На главную Rambler's Top100
Май-июнь 2008 г.
Май-июнь 2008 года

Николай ГОЛЬ

Что такое гипнопедия

Рома с дедушкой переехали в новую квартиру, в новый дом. С бабушкой, конечно, и с Ромиными родителями. Но родители уехали в командировку, а бабушка с утра ушла в кино. Так и сказала:

Футбольный мяч

— Если я бабушка, так и в кино сходить не могу, что ли? Тем более, что воскресенье.

А дедушка с Ромой остались дома. Дедушка готовил обед, Рома спал. Потому что вчера допоздна учил басни Крылова (по литературе было задано) и писал заметку в стенгазету (ему поручили), и повторял английские слова (надо же двойку исправлять!). И потому что вообще все-таки воскресенье! Вот он и спит.

И тут вдруг — звонок в дверь!

Повар-грамотей

— Здравствуйте, — сказала гостья, — извините за беспокойство. Меня зовут Наталья Венедиктовна. Я ваша соседка по лестничной площадке. Мы только что перебрались. Не могли бы вы одолжить нам коробок спичек? А то газ буквально нечем зажечь!

— Конечно, — сказал дедушка. — Будем знакомы: меня зовут Роман Петрович. Только, пожалуйста, тише: мой внук — тоже Роман — спит.

— Конечно, — сказала Наталья Венедиктовна. — Но отчего он до сих пор в постели? Не заболел ли?

— Конечно, — сказал дедушка, — нет. Он редко болеет. Он у нас футболист. Но вчера очень долго, до самой ночи, учил наизусть басни Крылова. У Романа с отметками не все хорошо. И не все удовлетворительно. И он обещал исправиться. Вот и учил.

— Молодец, — похвалила Наталья Венедиктовна.

 

А Роме в это время снился сон.

Лиса

Будто входит учительница в класс и говорит:

— Что у нас на сегодня?

А весь класс хором отвечает:

— Басня Ивана Андреевича Крылова «Мартышка и очки»!

Учительница тогда говорит:

— К доске пойдет Роман Шишкин!

И тут встает из-за парты Роман Шишкин — Ромин дедушка — и идет к доске этак вразвалочку. Учительница спрашивает:

— Выучили, Роман? А дедушка отвечает:

Ноты

— Никакого романа я не учил. Я Ивана Андреевича выучил.

— Какую же именно басню?

Тут дедушка немного смутился и говорит:

— Я, знаете ли, забыл, какую именно надо. Поэтому я много их выучил. Почти все.

А учительница:

— Ну, тогда начинайте!

Дедушка открыл рот, и все в классе рты раскрыли, потому что такую басню не каждый день услышишь. Вот что прочитал вслух Роман Шишкин (дедушка):

Мартышка к старости слаба глазами стала.
На ту беду Лиса близехонько бежала.
Какой-то Повар-грамотей
С поварни прибежал своей:
Чижа захлопнула злодейка-западня.
Тут Воробей, случась, промолвил им: «Друзья!
И ноты есть у вас и инструменты есть
(глазами, кажется, он всех готов их съесть),
И, верно, ангельский быть должен голосок!»
Ан смотришь, тут же сам запутался в силок.
У сильного всегда бессильный виноват,
Но, как бы ни было, Пустынник очень рад!

Роме во сне показалось, что у дедушки как-то не очень хорошо вышло. Но уж если даже какой-то Пустынник радуется, то, наверное, так и надо. И он успокоился. Тем более что все это — сон, и никто кроме Ромы его не видит.

 

А тем временем наяву дедушка говорит:

— Между прочим, наш Рома в 44-й школе учится. Тут неподалеку. Знаете такую?

— Знаю, — отвечает Наталья Венедиктовна, — я там часто бываю.

— А Рома, — говорит дедушка, — каждый день туда ходит. Кроме воскресенья. В воскресенье Рома спит. Потому что заметку очень долго вчера сочинял в стенгазету. Он у нас футболист, а написать ему поручили про концерт художественной самодеятельности, который у них летом в спортивном лагере был. И это правильно. Наши дети должны быть разносторонними. Очень интересно, что у Романа получилось.

Овцы

— И мне интересно, — сказала Наталья Венедиктовна. — Может быть, прочтете?

— С удовольствием, — ответил дедушка, взял Ромин листок и начал читать.

«Интересный концерт. В первом тайме концерта на левом краю площадки с успехом сыграл на аккордеоне Крутиков. Неплохой дриблинг в кубинском танце показали Иванова и Петров. На гране фола отработал юмористическую сценку Петросян. Весь конец второго тайма болельщики не отпускали с помоста Таню, которая читала стихи. А Юра даже замечательно подал ей с углового цветы. После финального свистка захотелось от души прогуляться, но весь вечер на воротах спортивного лагеря непробиваемо стоял Анисим Федорович».

— Да, — сказал дедушка, — интересный концерт получается.

— Ой, — сказала Наталья Венедиктовна, — по-моему, вашему Роме надо подтянуться.

— Он подтягивается, — печально ответил дедушка, — десять раз подряд может и даже «солнце» крутит на перекладине. Спортсмен. А вчера английский учил чуть ли не до зари. Вот поэтомудо сих пор и спит.

А Рома и впрямь тем временем спал. И снился ему новый сон.

 

Будто начинается урок английского языка. И вызывают Рому к доске. И идет к доске… Совсем не Рома, к доске идет Ромина бабушка!

— Я сегодня за Романа Шишкина, — говорит бабушка, — он вчера допоздна уроки учил и поэтому не смог своевременно проснуться. А я не учила и поэтому смогла.

— Ну что же, многоуважаемая Ромовая бабушка, — говорит педагог, — задано было выучить английские слова: «книга», «овца», «глядеть», «мальчик». Извольте отвечать, любезная.

Куда бабушке деваться? Не получать же Роме единицу! И она ответила. Вот как ответила Ромина бабушка в Ромином сне:

Иду по дороге. Вижу бук.
Влезла, как будто на вышку.
Если британец скажет: «book» -
значит, он видит книжку.
Свалилась с бука. Какой-то шип
как саданет по лицу!
Если британец скажет «sheep» -
значит, он встретил овцу.
Я натянула свой верный лук,
к цели, стрела, лети!
Если британец скажет «look» -
он говорит: «Гляди!»
Встретив опасность, вступаю в бой,
дам я отпор любому!
Если британец скажет «boy» -
значит, он встретил Рому!

И тут все в Ромином сне как-то расплылось, парты превратились в вагоны, учительский стол — в паровоз, сам учитель — в машиниста. Машинист нажал на какой-то рычаг, и раздался громкий протяжный гудок: «Ту-у-у!» Бабушка успела вскочить на площадку последнего вагона. Состав вместе с бабушкой тронулся, продолжая гудеть: «Ту, у!». И Рома даже во сне очень хорошо понял, что это значит: «two» по-английски — «два». А паровоз пустил из трубы дым с искрами, и запахло гарью. Но это во сне.

 

А наяву Наталья Венедиктовна как закричит:

— Роман Петрович, у вас на кухне что-то горит, прямо не знаю что! — и побежала на кухню.

— А я знаю, — крикнул дедушка, — это наш с Ромой обед горит! — и побежал следом за Натальей Венедиктовной.

А Рома от всех этих криков проснулся.

Он проснулся и вышел из своей комнаты, и сказал:

— Доброе утро!

А дедушка вышел из кухни и тоже сказал:

— Доброе утро.

А Рома спросил:

— Как это вы со мной справляетесь?

А дедушка ответил:

— Сами удивляемся. Но почему это тебя вдруг заинтересовало?

— Потому что я понял, как со мной тяжело было, — сказал Рома.

— Почему это — «было»? — испугался дедушка.

— Потому что я очень важные сны видел и во сне обучался, — объяснил Рома. — Это называется гипнопедия, обучение во сне. Метод такой. Нам о нем недавно классная руководительница рассказывала, Наталь…

— Наталья Венедиктовна, — прервал его дедушка, представляя гостью, которая как раз в эту секунду вышла из кухни, — наша соседка.

— Ой, — сказал Рома, — это наша классная руководительница Наталья Венедиктовна.

— Ой, — сказала Наталья Венедиктовна, — я одновременно ваша соседка и руководительница классная.

— Классно, — сказал Рома, — а я тут как раз дедушке про гипнопедию рассказывал. Как вы нам недавно. Это точно: во сне многое можно понять. Я теперь и уроки стану учить во сне. Да что там я — весь класс станет!

— Не надо, — сказала Наталья Венедиктовна. — Вы уж лучше попробуйте обычным способом. Наяву. Пожалуйста.

— Пожалуйста, — вежливо согласился Рома.

— Пожалуйста, — сказал дедушка, — садитесь чай пить.

 

А в это время как раз прозвенел звонок. Это бабушка пришла из кино вместе со всеми чай пить.




Николай Голь
Художник Катя Толстая
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2017