуб). Но желающие находились. Нашелся и в России — генерал Сергей Лаврентьевич Львов. Ему шел тогда шестьдесят второй год. Это был боевой генерал, отважно сражавшийся в войсках Суворова. Он любил широко пожить, а потому постоянно находился в долгах. Генерал подошел к Александру I, сидевшему в первом ряду, попросил позволения на полет и получил его. Настроение вокруг царило приподнятое, шутливое.

К Львову вдруг обратился его старый приятель, стихотворец и переводчик Александр Хвостов. Когда-то, в русско-турецкую кампанию, они оба сражались под Измаилом.

— Позволь, — сказал Хвостов генералу, — напутствовать тебя стишком: «Генерал Львов летит до облаков просить богов о заплате долгов».

Еще немного, и воздушный шар отправится в полет

— Ну и я тебе отвечу, — быстро нашелся генерал, забираясь в зыбкую гондолу воздушного шара: — Хвосты есть у лисиц, хвосты есть у волков, хвосты есть у кнутов, — берегись, Хвостов!

РУССКИЙ В НЕБЕСАХ

Львов, как был в парадном мундире, с широкой орденской лентой через плечо, так и полетел. Поднялись уже в девятом часу вечера. Генерал держал в руке небольшой флаг, которым при взлете махал оставшимся внизу.

Шар достиг высоты более двух с половиной километров. Воздухоплаватели страдали от холода. Временами температура опускалась ниже нуля. Ветер понес шар к устью Невы, а затем — далеко в Финский залив. Воздухоплаватели рисковали опуститься в море. К счастью, ветер изменил направление, и аэростат снова оказался над сушей.

Темнело. Посадку совершили в 25 верстах от Петербурга. При тихом ветре гондола плавно коснулась равнины, усеянной мелким кустарником. Прискакавший тотчас отряд казаков за веревки отвел шар в Красное Село, где он и находился, поставленный на якорь, до следующего утра. Так завершился первый полет россиянина на воздушном шаре.

«ТАЙНА» ГЕНЕРАЛА

Поэт и шутник А.С.Хвостов

Однажды на дружеской встрече адмирал, писатель Александр Шишков попросил Львова: «Открой нам тайну, что тебя толкнуло отправиться к облакам?»

Генерал стал рассказывать, как побывал в нескольких сражениях, пережил множество опасных приключений, и ни разу у него не дрогнуло сердце: «Что же это, думал я, дожить до шестидесяти лет и не испытать ни одного сильного ощущения? Если оно не далось мне на земле, поищу его на небе: вот я и полетел. Но и там не ощутил ничего, кроме тумана и сырости. Немного продрог — вот и все».

Первый отечественный воздухоплаватель умер от тяжелой болезни в героический для России 1812 год. Отправляясь в поход, адмирал Шишков зашел проститься к генералу. Тот был слаб, лежал в постели, но спокойствия духа не потерял.

— Как себя чувствуешь, Сергей Лаврентьевич? — спросил участливо Шишков.

— Да что сказать, — тихо ответил тот, — большею частью чувств моих — зрения, вкуса, памяти — нагрузил я обоз и отправил на тот свет, а здесь остаюсь налегке.

Генерал Львов ненадолго пережил эту печальную шутку. В апреле его не стало, а два месяца спустя началась война с Наполеоном.




Геннадий Черненко
Художник Елена Эргардт
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017