На главную Rambler's Top100
АПРЕЛЬ 2011 г.
АПРЕЛЬ 2011 года

Новые имена. Премьера книги

Елена Соколова

ЕГЭ-ГЭ!

Семья за ужином

Когда бабушка начала разливать чай, папа развернул газету, а мама принялась подсчитывать съеденные калории, я сказал:

— Мне нужна ваша помощь.

— Сколько? — не поднимая глаз, спросил папа.

— Нисколько, — ответил я. — Ваша помощь не имеет денежного эквивалента. Вы должны помочь мне интеллектуально.

Папа опустил газету, снял очки и потрясенно взглянул на меня. Прежде такого никогда не случалось. То есть с газетой он столь легко не расставался.

— Умничка! — воскликнула бабушка, придвигая ко мне вазочку с конфетами.

И даже мама, сбившись со счета, поинтересовалась:

— А что мы должны делать?

— Ответить на вопросы. Точнее, выбрать из нескольких вариантов правильный ответ.

— Ты собираешься участвовать в шоу? — оживилась бабушка — поклонница передачи «Кто хочет стать миллионером».

Я недовольно пробурчал:

— За кого ты меня принимаешь?!

Бабушка немного обиделась, однако вид у нее стал сосредоточенный, а это значило, что она согласна.

— А мне можно? — подала голос Светка.

— Хорошо, — кивнул я.

А как было не согласиться, если моя младшая сестра чуть что — и в рев! Еще провалит всю тщательно продуманную операцию. Я вытащил лист бумаги, развернул его и торжественно произнес:

— Итак, начнем…

И почувствовал себя центром вселенной. Вся наша семья внимала моим словам. И только Светка, восторженно глядя на меня, стянула из вазочки конфету. Однако сегодня этого никто будто не заметил.

— Сначала для разогрева — легкий вопрос. На сколько лет был осужден Раскольников за совершенное преступление? На восемь, десять, пятнадцать, двадцать…

Как звали мать Базарова?

От разочарования лица у всех вытянулись. Мама, как противница любого насилия, зажмурилась и закрыла уши. Так же она ведет себя всегда, когда бабушка включает телевизор. Меня выручила Светка. Подпрыгнув на стуле, она радостно закричала:

— На восемь!

— Правильно, — похвалил я сестру, поэтому она поспешила взять еще одну конфету. А я объявил: — Теперь вопросы будут сложными.

— И не из уголовного кодекса, пожалуйста, — вклинилась мама.

Я не стал тратить на обещания драгоценное время, а выразительно прочитал:

— Какого цвета были обои в комнате Раскольникова?

— Ой, не помню! — растерялась мама, а папа с бабушкой переглянулись. В нашей семье они слыли интеллектуалами. И вопрос им явно не понравился.

Бабушка, видимо, чтобы поддержать свой статус, поинтересовалась:

— В каком классе теперь проходят Достоевского? Тебе же еще рано…

— Это что, такая изощренная форма издевательства над родителями? — спросил папа.

— Ну что вы ведете себя, как дети! — воскликнул я. — Вам трудно, да?.. Ребенок обратился за помощью, за поддержкой… А ведь вы тоже иногда как спросите чего-нибудь!

Папа нахмурился:

— Например?

Зато бабушка сразу поняла, что не стоит превращать так славно начавшийся вечер во взрывоопасный.

— Хорошо, какие варианты? — примирительно постучала она ложечкой по столу.

— Белого, желтого, зеленого, серого…

— Мне больше нравится зеленый цвет, он вселяет оптимизм, — улыбнулась мама. — И если оттенок холодный, то отбивает аппетит.

— Да, — согласилась бабушка, — а вот стены белого цвета — это как в больнице.

Но тут вмешался папа.

Какого цвета были обои в комнате Раскольникова?

— Речь идет о Раскольникове, — напомнил он. — И, судя по его поступку, жил он в сплошной серости, в безысходности…

— А я? Ты меня забыл! — напомнила о себе Светка.

— Пусть сначала взрослые выскажутся. Так принято.

Светка сделала серьезную рожицу, но никакая серьезность не продержится под напором восторга. И она завопила:

— Желтенькие, они были желтенькие!

— Света угадала! — объявил я.

Вот оно, непредсказуемое везение — моя маленькая сестра уже второй раз ответила правильно. И это было неправильно! Пока все мы приходили в себя от изумления, Светка прыгала на стуле и громко хлопала в ладоши. Я продолжил.

— Как звали мать Базарова? Арина Родионовна, Арина Власьевна, Арина Федотовна или Арина Силантьевна?

— Подсказку взять можно? — уточнила бабушка.

Мама почему-то испугалась.

— Ты хочешь позвонить?

— Нет. Добежать до книжного шкафа…

— Это не честно, — запротестовала Светка, которая читать пока не умела.

Бабушка лукаво улыбнулась.

— Я пошутила.

Любил ли Онегин Татьяну?

Кто бы сомневался — такого пустяка они не помнили. Папа пустился в сложные рассуждения о том, какова вероятность угадать то, чего не знаешь. Или то, что забыл. Бабушка предположила, что отчество матери Базарова точно не Родионовна.

— Зачем Тургеневу повторяться? В нашей литературе уже есть одна Арина Родионовна. А мама, не вдаваясь ни в какие логические рассуждения, просто спросила, не была ли мать Силантьевной. В это время Светка, прижав левой рукой три пальца на правой руке, продемонстрировала мне свою растопырку. Ее выбор был понятен, и я сказал:

Мальчик с книгой

— А вот Светка считает, что мать Базарова звали Арина Власьевна. И она совершенно права.

Родители и бабушка посмотрели на сестру с каким-то мистическим ужасом. А я, не дожидаясь, пока они опомнятся, продолжил:

— Любил ли Онегин Татьяну? Да, нет, не очень, обожал.

— Где ты набрался такой ерунды? — рявкнул папа, и вид у него был такой, словно он хотел задушить этого самого Онегина.

— Дорогой, успокойся! — бросилась на мою защиту мама.

— Разве на этот вопрос ответишь?! — парировала бабушка. — Область чувств невозможно трактовать однозначно. Это такая эфемерная субстанция. Сначала не любил, потом…

У мамы глаза стали похожи на блюдца. Понятное дело, она засомневалась: не рановато ли мне слушать рассуждения о любви. Она хотела перебить бабушку, но ее опередила Светка.

— Не очень, — громко вздохнула она. — Все мальчики любят не очень.

Над столом повисла мрачная тишина.

И так как она затянулась, я рискнул ее нарушить.

Младшая сестра

— Это просто вопросы из ЕГЭ. Не берите в голову!

— Но ты же в этом году не сдаешь… — посмотрела на меня с надеждой мама.

— И для чего ты это затеял? — возмутился папа.

— Ты всегда говоришь, что к трудностям нужно готовиться заранее. Да и вас не помешает подготовить… Чтобы потом меня не ругали, — ответил я.

Но тут бабушка не сдержалась.

— Какая глупость! Это же надо придумать! — возмутилась она. — Они бы еще спросили, какое бальное платье было на Наташе Ростовой!

— Или какой породы была Муму, — покачал головой папа.

— Они и спросили. А еще — фамилию главной героини рассказа «Гранатовый браслет» до замужества. И какую сумму проиграл в карты Николай Ростов Долохову. А еще…

— Хватит! Хватит! — замахала на меня руками бабушка.

— А как они ответили на вопрос об Онегине? — выделив голосом «они», спросила мама.

— Светка опять угадала… Она могла бы получить на экзамене пятерку.

И мы все уставились на Светку. А та с гордым видом помахала нам рукой, выбралась из-за стола и понеслась в комнату. К телевизору. Потому что подошло время ее любимой «Спокойной ночи». И только после этого обнаружилось, что конфет в вазочке не осталось.




Елена Соколова
Художник Ольга Зайцева
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017