На главную Rambler's Top100
ИЮЛЬ 2014 г.

ИЮЛЬ 2014 года


Премьера книги

Анна ГЛЯНЧЕНКО


Пиратская аптека

— Тысяча чертей! Здесь есть кто-нибудь?! — У прилавка стоял Хромой Билли. — Какого дьявола я должен покупать пару бахил, если мне нужна только одна штука? — Билли топнул деревянной ногой. — Что за дискри… эта, как ее? А ну, продавай мне один, а то я буду жаловаться!

— Бесполезно, — сзади подошел Одноглазый Джо. — Она мне в прошлый раз категорически отказалась распилить очки. Бессовестная девица!

Билли и Джо злобно посмотрели на меня и потребовали «Жалобную книгу». Вложив туда черную метку, оба скрылись за дверью, продолжая ворчать.

С улицы послышался грохот и звон, и в аптеку заехала тележка с огромным сундуком! Вез ее Скряга Майкл, который славился своим дурным характером. Он открыл сундук — тот был полон медных пиастров.

— Вот, пять лет собирал!! Уже некуда складывать, давай-ка мне на все гематогенку!

— Но, сэр, вы не могли бы поменять их в банке?

— С какой это стати я должен тащиться целый квартал? Или это не деньги, акулу мне в глотку? Может быть, где-то написано «Пиастры не принимаем», а? — Скряга Майкл ехидно прищурился.

Что мне оставалось делать? Вздохнув, я принялась считать мелочь и складывать ее в мешки из-под сахара. Клиент — король, даже если он пират…

Чуть не плача, я присела отдохнуть, но тут в аптеку зашел Джимми Большое Пузо. Ну, как зашел? Заполз, так как был мертвецки пьян. На голове у него сидел попугай.

— Мне две бочки рома! Сдачи не надо!

— Простите, — сказала я, — в одни руки больше одной бочки не отпускаем, вот приказ.

— Лопни моя селезенка, ты что, издеваешься? Бочка — это ж на неделю…

— Пиастррры! Пиастрррры! — закричал попугай. — В тррррюме ррром, в ррроме бррром! Корррабли лавиррровали, лавиррровали, да не вылавиррровали!

Ах, как я от них устала! Просто голова раскалывается. Ну, кто там еще?

В аптеку вошел Заика Майкл. Вид у него был потрясающий — сразу видно, что удача сегодня была на его стороне! Не иначе, как он поразбойничал сегодня на богатеньком судне.

На голове Заики Майкла была надета парчовая персидская шапка, сверху — ушанка с лисьим хвостом, а венчала все это золотая корона. Поверх матроски была небрежно наброшена соболья мантия, несколько нитей отборного черного жемчуга свисало из кармана, а на каждом пальце сияло по перстню с рубином.

— П-п-п-пачку асп-п-п-ирина, п-п-пожалуйста!

— Конечно, сэр! Два цента…

— С-с-сколько?? Д-д-да это… это… г-г-грабеж! Я б-б-буду ж-ж-жаловаться! — и он пулей вылетел из аптеки.

Я думала, что на этом мои беды закончились, но не тут-то было! Под вечер в аптеку заявился Томас Корабельный Пес Мунн со своими многочисленными сыновьями. Я никак не могла их сосчитать, потому что эти мальчишки никогда не сидели на месте!

— Карррамба!!

Один из мальчишек повис на люстре, размахивая водным пистолетом. Второй, спрятавшись за кадку с фикусом, целился в брата из рогатки.

— Милочка, спасите! — взмолился Томас. — Эти малолетние хулиганы стали совсем несносными! Представляете, вчера они связали няню и пытали щекоткой, пока та не нарисовала им карту сокровищ!

— Ого, настоящих сокровищ?!

— Да нет… просто мать спрятала в чулане банку леденцов. — Корабельный Пес вздохнул. — Посоветуйте что-нибудь успокаивающее, а?

— О, сэр, у меня есть отличное средство! — Я достала огромный шприц. — Показывайте его детям два раза после обеда и один раз после ужина, и ваши малыши станут шелковыми.

— Спасиб…

— На абордаж!!!

Раздался взрыв, послышался звон разбитого стекла. Аптеку заволок тяжелый дым…



Очнулась я в больнице. Оказывается, один из маленьких Муннчиков притащил с собой дымовую шашку. Всё! Это предел. То есть, я хотела сказать — это беспредел!! Уволюсь к чертовой бабушке! Уеду в Лондон, куплю там домик, заведу курицу и хомяка, посажу розовые кусты. Тишина. Лишь соловей тихонько поет в саду, да нежно шелестит старыми газетами хомячок…

За окошком раздались хриплые голоса. Я выглянула во двор и обомлела! Все они были здесь: Хромой Билли, Одноглазый Джо, Скряга Майкл, Джимми Большое Пузо с попугаем на плече, Заика Майкл и Томас Корабельный Пес Мунн со своими сыновьями (наконец-то я их сосчитала — семь лохматых, виновато опущенных голов). Пираты держали пакет с апельсинами и огромный плакат:

«Не уизжай, Джоанна! Мы больше ни будим, фот-грот-брамсель нам в левое ухо! Чесное пирацкое!»

Я немножко подумала, а потом высунулась в окошко и крикнула:

— Куда я от вас денусь, глупенькие? Остаюсь, разрази меня гром!!!



Пират



Анна Глянченко
Художник Айслу Шмакова
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017