На главную Rambler's Top100
Ноябрь-декабрь 2014 г.


НОЯБРЬ-ДЕКАБРЬ 2014 года


Кристина КАРИМОВА


Дракон с железных островов


Волны с разбегу набрасывались на прибрежные камни, тянули их за собой и, не справившись, отплевываясь пеной, разочарованно отползали назад. Резкие крики кружащих над водой чаек далеко разносились в вечернем воздухе. Пахло морем.

Девочка и два мальчика сидели у подножия каменной гряды и взглядами провожали уходящий за горизонт флот Железных Островов. Закат окрашивал небо в переливы красного, пурпурного, фиолетового, и на этом фоне большие военные корабли выглядели черными мазками на холсте художника.

— Они вернутся? — с надеждой спросил самый маленький пацаненок.

Один за другим корабли на горизонте осторожно касались багряного марева и, прежде чем исчезнуть, на мгновение окутывались жидким пламенем растворяющегося в воде солнца.

Не дождавшись ответа, малыш прерывисто вздохнул и пробормотал:

— Говорят, раньше Острова охраняли драконы…

Еще не сказано ни слова о войне, еще, усыпляя бдительность, ведут коварные речи послы, мало того, сам сын Черного короля прибывает с дружеским визитом, но все знают, что это последние месяцы мира. И последние месяцы для Железных Островов. Армада Черной Гряды непобедима, и выход флота к границам — всего лишь шаг отчаяния, попытка отсрочить гибель королевства.



Ребята на взморье


— Ух ты! — удивился баском крепыш. Пухлые щеки, полные губы, короткие темные волосы и черное облачение ученика стражи. — Дракон бы нам не помешал. Да, Эста?

— Ерунда это, Сэмми, — грустно обронила девочка. Она все еще смотрела вдаль, будто надеясь разглядеть скрывшиеся за горизонтом корабли. Курносая, с россыпью веснушек и с исцарапанными кистями рук. Босую, в штанах, неровно обрезанных по колено, и полинялой тельняшке, ее можно было бы принять за мальчишку, если бы не копна густых рыжих волос, перехваченных грязной тряпицей. — Рэм маленький еще, вот и слушает всякие сказки. На самом деле драконов нет.

— Сейчас нет, а раньше были! — вскинулся Рэм. — Их создавали Правители Островов. Мне Гонец рассказал.

— Ха, Гонец! — усмехнулся Сэмми. — Нашел, кому верить! Да у него на слово правды — пять слов лжи!

— А ты не попадайся, — посоветовала Эста. — Должен сам соображать, где правда.



Дракоша


— Гонец хороший! — бросился на защиту друга Рэм. — Он же развозит королевскую почту, много где бывал. И прочел почти все книги в библиотеке, а его отец был Звездочетом и составлял заклинания. Давайте спросим его про драконов, он нам расскажет.

— Принцесса Эстель! Вот вы где! — далекий крик, донесенный ветром, заставил всех оглянуться. По берегу, подобрав полы длинного платья, ковыляла, спотыкаясь на камнях, дуэнья. — Вы опять надели эти лохмотья!.. У вас сейчас урок танцев! Вы должны вернуться во дворец!

— Господи, как же мне надоела эта придворная жизнь! — девочка обреченно поднялась. — Ладно, спросим Гонца завтра. А сейчас разбегаемся, а то попадет всем.

Мальчишки — Рэм шустро, как ящерка, Сэмми основательно и неторопливо, будто броненосец — скрылись за каменной грядой. А девочка вздохнула и понуро побрела навстречу надоевшему этикету.

На опустевший берег неторопливо опускалась бархатная вечерняя прохлада.



* * *

— Драконы? Было такое… — высокий, тоненький, будто тополек, подросток с острыми чертами лица и насмешливым острым взглядом с интересом смотрел на выстроившихся перед ним ребят. — Но давно-о-о... Не каждый правитель мог создать своего дракона.

Они встретились с Гонцом в тронном зале, совершенно пустом в этот ранний час. Люстры, каскадом спускающиеся вниз, внимательные взгляды Древних Королей с парадных портретов, массивный трон на возвышении. И сверкающий паркет, наводящий на мысли о встрече нерадивых учеников с учителем танцев.

— А сейчас? — высказала общий вопрос Эстель. — Это возможно сейчас?

Гонец усмехнулся:

— Даже не знаю, что и сказать… Сам по себе Правитель… или Правительница, — паренек насмешливо покосился на Эстель, — это сделать не сможет. Нужны верные друзья, которые помогут наполнить дракона силой.

— А сколько друзей? — небрежно, будто бы случайно, поинтересовалась Эстель.

— Ну, двух вполне достаточно, — усмехнулся Гонец.

Ребята многозначительно переглянулись.

— Просто иметь верных друзей недостаточно, — продолжил Гонец. — Каждый из них должен совершить поступок, переступить через себя, стать другим. Мало кто решится на это.

— Мы решимся! — пискнул Рэм. Эста сердито сверкнула на него глазами, и Рэм виновато потупился.

— Что ж, может быть… — задумчиво пробормотал Гонец, чуть приподнимая уголки губ. — Но этого тоже мало. Правила создания дракона состоят из загадок, которые сложно разгадать. Самая первая загадка в том, что дракон должен появиться из огня, не касающегося земли.

— Как огонь может не касаться земли? — удивился за всех Рэм.

— Вам решать, — пожал плечами Гонец.

— Я знаю как! — воскликнул Толстяк. — Для этого нужен воздушный шар! Можно подняться на шаре над землей и зажечь огонь! Я однажды видел такой шар на ярмарке! Ой, но ведь ярмарки не будет до следующего года…

Все задумались.

— Эста! — вдруг встрепенулся Рэм. — Ты ведь можешь попросить отца устроить праздник с воздушными шарами?

— Рэм, какой праздник накануне войны?

Принцесса Эстель

— А в честь приезда Арвина — сына Черного короля? — предложил Сэм.

— Но тогда отец потребует, чтобы я присутствовала на приеме! В дурацком платье и туфлях. И велит вести себя прилично с Арвином, которого я ненавижу!

— Ну и что! Ты немного потерпишь платье, туфли и этого заносчивого выскочку, зато у нас будет дракон!

Девочка насупилась. Все молча ждали.

— Ладно, — неохотно вымолвила принцесса. — Я попробую…



* * *

— Эстель! — удивился отец, отрываясь от бумаг и оглядывая дочь, чинно входящую в кабинет. Платье в оборочках, золотистые туфельки с помпончиками и чистые расчесанные волосы, капюшоном ниспадающие на плечи. — Что-то случилось? Что с тобой?!

— Папа, — благовоспитанным голоском обратилась Эста к отцу, как и подобает приличной принцессе. — У меня просьба… Скоро приедет Арвин, я думаю, что мы должны устроить для него праздник…

— Да? А чего ты вдруг так решила?

— Может быть, видя, как хорошо принимают его сына, Черный король смягчится?

— Ты дипломатка, дочь моя… Вот уж не подумал бы… — протянул отец. — Что ж, может быть, ты и права.

— Тогда все должно быть красиво. Должны быть волшебные огни и фокусники. И воздушные шары.

— Но это очень дорогая затея, Эстель!

— Я знаю, папа…

Отец задумчиво потеребил губу, с подозрением глядя на обычно строптивую, а тут кроткую, как овечка, девочку.

— И ты выйдешь к послам? В нормальном платье, а не в одежде безумного юнги? И будешь внимательной и вежливой? И не будешь строить никаких каверз?

— Да, папа…



* * *

— Вы очень красивы, принцесса, — медленно выговорил Толстяк, заворожено глядя на кукольно разряженную Эсту.

На этот раз встреча происходила в библиотеке. Ряды высоченных шкафов, заполненных фолиантами книг, веером сходились в центр комнаты. В центре же полукругом стояли мягкие кресла, чередующиеся с инкрустированными столиками для книг.

Старинные часы

— Да? — с сомнением переспросила девочка, чинно усаживаясь на одно из свободных мест и оправляя пышный подол платья. — Не знаю, не знаю… Хотя, кажется, я понемногу начинаю привыкать. Все равно придется терпеть это до самого праздника. Что дальше, Гонец?

— Хорошо, — покивал Гонец, одобрительно разглядывая девочку. — Раз шары будут, то я могу продолжить. Пока будет гореть огонь в небе, нужно прочитать драконье заклинание. Увы и ах, но я не знаю его.

— То есть все зря?! — ахнула Эста.

— Не обязательно. Заклинание есть в Черной Книге, которая хранится здесь, в библиотеке. Но! Книга опасна и потому скрыта от людских глаз. И становится видимой только на несколько минут в полночь. И именно поэтому, как вы знаете, никому не дозволено посещать библиотеку ночью.

Они знали.

— Тогда я спрячусь здесь заранее, пережду обход смотрителя, дождусь появления книги и заберу ее! — предложила Эста.

— Где именно ты спрячешься? — вкрадчиво спросил Гонец.

Ребята растерянно переглянулись — ровные ряды полок, и больше ничего.

— Я знаю где! — воскликнул Рэм. — В футляре часов! Я однажды там уже прятался.

Все оглянулись на узкий плоский ящик старинных часов с кукушкой.

— Рэм, — осторожно заговорила Эстель после непродолжительного молчания. — А ведь забрать книгу придется тебе. Только ты сможешь поместиться в этом футляре. Даже я не войду туда, не говоря уж о Толстяке…

Глаза Рэма округлились.

— Нет! — в ужасе завопил он. — Я не могу! Я боюсь темноты!

— Рэм! Ведь никто, кроме тебя, не сможет это сделать! Пожалуйста! Зато у нас будет дракон! Рэм!



* * *

Рэм, сжавшись в комок, сидел в часовом футляре. Вокруг стояла такая тишина, которая может быть только в ночной библиотеке. Где-то в углу осторожно возилась мышь, да почти неслышно тикали часы. Когда же полночь? Рэм стискивал зубы, ждал, время от времени выглядывая в щелку.

До полуночи оставалось около минуты, когда над одним из книжных столиков закружил небольшой вихрь. На глазах он становился плотнее и темнее, скорость вращения все увеличивалась, и из ничего вдруг начала проявляться книга. Вихрь крутанулся еще раз — и вдруг опал, исчез, будто его и не было. Книга осталась. Тишина стала полной: замолкла мышь и, казалось, даже часы остановились. Рэм вытер мокрые ладошки о колени, приоткрыл створку и осторожно выглянул наружу. Ничего. Сделал шаг, другой, протянул дрожащие руки, осторожно взял фолиант и облегченно вздохнул: всё. И в этот момент ударил маятник — полночь. И тут же вновь возник и закружил смерч, качаясь из стороны в сторону, словно в поисках утраченного.



Смерч в библиотеке


Рэм, не отрывая взгляда от смерча, прижимая книгу к груди, мелкими шагами пятился к двери и уже почти добрался до нее, когда в центре кружения возникла страшная клыкастая морда. Она высунула раздвоенный язык и прошипела:

— Кни-и-и-га!.. Моя кни-и-и-га!

Рэм замер, не в силах сделать и шага. Взгляд налитых кровью глаз уперся прямо в мальчика.

— От-да-й-й-й! — понеслось по залу.

Рэм взвизгнул, спиной вперед вылетел в коридор, как метеор промчался до своей комнаты, упал на колени и живо заполз под кровать. Книгу из рук он так и не выпустил.



* * *

— Что ж, и второе препятствие вы преодолели, — довольно усмехнулся Гонец, поглаживая переплет книги. — Когда прозвучит заклинание, то из огня появится яйцо, из яйца родится дракон. Потому последний вопрос: кто зажжет огонь?

— Толстяк! — одновременно воскликнули Рэм и Эстель.

— Почему я?!

— Охранять шары будут стражники, ты — один из них. Попросишься у гондольеров в корзину и возьмешь с собой факел. Сущая ерунда, — пояснила Эстель.

— А если не получится? — неуверенно пробормотал Толстяк.

— Толстяк! Сэмми! Пожалуйста! — Эстель смотрела умоляюще. — Сейчас все зависит от тебя! Я не смогу отлучиться, отец заставит меня сидеть в Королевской ложе с гостями. Рэм должен держать шлейф королевы… Остаешься только ты.

— А Гонец?

— Ну нет! — усмехнулся Гонец. — Вы это затеяли, вы и заканчивайте. Так и быть, я прочитаю заклинание, поскольку вам не разобрать язык, которым оно записано. Но лететь на воздушном шаре я не собираюсь.

— А вдруг у меня не получится? — заныл Толстяк.

— Сэмми, ты сможешь! Я верю в тебя! — начала уговаривать Эстель. — Ты сделаешь это? Для меня…



* * *

— Убирайся отсюда, парень! — распорядитель был недоволен. — Видишь, сейчас трубить уже будут, подъем начнется…

Громадное пространство внутреннего королевского двора было заполнено воздушными шарами. Красные, голубые, розовые и даже зеленые красавцы танцевали на ветру, притянутые веревками к кольям, вбитым в землю, и ждали минуты, когда они смогут сорваться ввысь. Балконы и балюстрады замка были заполнены пестрыми одеяниями местных жителей и гостей. Все ждали начала праздника.



Салюты и фейерверки


Сэмми-Толстяк, облаченный в парадную форму, продолжал растерянно топтаться рядом с воздушным шаром.

— Но мне очень надо! Я должен подняться! С факелом…

— Да ты что, совсем с ума сошел?! — взвился распорядитель. — Какой факел?! Уходи-ка подобру-поздорову!

И Сэмми побрел прочь. Гондольеры, между тем, повинуясь звуку горна, двинулись к своим корзинам и заняли места. Сэмми вздохнул и начал подъем наверх к Королевской ложе, где сидела Эста в белом платье с оборками рядом с ненавистным Арвином, сыном Черного короля… Эстель сделала все, чтобы спасти королевство. А он, Сэм, не справился…

Горн пропел второй раз, и охрана ослабила сдерживающие шары веревки. Сэм взошел на балкон и снова оглянулся на поле. Не справился, подвел Эсту, как он сейчас посмотрит ей в глаза?! Третий сигнал — и шары, качнувшись, двинулись в небо. Зрелище было столь завораживающим, что все гости праздника разом вздохнули, будто один человек.



Воздушные шары


И тогда Сэмми вдруг сообразил. Мгновение — он метнулся к стене, вырвал из подставки факел, секунда — он снова у балюстрады. И, размахнувшись, он швырнул огонь прямо в ближайший шар, как раз оказавшийся напротив балкона. И шар вспыхнул! Лопнул! Разлетелся кучей горящих ошметков, врезавшихся в соседний шар. И тот тоже взорвался! А рядом следующий. И еще один. И еще!

Завизжали женщины, гости попадали на пол, прячась за перилами. Гондолы полетели вниз, благо было совсем невысоко. И тогда Сэмми, не дожидаясь последствий, побежал…



* * *

Девочка и два мальчика сидели на берегу океана. Так же неспешно набегали волны, также ласковы были нагретые солнцем камни. Ноги Эстель были босы, а принцессинское белое платье с оборванными оборками перепачкано сажей и копотью. Волосы маленького пажа оказались спутаны и засыпаны пеплом. А черная куртка Толстяка пестрела рыжими подпалинами.

— Как мы сейчас пойдем домой? — высказал общую мысль Рэм.

— Не знаю… — протянула Эста. — Мне-то что, разве что запрут в комнате. Да и тебе, Рэм, ничего не будет. А вот Сэмми… Знаешь, я скажу, что это я тебе приказала…

— Спасибо, — понуро согласился Толстяк. — Но только это вряд ли поможет…

Помолчали.

— Это все Гонец подстроил, — пробормотал Сэмми. — Назло.

— Нет! — воскликнул Рэм. — Не стал бы он этого делать!

— Очень даже стал бы! — фыркнул Толстяк. — Он ведь всегда над всеми смеется. И сейчас каждого заставил делать то, что мы не стали бы делать сами. Это он специально, чтобы повеселиться.

— А что плохого в веселье? — раздался знакомый голос.

Компания спешно вскочила. Гонец стоял возле камня — руки в карманах, глаза прищурены — и насмешливо смотрел на возмущенных друзей. Эстель закусила губу. Толстяк сжал кулаки. Рэм подскочил к Гонцу, будто молодой задиристый петушок:

— Зачем ты это сделал?! Зачем?

— А чем вы недовольны? Каждый извлек какую-то пользу. Ты, — он кивнул Рэму, — понял, что страх можно преодолеть. Ты, — он окинул насмешливым взглядом некогда белое, а нынче закопченное платье принцессы, — стала хоть немного похожа на девочку. Ты, — он хлопнул Толстяка по плечу, — научился нарушать запреты. И не волнуйтесь, никто не пострадал, я накрыл людей защитным куполом.

— Ты обманул нас! — выкрикнул Рэм. — Мы все сделали, а дракона у нас нет!

— Почему нет? — небрежно хмыкнул Гонец. — А это что?

Он осторожно вытянул из кармана руку и раскрыл ее. На ладони темнело яйцо.

— Ой! — воскликнул Рэм. Толстяк и Эстель шагнули ближе.

Яйцо дрогнуло и покрылось сеткой мелких трещин. Изнутри раздался писк. Потом легкий скрежет, будто маленькие коготки царапали гладкую поверхность. Скорлупа задрожала и опала. На ладони Гонца среди россыпи осколков сидел дракончик. Настоящий. С крылышками, гребнем, спинкой, покрытой чешуей.

— Дракоша! — ахнула Эстель. — У нас получилось?!



Маленький дракончик


— Конечно, — довольно кивнул Гонец.

Малыш потянулся и хлопнул перепончатыми крыльями.

— Какой у него гребень! И крылья! — восхитился Толстяк. — Но почему он такой маленький?

— Вырастет еще.

Дракончик фыркнул и потер мордочку когтистой лапой.

— А погладить?.. — осторожно спросил Рэм.

— Можно.

Пальцы коснулись жесткого рогового выступа, почесали шейку, и звереныш, будто домашний котенок, радостно перевернулся на спинку, подставляя под ласку толстый животик.

Впереди были беседы со взрослыми. Назидательные речи. Может быть, домашний арест. Все это было впереди. Но друзья знали, что они победили. И с трепетом и восторгом любовались будущим защитником — настоящим драконом с Железных Островов.



Флот



Кристина Каримова
Художник Карина Соловьева
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017