На главную Rambler's Top100
АВГУСТ 2012 г.
АВГУСТ 2012 года

Юлия МАРКОВА. СПАСАТЕЛЬНЫЙ КРУГ. НОВЫЕ ИМЕНА. ПРЕМЬЕРА КНИГИ

За мной зашел Костя. Мы решили ехать на залив купаться.

— Поторапливайся, — сказал он. — Автобус скоро.

Я побросал в сумку покрывало, полотенце и уже собрался выходить из дома, как Костя увидел в прихожей ненадутую камеру от садовой тележки. Папа ее купил, чтобы потом отвезти на дачу.

— Давай на пляж возьмем, — показал на камеру Костя.

— Зачем это? — удивился я.

— Плавать будем, — сказал он. — И потом, как на пляже без спасательного круга?

Я вспомнил, как в прошлый раз мальчишки плавали на черной большой камере от автомобиля. Они цеплялись за нее сразу по несколько человек и даже с нее ныряли.

— Пока мы ее надуваем, автобус уедет, — замотал головой я.

— А мы на пляже надуем, только насос нужно взять. Разве тебе не хочется поплавать не на обыкновенном круге, а на настоящей камере?

— Хочется.

— Вот и мне хочется. Если мальчишки снова придут со своей камерой, ты что, будешь сидеть и завидовать?

Я положил в сумку камеру и насос, и мы с Костей отправились на автобусную остановку.

На пляже мы увидели вчерашних мальчишек. Они снова плавали на черном круге и громко смеялись, когда прыгали с него.

— Дальновидней нужно быть, — по-деловому сказал Костя. — Если бы не я, сидели бы и завидовали. А теперь у нас своя камера есть.

— Так у них камера большая, автомобильная, а у нас от простой тележки. Смотри, какая маленькая, — огорчился я.

— Не переживай, на ней ведь тоже плавать можно, — успокоил меня Костя.

— Да ты даже в нее не влезешь, — продолжал я.

Костя взял еще не надутую камеру и натянул ее себе на пояс.

— Вот видишь, а ты говорил, — сказал Костя, показывая еще оставшееся пространство. — Можешь надувать.

— Прямо на тебе? — удивился я.

— Прямо на мне. А чего медлить?

Костя сел, повернув ко мне ниппель.

Я привернул насос к ниппелю и надул камеру. К моему удивлению, она раздулась до размеров обычного спасательного круга. Только отверстие у такого круга было маленькое. Круг плотно сидел на поясе. Костя мог даже не придерживать его руками.

— Вот видишь, а ты сомневался, — сказал довольный Костя. — Сначала я поплаваю, а потом ты.

Мы старались плавать рядом с мальчишками, чтобы те видели, что у нас камера, пусть даже не такая большая.

Вволю наплававшись, мы вышли на берег. Костя стал снимать круг. Он сначала натянул его до подмышек. Но круг не хотел сниматься через голову.

— Подними руки, — сказал я и стал стаскивать с него круг.

Но у меня тоже ничего не получилось.

— Теперь вниз давай попробуем. Только ты помогай.

Костя сначала давил на круг руками, потом попрыгал, покрутил бедрами, но круг никак не хотел сниматься.

— Чего это он не снимается? — удивился Костя. — Ты его, наверное, сильно надул. Давай воздух выпустим.

Костя стал отворачивать ниппель, но он не крутился ни в одну, ни в другую сторону — его заклинило.

— Наверное, песок попал, — заключил я. Я протер ниппель полотенцем, потом подул на него. Но он никак не хотел отворачиваться. — Плоскогубцы нужны.

— Где же мы на пляже плоскогубцы возьмем? — сказал Костя, подпрыгивая на одном месте. — Что, я теперь так и буду в круге ходить?

— Ничего страшного, походишь так, не прокалывать же его.

— А домой как я поеду? Что, прямо в круге? — чуть не плача спросил Костя.

— Прямо в круге, — закивал я. — Дома плоскогубцы точно есть. Там и снимем.

— Тогда домой поехали, — сердито сказал Костя.

— До автобуса еще час, — сказал я. — Ты пока сходи искупайся.

— Зачем это мне купаться, я только что из воды, — пробурчал Костя.

— Тогда по пляжу пройдись, как будто купаться собираешься.

Автобус

И Костя отправился бродить по пляжу. Он был похож на балерину в пачке.

Когда пришло время собираться домой, Костя натянул снизу круга джинсы, а сверху — футболку и заправил ее в круг.

— Самая настоящая балерина, — не удержался я от смеха.

— Сам ты балерина, — обиделся Костя.— Посмотрел бы на тебя в джинсах и в круге.

Мы вошли в автобус и встали в середине салона.

— Никогда не видел людей в плавательных кругах и в одежде, — снова засмеялся я. — Да еще в автобусе.

Потом в автобус набилось много народу, был час пик. В это время как раз возвращаются с работы. Пассажиры стояли, плотно прижавшись друг к другу. Только на Костю никто не давил и не толкал — его защищал круг.

— Везет тебе, — сказал я с завистью. — Стоишь себе спокойно.

Вдруг на одной из остановок кто-то крикнул с подножки:

— Пройдите в середину! Там же пусто. Каждый день одно и то же. В автобус не войти, а в середине пусто.

— Здесь не пусто, здесь ребенок стоит, — сказал дяденька рядом с нами.

Давка в автобусе

— Не может ребенок пол-автобуса занимать! — возмутились у дверей. — Это не ребенок, а слон получается. А слонам нечего в общественном транспорте ездить, им транспорт специальный положен.

— Тебе, мальчик, круг-то снять нужно было, перед тем как в автобус садиться, — сказал дяденька. — Я, конечно, понимаю, что ты очень купаться любишь, но зачем же в круге в автобус заходить? Круг для спасения на воде нужен, а не в автобусе.

— А наш круг и для спасения в автобусе тоже, — вступился я. — Видите, он специальный, плотно на поясе закрепляется. Руки свободны, ими за поручни держаться можно. А круг от тех, кто толкается, защищает. Такие круги нужно каждому ребенку в час пик выдавать вместе с билетом.

И вот мы с Костей стали пробираться к выходу.

— Товарищи, посторонитесь, слон на следующей остановке выходит! — громко сказал дяденька.

— Вы еще и издеваетесь! — раздалось с подножки.

— Сами посмотрите, — сказал он и засмеялся.

Я протискивался боком, с трудом, а вот Косте что боком, что прямо — все равно было, как идти. Круг же круглый! В нем Костя сдвинуться с места не смог.

— Граждане, я слышал, что кто-то в середину хотел? — громко спросил дяденька. — Только нужно из автобуса выйти, чтобы слона выпустить. Убедительно вас прошу.

— Вы все издеваетесь, — заворчали у дверей.

— Мы не издеваемся, а честное слово выходим, — заголосили мы.

— И правда дети в автобусе, — удивились у выхода.

На остановке двери открылись, люди вышли, чтобы нас с Костей выпустить. Мы просто вывалились из автобуса.

Дома мы плоскогубцами отвернули ниппель, воздух с шумом вырвался из камеры. И Костя наконец освободился от злосчастного круга. Спина, живот и ноги у него загорели, а там, где был круг, осталась белая полоса.

— Ничего, — успокоил его я, — еще загоришь. Хочешь, завтра снова на залив поедем?

— Нет, — ответил Костя, — давай лучше в музей сходим, там спасательный круг не нужен. А это что? — показал Костя на сдутую резиновую лодку в коридоре.

— Папа завтра на рыбалку собирается.

— А где он ее надувает? Дома или на заливе?

— На заливе, — ответил я.

— А лодка всегда сдувается, ее никогда не заклинивает? — не унимался Костя.

— Не зна-а-ю, — задумчиво протянул я.

— Скажи папе, чтобы плоскогубцы с собой взял.

— Зачем это? — удивился я.

— Дальновидней нужно быть, — уверенно заявил Костя.

Плоскогубцы

Юлия Маркова
Художник Евгений Морозов
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017