На главную Rambler's Top100
ИЮЛЬ 2013 г.
Июль 2013 года



Премьера книги
Новые имена
Сергей Филиповский. Индикатор тайн

Юра Пряткин и Коля Шуткин — два шестиклассника, которые вечно что-нибудь затевали, двигались по улице деревни Кувшиново. Улица извилисто тянулась меж кустов, лишь изредка на ней встречались дома с примыкающими к ним садами и огородами. Здесь, у Колиных дедушки с бабушкой, друзья были на летнем отдыхе. И вот сейчас они шли навстречу своим новым приключениям.

С ними был серый лохматый пес Дружок. Он ни в какую не хотел идти рядом с ребятами. Бегал большими кругами возле них, обнюхивал попадающиеся деревья.

— А Дружок нас приведет, куда надо? — спросил Юра.

Дружок

— Можешь не сомневаться! — убедительно кивнул Коля и крикнул псу: — Дружок, ищи!

Дружок в ответ пронзительно гавкнул и устремился к противоположной стороне улицы. Там он сделал стойку на задних лапах и увлеченно залаял.

— Кажется, Дружок что-то нашел! — с надеждой сказал Коля.

Лампочка

— А ты уверен, что это окажется как раз тем, что требуется? — выразил сомнение Юра.

— Я же дал ему команду обнаружить таинственную тайну.

— И что? Думаешь, это сработает?

— А почему бы и нет? Ведь никто до нас этого не проверял!

— Ладно. Давай посмотрим, какую такую таинственную тайну отыскал твой Дружок.

Приблизились к кусту, возле которого самозабвенно тявкал Дружок. Ничего бросающегося в глаза не было заметно.

— Ну, и что тут за тайна? — деловито спросил Юра.

Коля зыркнул на куст и воскликнул:

— Глянь! Лампочка. Что она здесь делает?

— Да… — согласился Юра. — Лампочка. На первый взгляд, вроде бы, самая обычная электрическая лампочка. Свисает с веточки на шнуре. Такая же точно, что у меня дома в моей комнате на потолке.

Верзила

— Куст на порядочном расстоянии от дороги. Значит, лампочка не предназначена для вечернего освещения проезжей части.

— Верно. Особенно если учесть, что для этого есть фонари.

— Зачем же она тут?

— Очевидно, для того, для чего и все остальные лампочки. Чтобы давать свет в темное время.

— Правильно. Так зачем же освещать этот куст и прилегающую к нему поляну?

— Вот, пожалуйста, и таинственная тайна! — сделал вывод Юра.

— Точно! — согласился Коля. — Значит, Дружок не подвел. Доставил-таки нас к некоей загадке.

— И теперь нам остается разгадать ее.

— Так и сделаем. Что для этого надо?

— Наверное, прийти сюда вечером. Тогда-то и станет понятно, ЧТО лампочка здесь освещает.

Однако ждать вечера не пришлось.

Как-то мгновенно эдак вдруг наступила ночь. Темная безлунная ночь с ярко горящими звездами.

— Это что за феномен такой? — сердито поинтересовался Юра. — Куда это вечер подевался?

— Да! — поддержал Коля. — Особенно если учесть, что время сейчас совсем не ночное. Полдень, как-никак.

В этот момент внезапно загорелась та самая лампочка на кусте. И сразу же стало как-то уютней. И не так страшно присутствовать при наступлении феномена, смешивающего времена суток.

— Глянь! — почему-то шепотом сказал Коля. — Лампочка светится!

— Делаем вывод, — задорно произнес Юра. — Значит, этот феномен с наступлением ночи посреди дня тут не впервой.

— Точно! — подхватил Коля. — Из-за этого лампочку сюда кто-то и поместил.

Внезапно послышались чьи-то шаги. Из-за угла забора вышел Митрофанов, пожилой сторож деревенской библиотеки. Увидев ребят, он остановился.

Коля и Юра поздоровались с ним. Митрофанов тоже поздоровался и тяжко вздохнул:

— И так каждый раз.

Верзила

— Что каждый раз? — спросил Коля.

— Да вот эти потемки. Стоит мне только собраться на обеденный перерыв, выйти из библиотеки, как они тотчас же и наступают.

— Это вы лампочку здесь установили! — догадался Юра.

— Ну да, — ответил Митрофанов. — Тут самое темное место на тропинке, что ведет к моему дому. После того как я здесь споткнулся и чуть не навернулся, так сразу же лампочку на куст и повесил.

— До чего же странный феномен, — сказал Коля.

— Я даже придумал ему название, — хмыкнул Митрофанов.

— Какое?

— Полуденная ночь.

— Интересно, какое ему может быть объяснение.

— Есть у меня одна гипотеза… — Митрофанов задумчиво глянул на ближний забор. — Эти потемки посреди дня начали происходить как раз тогда, когда сюда приехал изобретатель Галактиков. Приехал в отпуск, к своей родне. И живет он теперь, стало быть, как раз в том доме, мимо которого пролегает та тропинка, по которой я хожу на обед. И где в это время наступает ночь.

— Может быть, данный феномен связан с каким-нибудь экспериментом, проводимым этим изобретателем?

— Возможно, возможно.

В ту же секунду Дружок гавкнул и устремился вдоль забора.

— Он что-то почувствовал! — обрадовался Коля.

— Какую-то таинственную тайну? — предположил Юра.

— Точно! Быстрее за ним!

И они бросились за Дружком.

Далеко бежать не пришлось. Потому что навстречу им из калитки в заборе вышел какой-то человек — в пушистом халате с нарисованными розочками и в тапочках.

— Ну и дела, — сердито сказал он. — Даже посреди глубокой ночи я не могу заснуть.

— Сейчас полдень, — уточнил Митрофанов, подходя.

Олень с телегой

— Если я говорю «ночь», то, значит, ночь и есть. Потому что устройство моего изготовления под названием «Соня» обеспечивает самую настоящую ночь. По крайней мере, на время моего послеобеденного сна. И изготовил его не кто-нибудь, а я — то есть тот самый изобретатель Галактиков.

— Выходит, ваша гипотеза верна, — сказал Митрофанову Коля.

— Не удивлен, — ответил сторож. — Мои гипотезы, как правило, всегда подтверждаются.

— А зачем вы навели ночь на окрестности? — спросил у Галактикова Юра.

— Если быть точным, то замечу, что не на все окрестности. А всего лишь на местность в радиусе двадцати метров от дома, в котором я, невзирая на то, что соорудил себе тут ночь, все равно никак не могу заснуть.

— А зачем вам днем спать?

— То есть как это зачем? Не ночью же.

— Почему не ночью?

— Но ведь ночью же я занят изобретательством. Нет! — решительно мотнул головой Галактиков. — Ночью спать никак нельзя.

— Странный вы человек, однако, — сказал Митрофанов. — Ночью не спите. А ради того, чтобы днем поспать, устроили здесь потемки. Да такие, что другим людям, дабы их хоть как-нибудь скомпенсировать, приходится устраивать дополнительное уличное освещение.

— Об этом я как-то не подумал, — проговорил Галактиков, уставившись на лампочку.

— Другими словами, от этого вашего изобретения толку мало, одни лишь осложнения.

— Да, — охотно согласился Галактиков. — Толку действительно мало. Ведь мое изобретение не помогло мне сегодня заснуть. А все почему? Да потому что кто-то разговаривает у меня под окном.

— Это не мы! — заявил Коля. — Мы не у вас под окном.

Вездеход

— Да, это не вы. У них другие голоса.

— Пойдем разведаем, что за голоса, — сказал Юра Коле.

Они прошли вдоль забора ближе к дому, в котором проживал Галактиков, и прислушались.

Действительно, из палисадника раздалось приглушенное бормотание. Разговаривали двое.

— Ну и долго мы будем здесь торчать? — проворчал один.

— Пока не стащим, — ответил другой.

— А что мы будем стаскивать?

— Забыл, что ли? Выдающееся изобретение изобретателя Галактикова.

— Так у него этих изобретений пруд пруди. Какое же из них мы стащим?

— То, которое нам надо.

— О! Это классно!.. А как мы узнаем, какое нам надо?

— Очень просто. Нам надо то, вокруг которого всегда происходят разные невероятные события.

— А зачем нам такое изобретение?

— Не нам. Нашему шефу.

— Ну, тогда будем наблюдать в ожидании невероятных событий.

— Будем.

Голоса стихли.

— Надо им помешать, — тихо сказал Юра Коле.

— Точно! — кивнул Коля. — Но как?

— Давай вернемся к Галактикову и Митрофанову. И что-нибудь придумаем.

Когда Юра и Коля возвратились к кусту с лампочкой, то застали там изобретателя и сторожа за оживленной беседой.

— Взять вот эту вашу лампочку, — деловито проговорил Галактиков. — Бродя мимо нее в бессоннице, я обратил на нее внимание. Естественно, я тут же придумал, как на ее основе создать изобретение.

— И что? — поинтересовался Митрофанов.

— Да и создал.

— То есть?

— Теперь это не просто лампочка. Теперь это — притягиватель загадок.

— Это как?

— Ну-у-у… Если есть здесь в округе некая загадка, то она не преминет приблизиться к этой лампочке.

— Уже не просто к лампочке, — напомнил Митрофанов.

— Да. Назовем ее Индикатор Тайн.

— А что? По-моему, довольно удачное название.

— И теперь эти самые тайны должны сюда валом повалить.

— Это если они тут есть.

— Есть. Можете не сомневаться.

— Так что же они не притягиваются этим вашим Индикатором Тайн?

Внезапно мимо них по улице промчалась телега, запряженная… оленем и ведомая бородатым кучером.

— Это что, если не тайна? — задал вопрос Галактиков и тотчас же ответил на него: — Самая настоящая тайна.

— Допустим, — согласился Митрофанов. — Потому как я совершенно не представляю, какими путями к Оливкину, который только что проехал, попало это рогатое средство передвижения.

— Да-а-а… Олени в наших краях — большая редкость.

— Но еще большая редкость вот эта лампочка, — крикнул, перепрыгивая через забор, верзила в темных очках.

— Да! — воскликнул другой верзила в темных очках, тоже выскочивший из-за забора. — Потому-то мы ее сейчас и будем изымать. Как нечто ну никак не вписывающееся в деревенскую действительность.

Юра шепнул Коле:

— Это их голоса мы слышали возле окна Галактикова. Есть идея по поводу их прибытия сюда!

— Какая?

— Твой Дружок ведь выполняет твои команды, какими бы странными они ни показались?

— Вообще-то, да.

— Так скомандуй ему искать опять таинственную тайну.

— Зачем?

— Может, она привнесет что-нибудь, что поможет помешать этим личностям завладеть лампочкой.

— Точно! Дружок! Ищи еще таинственную тайну!

Дружок понятливо тявкнул. Бросился к дереву, расположенному неподалеку от них, и принялся гавкать на него…

Вдруг с дерева свалился какой-то человек. Поднялся на ноги и ворчливо произнес:

— Не сильно я ушибся? Нет. Ну и ладно. Не дали мне тут подкараулить Бродячий Вездеход. Немного недокараулил. Мне бы еще хоть чуть-чуть на дереве бы в засаде пробыть! Потому что вон он, Бродячий Вездеход. Приближается!

В освещенное лампочкой пространство плавно въехал некий предмет размером с микроавтобус, напоминающий то ли серебристый дирижабль, то ли батискаф, который быстро скользил по траве.

— Эй! — крикнул первый верзила. — Да это же тот самый Предмет, который мы в свое прошлое похождение так и не сумели раздобыть для нашего шефа.

— Да! — воскликнул второй верзила. — Мы еще схлопотали с тобой по выговору за неправильное ведение дел.

— Ну, теперь-то мы его поймаем!.. Поймаем?

— Поймаем-поймаем! Вон, видишь, за ним веревка волочится по земле. Давай-ка ее ловить!

Верзилы бросились за веревкой и вскоре скрылись из виду.

— А вы что же не ловите этот Вездеход? — спросил Митрофанов у свалившегося с дерева.

— Бесполезно хватать его за веревку, — со знанием дела ответил тот. — Это вам говорит не кто-нибудь. Сам Обойкин собственной персоной.

— Как же поймать его?

— А так, как я его почти что поймал — из засады на дереве.

— Но ведь не поймали же.

— Да, не поймал. Но ничего страшного. Поймаю в другой раз… — и он удалился уверенной походкой.

Коля похвалил пса:

— Молодец, Дружок!

— Ловко он обнаружил тайну под названием Бродячий Вездеход, — сказал Юра.

— Точно! Которая помогла спасти лампочку от тех двоих, которые за ним вдруг увязались. Внезапно наступил рассвет.

Лампочка

— Что? — спросил Митрофанов у Галактикова. — Действие «Сони» заканчивается?

— Да, — подтвердил Галактиков. — Так и быть. Больше я ее не буду включать. Дабы вы могли спокойно ходить к себе домой на обед.

— А как же ваш послеобеденный сон?

— Постараюсь ночью поспать. Так что можете лампочку отсюда убрать.

— Но ведь теперь это уже не лампочка.

— А что же?

— Индикатор Тайн.

— Ах да. Но нужны ли вам тайны?

— Если честно, то да.

— Правда?

— Так я с ними постоянно общаюсь. У меня хобби такое — выдвигать разные гипотезы, объясняющие разные загадки природы и цивилизации.

— Ну, в таком случае довольно удачно, что я переоборудовал эту вашу лампочку. Забирайте ее и пользуйтесь ею как Индикатором Тайн. Митрофанов кивнул. Выкрутил лампочку:

— Ну ладно. Пойду-ка я домой. А то обед скоро закончится, а я все еще не поел.

Когда шаги Митрофанова стихли за деревьями, внезапно подул ветерок. Ветерок оказался необычным. С собой он принес ворох листьев, которые, осыпавшись на землю, сами собой сложились в надпись:

«Карта Атлантиды — в 30 метрах на север».

— Странно, — задумчиво пробормотал Галактиков. — Индикатора Тайн здесь уже нет. А тайны продолжают поступать… Хотя постойте-ка, постойте! — Он сунул руку в карман своего халата и достал оттуда… электрическую лампочку. — Опять эта моя рассеянность! Вот же он, Индикатор Тайн! Все правильно. Тайны к нему и притягиваются. А что же тогда забрал любитель гипотез? Ответ очевиден: обычную лампочку.

В ту же секунду вновь появился Митрофанов:

— Вы мне не поверите!

— А что такое? — поинтересовался Галактиков.

— Мой палас, который сушился во дворе, вдруг как самый заправский ковер-самолет взял да и улетел прямо у меня на глазах…

— Как же так? — удивился Галактиков. — Откуда сия тайна? Ведь Индикатор Тайн же у меня. Вот он.

— Гм… Впрочем, есть у меня, конечно же, гипотеза на данный счет… Тайны, может, и притягиваются к этому Индикатору Тайн. Но еще более они притягиваются к людям, которым нравятся тайны.

— А что? — весело откликнулся Галактиков. — Ваша гипотеза очень даже ничего…

Сторож с изобретателем принялись обсуждать достоинства данной гипотезы.

Тем временем Коля крикнул:

— Дружок! Ко мне!

— Пойдем на поиск новых таинственных тайн? — догадался Юра.

— Точно! Раз уж без них здесь, в деревне Кувшиново, никуда, то давай-ка уделим им наше пристальное внимание.

— Но ведь здесь уже и так изрядно скопилось неразгаданных тайн.

— Тайн много не бывает, — философски заметил Коля. — Сейчас как соберем их еще целую кучу! Чтоб потом можно было из них выбирать самые интересные!

И Юра с Колей отправились навстречу очередным загадочным приключениям.

Журнальный вариант


Сергей Филипский
Художник Евгений Морозов
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017