Костер
Rambler's Top100


Содержание

Ольга Максимова.
Фунтик


Викторина-300

Экспедиция "Живая вода-2005"

Зеленые страницы

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

Фунтик. Ольга Максимова

Фунтик чувствовал, что умирает, и его маленькая собачья жизнь, за которую он боролся с первого мига своего рождения, подходит к концу. Его мать, дворняга Жулька, родила семерых щенков. Хозяин же, вместо того, чтоб обрадоваться, жутко рассвирепел. Он был расчетливым, делившим весь мир на полезные и бесполезные вещи. От бесполезных вещей надо избавляться.

Судьбу Жульки решили прибывшие на лето внуки. Собаке было дозволено пожить во дворе, пока пацаны не наиграются со щенками. Жульке повезло хотя бы временно, Фунтику надеяться было не на что. Он был самым маленьким и самым слабым. Не щенок, а так, полудохлый котенок. Он боролся за свою жизнь в одиночку: подбирал объедки, пил воду из луж, прятался в каких-то тряпках, чтоб согреться.

Но бороться дальше не было сил. Сегодня Фунтик решил умереть. Он забился в щель между будкой и забором и приготовился.

— Виктор, ты дома? — загромыхало возле калитки.

Звонкий щенячий лай отозвался на голос.

Жулька открыла глаза, увидела соседа — Арсения Максимовича.

— Здорово, здорово, Максимыч! — спешил Хозяин. — Да уймитесь вы, холеры, пошли вон! — прикрикнул он на щенят.

— Здравствуй, Виктор. Ну и охрана у тебя, позавидовать можно!

— Скорей бы сдохла эта охрана! — сердито отпихивая щенков, ответил Виктор. — Жрут целый день, как прорвы. Разъедутся внуки, я их быстренько пристрою.

— Я к тебе как раз по этому делу пришел, — обрадовался Арсений Максимович. — Завтра мои Сережка и Антон приезжают, вот решили мы щенка приобрести. Не уступишь одного?

Виктор тут же прикусил язык. Дешево отдавать щенка не хотелось.

— Ты, вот что, Максимыч, не обижайся, но не могу я тебе этих обормотов отдать. Внуки их так любят! — соврал Виктор. — Но если хочешь, есть тут у нас один, для соседа не жалко!

Фунтика ему было и впрямь не жаль, все равно помрет. Уж очень понравилась Виктору идея всучить Арсению Максимовичу никчемную собачонку. И от заморыша избавится, и соседа обяжет: уже начинает поспевать первая вишня, и соседская машина ох как пригодится для доставки нежного товара на рынок.

— Вот он где прячется, стервец!

Извлеченный за шкирку Фунтик висел в огромных ручищах Хозяина, как носок на прищепке. Щенок смотрел печально и обреченно.

— Гляди, какое пузо наел, дармоед! — нахваливал "товар" Виктор.

Арсений Максимович подставил большую теплую ладонь. Рыжий комок занял едва ли половинку от нее.

— Сколько я тебе должен за это чудо природы? — спросил Арсений Максимович.

— Какие счеты между соседями, так бери! — великодушно ответил Виктор.

Сосед отправился домой, осторожно прижимая к груди пригревшегося в ладони щенка. Ощутив чужое тепло, Фунтик приоткрыл глаза и увидел незнакомца с добрым лицом и белыми, пушистыми, похожими на пух одуванчика, волосами. Он вспомнил сказку, которую Жулька часто рассказывала своим детям на ночь. Это была сказка о Рае, прекрасном месте, где много еды и чистой воды, где собак не кусают блохи и не пинают злые люди, где друзей не сажают на цепь, где вместо грязного двора — луга, заросшие цветами. Самый главный в Раю — дедушка с длинной, белой, пушистой бородой. И зовут этого дедушку Бог. В Раю беззаботно и весело. Печально только одно: чтобы попасть в Рай, надо умереть.

"Все-таки я умер", — подумал Фунтик и закрыл глаза.

Очнувшись, Фунтик не сразу сообразил, где он и что произошло. Он лежал на сшитом из разноцветных лоскутков коврике. Было тихо, тепло, уютной непривычно спокойно, хотя смертельно хотелось есть. "Да я же в Раю!" — вспомнил Фунтик. В следующую минуту он увидел кота. Как и подобает райскому созданию, котбыл чистым и пушистым. В земной жизни на дворе Хозяина коты были злыми и голодными. Этот кот выглядел сытым и добрым. Фунтик. Ольга Максимова

— Ты кто: котенок или щенок? — задал кот молчаливый вопрос.

Фунтик от природы был смышленым: язык котов он знал и мог поддерживать беседу.

— Я — щенок.

— Правда? Я думал, такими маленькими бывают только котята. Не расстраивайся, мы тебя откормим! Ты, наверное, голоден? Сможешь подняться?

Фунтик с трудом встал и поплелся за котом. Да... Похоже, всю свою короткую жизнь он мечтал о таком вот огромном голубом блюдце, полном белого сладкого вкуснейшего молока! Он опомнился только тогда, когда язычок заскользил по чисто вылизанному дну. Тут ему стало стыдно за свою жадную поспешность, но в это время отворилась дверь.

— Я вижу, вы уже познакомились. Люк, да ты молодец, уже и покормил малыша! — обрадованно произнес Арсений Максимович, заходя в дом.

Люк потянулся, вальяжно прошествовал к дедушке, потерся о его ногу и промурчал вслух:

— По-коур-мил! Сла-авный малыш, тоу-лько ма-ленький оу-чень!

— Ничего, Люк. Сам-то ты, помнишь, какой крохой был, когда внучата тебя притащили. А сейчас, гляди, какой красавец!

Перво-наперво Фунтика поставили в тазик и стали поливать чистой теплой водой. Потоки воды смыли с него всю грязь. Вода уносила остатки безрадостной, беспросветной жизни. Щенка насухо вытерли. Бабушка взяла сверток с рыжим комочком на руки и прижала его к груди. Стало тепло и уютно. Бабушка что-то говорила, но Фунтик понимал еще не все в человеческой речи, только интонацию, ласковую и добрую. А в довершение всех приятностей, обрушившихся на Фунтика сегодня, его накормили чем-то розовым, сочным, ароматным, о существовании которого он даже не подозревал. Разомлев от чистоты и сытости, Фунтик лежал на своем коврике, прижавшись к животу Люка. Кот решил провести эту ночь возле малыша. Люк шершавым языком навел глянец на лобастой голове подопечного, придирчиво осмотрел свою работу, одобрил, обхватил малыша правой лапой и замурчал вечернюю песенку:

— Спи, малыш, — пел кот, — все беды ушли. С нами Дедушка и Бабушка, поэтому ничего не бойся.

Утро следующего дня началось для Фунтика радостными детскими воплями.

— Бабушка, привет, вот и мы! — басил пятилетний Сережа. — Мы приехали в лето!

В родном городе Сережи и Антона еще было довольно холодно. За поездом, который уносил их на юг, долго гнался мокрый снег, подгоняемый холодным ветром. Мальчики думали, что у бабушки и дедушки всегда лето, потому что они приезжали сюда к началу цветения лип, а уезжали до появления первых желтых листочков,

— Мои хорошие, приехали, наконец! А какие ж вы бледненькие! — ворковала счастливая бабушка. — Мы тут с дедушкой вам сюрприз приготовили!

— Сюрприз?! Ура! Бабушка, где?

— Да вот, где-то на кухне спрятался. Только осторожно, он очень маленький, смотрите, не наступите, — предупредила бабушка.

Дверь на кухню отворилась. Фунтик неподвижно застыл на месте. Фунтик. Ольга Максимова

— Бабушка! — с восторгом прошептал старший мальчик. — Какая классная игрушка!

"Игрушка", — тревожно мелькнуло в голове Фунтика.

— Да он живой! — радостно засмеялся младший.

— Дедушка, как его зовут?

— Фунтик, — сообщил дедушка.

— Фунтик — это поросенок, — заметил Антон. — Отстал ты от жизни, деда! Про него даже мультик есть.

— А нашего малыша мы так назвали, потому что он весит почти фунт, триста сорок граммов, — мы его взвесили.

И потекла жизнь в Раю. Она очень нравилась Фунтику.

— Я так рад, что умер и попал в Рай! — поделился Фунтике Люком.

— Что ты, малыш! Ты жив. И это не Рай, а дом Дедушки.

— Ты... уверен, что мы... не в Раю? — растерянно переспросил Фунтик.

— Конечно, уверен! — Люк даже слегка рассердился. — Я еще слишком молод, чтоб умирать. Я еще не отомстил врагу. Кстати, это и твой враг, он чуть не замучил тебя насмерть. Если хочешь, давай будем мстить ему вместе.

— Давай, — согласился Фунтик. За Люком он готов был идти в огонь и в воду. — А как это — мстить?

— Мстить — это делать плохо тому, кто причинил тебе зло, чтоб он мучился, как ты, — пояснил Люк.

Фунтик попытался представить, как изрядно похудевший, голодный, грязный, блохастый Виктор пытается протиснуться в щель между конурой и забором. Ему стало жаль бывшего Хозяина. Наверное, Люк имел в виду что—то другое, фунтик спросил:

— А какое зло он тебе причинил?

— Он отнял у меня самое дорогое в жизни, — ответил Люк.

— Он съел твой мясной фарш? — ужаснулся фунтик.

— Малыш! — печально вздохнул Люк. — В мире есть множество вещей гораздо дороже мясного фарша.

Фунтик растерялся. Он даже представить себе не мог, что есть на белом свете нечто вкуснее мясного фарша.

— Да, малыш, — прочитав мысль щенка, подтвердил Люк, — лучше и дороже всего самого вкусного в мире — любовь. Потерять близкое существо — это все равно, что умереть самому, потому что жизнь становится ненужной.

Фунтик притих.

— Когда я познакомился с Мартой, — начал свой рассказ Люк, — вся моя жизнь словно ярким светом озарилась. Марта жила у твоего бывшего Хозяина. Она часто голодала, я ее приглашал сюда, к Дедушке, но она считала неприличным обременять чужого Хозяина. Потом случилась беда. Марта не выдержала и стянула у своего Хозяина кусочек колбасы. Хозяин избил ее и куда-то увез. С тех пор я Марту больше не видел.

— Мы будем вместе мстить твоему врагу, и пусть ему будет так же больно, как тебе, — пообещал Фунтик.

Прошел месяц. На крылечке дома Арсения Максимовича сидел пес. Хотя ростом он не превышал крупного кота, зато внешностью был похож на льва. И, главное, держался он спокойно, с чувством собственного достоинства, как и полагается настоящей собаке, защитнику Хозяина. Это был Фунтик. Сегодня его должны были впервые вывести в свет и представить другим домашним псам.

В конце улицы находилась рощица, которая заменяла жителям поселка парк. Там играли дети, резвились собаки, обсуждали свои проблемы взрослые. фунтику для выхода в свет купили красивый кожаный ошейник и поводок — пропуск для прогулок вне двора. Теперь он сидел на крыльце и ждал, стараясь всеми силами скрыть охватившее его волнение. Наконец, все отправились в рощу. Завсегдатаи полянки были в полном сборе. Домашние любимцы носились, как гоночные болиды, кувыркались в зеленой траве, устраивали шуточные сражения. Один Фунтик стоял в стороне, робко прижавшись к дедушкиной ноге. На поляне все собаки были выше его, а две так просто огромные.

Вдруг самый здоровенный пес направился к новичку.

— Привет! Как тебя зовут? — спросил он.

— Фунтик, — еле слышно ответил щенок.

— А меня Сеня. Сеня Бернаров, — представился пес. — А вон тот, здоровый и кудрявый — Боб Тейлор. А вот те, которые за палкой понеслись, двоюродные брат и сестра Шнауцеровы, Рози и Митя.

Они немцы, у них родословная ого-го! Немножко задаются, а так они хорошие.

Межу тем "хорошие парни", среди которых числилась и одна девица, тоже заинтересовались новеньким и подошли поближе.

— А мы вот тут с Фунтиком беседуем, — сообщил Сеня, гордый тем, что он первый познакомился с новичком. Фунтик. Ольга Максимова

— О, это есть английский имя, — уважительно протянул Бобка, — когда он вырастать, стать Фунт Стерлингоу.

— Пока мы есть без поводок, давать мяч играть, — передразнила Бобку Рози.

— Давайте, — ничуть не смутившись, согласился Боб и первым помчался к мячику.

Фунтик посмотрел на дедушку. Дедушка улыбнулся и подбодрил:

— Познакомился с товарищами? Вот и хорошо, иди поиграй!

— Рози, не заходи далеко, а то Вован схватит и к себе на Свалку утащит! — крикнул Митя вслед Рози. Сестрица только презрительно хмыкнула.

— Сеня, а это правда, что Вован Чаркин раньше жил у твоего Хозяина? — забыв про шотландский акцент, спросил Бобка.

— Не совсем, — покачал головой пес. — Он раньше жил в доме, который купил мой Хозяин. Прежние хозяева уехали и бросили Вована, его звали тогда просто Вова Чаркин. Хозяин не стал прогонять Вову, он хотя и не совсем породистый, но дело свое — охранять двор — знал хорошо. Я-то еще совсем зеленым тогда был. А Вова считал, что во дворе должен быть один пес. Он ушел, думал, что Хозяин поймет, кто ему нужнее, и побежит его искать. Но Хозяин не побежал. Вова совсем разобиделся и пошел жить на Свалку. Стал Вованом, все его боятся. Он несчастный пес. Знаешь, как это страшно — остаться без дома и без Хозяина.

Вечером, перед тем, как отправиться на свой коврик, Фунтик погостил у Люка на его любимом кресле. И вот что Люк рассказал о Воване.

— Знаю я его, гад еще тот! Не только кота, брата своего, пса, готов на кусочки растерзать. А что Сеня Бернаров его жалеет, так Сеня ж добрый. Его прапрадеду в горах за доброту памятник поставили, это все знают!

— Неужели за доброту ставят памятники? — приятно изумился фунтик.

— Точно, ставят. В горах, говорят, есть такие чудаки, которые лазят, лазят по снегу, пока их с головой не засыплет, — блеснул эрудицией Люк. — Сами выбраться не могут, вот Сениных родичей и зовут на помощь, а те их из-под снега выкапывают, рискуя жизнью. Добрые потому что.

Утром следующего дня Люк и фунтик сидели во дворе, подставив спины приятному солнцу. Оба умылись и ждали, когда вся семья приступит к завтраку. Как члены семьи, они считали необходимым принимать пищу только в кругу родных.

В калитку постучали. Фунтик сразу почувствовал: пришел кто-то очень неприятный. По тому, как напрягся Люк, Фунтик понял, что угадал, и залаял, угрожая незваному гостю.

— А, это ты, Виктор, — подошел к калитке Дедушка.

— Да ты бы сначала, Максимыч, зверюгу свою на цепь посадил, укусит еще, — гость в нерешительности топтался за калиткой.

— Это ты про Фунтика, что ли? Он у нас пес культурный, не кусается.

— Погоди-ка, это не тот ли самый щенок, что ты у нас взял? — сообразил Виктор. — Какой красавец получился, прямо не пес, а лев!

В его голосе послышалась досада. Виктор уже забыл, что отдал Арсению Максимовичу полумертвого щенка. Но Фунтик ничего не собирался забывать, он оскалил острые клыки и глянул на Люка, ища поддержки.

— Сейчас не надо. Мы не должны подводить Дедушку, — сказал Люк.

— Максимыч, ты завтра на рынок едешь, захватишь меня? — заторопился гость, так и не решившись войти во двор. — Мы тут вишенок нарвали на продажу.

— Конечно, о чем речь! — ответил добрый, как Сеня Бернаров, дедушка.

— Эх, хорошего я тебе щенка отдал, а наши дохляки все пропали! — проворчал, уходя, Виктор.

...Следующим вечером самосвал привез к воротам огромную кучу речного песка. Антошка с Фунтиком подошли к нему поближе. Пока бабушка готовит завтрак, успеть можно многое. Вспомнив про завтрак, Антон посмотрел на свой бублик. Идеально круглый, золотистый, присыпанный зернышками кунжута, соблазнительно-ароматный. Антон вздохнул: чтоб заполучить бублик, пришлось пообещать, что до завтрака он его есть не будет. Но как совместить строительные работы и бублик? Антон повесил бублик на ветку куста. Теперь можно было спокойно приступать к работе.

Фунтик с интересом наблюдал за маленьким хозяином. Оба, мальчик и щенок, не заметили появившегося из рощицы пса. Это был Вован Чаркин, свирепый предводитель бродячей стаи, гроза Свалки и ее окрестностей. Улица поселка и роща считались территорией, запретной для бродячих псов, но Вован плевать хотел на все запреты. Иногда его непреодолимо тянуло побродить по знакомым местам. За годы скитаний он так и не смог забыть, что был домашним. Не дойдя несколько шагов до своего прежнего жилища, Вован хотел уже повернуть назад. Но едва уловимый, давно забытый аромат оглушил его. В памяти мгновенно возникла картинка: он, толстый забавный щенок, неуклюже прыгает вокруг Хозяина, который протягивает ему ароматный, золотистый кругляш, посыпанный черными точечками. Хозяин треплет его по круглой башке и смеется: "Дурачок! Овчарка должна любить сахарную косточку, а не маковый бублик!" Вован скривился от непрошеных воспоминаний и увидел... бублик. Бублик призывно покачивался на ветке.

Фунтик поднял голову. Прямо перед ним стоял огромный бродячий пес. Глаза его горели голодной злостью, с клыков стекала тонкая струйка слюны.

"Вован Чаркин", — с ужасом понял Фунтик. Антоша беззаботно копошился в песке. "Сейчас Вован съест Антошу!" — вспыхнуло в мозгу Фунтика. Глаза беспризорного пса и домашнего любимца встретились. Сердце Фунтика ухнуло и провалилось. Он только успел подумать: "Пусть я погибну, но своего маленького хозяина слопать не дам". Фунтик встрепенулся и отчаянно залаял.

Дремавший на крыше сарая Люк проснулся от истошного лая друга. Он немедленно вскочил и выглянул на улицу. Осознав, какая беда грозит Фунтику и Антону, Люк вскарабкался на забор и принялся громко вопить: "Сеня! Сеня!", призывая на помощь живущего по соседству Бернарова.

Страшный пес медленно приближался, оскалив пасть. Отступать было некуда: позади прямо на земле сидел растерявшийся Антошка, которого Фунтик должен был спасти. Щенок уже попрощался с жизнью, которая так недавно повернулась к нему радостной стороной, как вдруг Вован остановился. Он больше не рычал. Он злобно смотрел куда-то за куст сирени.

— Оставь малышей, Вован, — услышал Фунтик спокойный голос Сени Бернарова.

— Нужны мне твои малыши, как свободному цепи, — с презрением ответил Вован.

— Антоша! Кто же тебе разрешил одному идти за ворота! — выбежал со двора Арсений Максимович, привлеченный шумом на улице.

— Я не один, я с Фунтиком, — дрожащим от страха голосом сообщил Антоша.

— Эх, Вовка, Вовка! — узнав пса, покачал головой Арсений Максимович. — Не жилось тебе дома, бродишь теперь, детей пугаешь. А какой сторож был! А тебе, тезка, спасибо, выручил малышей, — поблагодарил он Сеню.

Вован начал пятиться к роще, стараясь не терять чувства собственного достоинства. Тут Антоша сорвал с куста забытый всеми бублик, подбежал к Вовану и положил бублик перед ним.

— Собачка, кушай! — всхлипнул он. — Ты, наверное, голодная! Кушай, мне совсем не жалко!

Вован опешил. Он хотел гордо ответить: "Не нужны мне ваши подачки!". Но пока сообразил, отвечать стало некому; все уже разошлись. Вован еще некоторое время посидел посреди улицы, тупо рассматривая бублик, потом, воровато озираясь по сторонам, бережно поднял припылившийся кругляш и поплелся к роще. Улица была пустынна, только из-за забора бывшего Вованового дома через неширокую щель в заборе за одиноким псом незаметно наблюдал Сеня Бернаров. Глаза его были печальны...

В этот день дедушка и Фунтик поехали в поселковую библиотеку. Когда они вышли из библиотеки, солнце подобралось почти к зениту и безжалостно жгло все под собой. Минут через десять дедушка остановился, снял кепку, вытер лоб носовым платком.

— Что, брат, жарко? — обратился он к своему спутнику. — Шубу снять не желаешь?

"Дедушка шутит", — догадался Фунтик и только посильнее, чтоб охладиться, вывалил изо рта язык.

— Вот что, дружок! Поедем-ка мы домой на автобусе, а не то подгоришь на солнце, вместо рыжего станешь черным, бабушка не узнает — домой не пустит!

На остановке людей не было — автобус, наверное, только что отошел. Дедушка сел на лавку, сумку с книгами положил рядом; что-то поискал сначала в одном, затем в другом кармане рубашки и грустно вздохнул: "Эх, Фунтик! Не ту рубашку надел!". "Нормальная рубашка, летняя, не то что моя меховушка", — не понял дедушкиной печали щенок и спрятался в тень под лавку. Подошла толстая тетка в пестром сарафане и подозрительно покосилась на Фунтика. "Мужчина, ваша собачка не кусается?" — обратилась тетка к дедушке. "Чтоб решиться куснуть такую тетищу, надо быть по крайней мере Вованом Чаркиным", — хмыкнул Фунтик, выглядывая из-под лавки. Арсений Максимович молчал. Он сидел, прислонившись плечом к боковой стенке навеса, прикрыв глаза, и не шевелился. Поводок выпал из его рук и валялся на земле. Пронзительно взвизгнув, тетка шустро подскочила к дедушке. Фунтик от неожиданности шарахнулся в сторону, при этом выдернув голову из ошейника, на поводок от которого наступила женщина. Почему дедушка молчит? Тетка истошно заорала:

— Помогите! Человек умирает! "Скорую", позвоните кто-нибудь в "скорую"!

Тревожный надрыв воющей сирены "скорой помощи" разорвал неподвижный воздух.

Мысли в голове фунтика беспорядочно мелькали и путались.

— Носилки! Быстрее! Расступитесь, граждане! Фунтик пытался следить за происходящим, но ничего не видел из-за ног собравшейся толпы. Подъехавшая машина ему не понравилась — от нее исходил запах беды и отчаяния. Щенок забеспокоился, увидев, как дедушку положили на носилки и понесли к этой страшной машине. Фунтика оглушило горем.

Очнулся Фунтик от раскатов грома и потока хлынувшей на землю воды. Ужасная мысль пронзила его: "Страшная машина увезла в неизвестном направлении Дедушку. Что я скажу Бабушке? Я его не уберег!"

Фунтик спрятал мордочку в лапы и тихонько заскулил. Надо найти дорогу домой и обо всем рассказать Бабушке. Фунтик побрел куда глаза глядят, мучаясь нестерпимыми угрызениями совести. Он бродил целый день, но дороги домой так и не нашел. Ближе к вечеру Фунтик набрел на площадку с мусорными контейнерами.

В мусорных пакетах увлеченно рылись рослый рыжий пес и грязная лохматая собачка. Фунтик молча наблюдал за пирующими. В нем боролись голод и брезгливость. Наконец, преодолев отвращение, он сделал несколько шагов в сторону мусорных завалов. Псы дружно повернулись и, угрожающе рыча, медленно двинулись к Фунтику. Фунтик опешил.

— Оставьте в покое малыша, — вдруг раздался бархатный голос откуда-то сверху. — Эдька, как тебе не стыдно!

С ветки дерева спрыгнула красивая черная кошка и приземлилась как раз между Фунтиком и собаками.

— Тьфу на тебя, Багира, — сказал рыжий пес Эдька. — Прыгаешь тут, собак пугаешь! А этот пусть проваливает на свою Свалку!

— Да вы, умники, посмотрите получше: разве это свалочная собака? Сразу видно, что малыш из домашних: или выгнали, или потерялся. Верно я говорю?

— Сначала потерялся, потом заблудился, — робко кивнул Фунтик.

— Так чего ж ты сразу не сказал, балбес! Прет, как танк, без спросу, — беззлобно удивился Эдька. — Поначалу после дома тяжко. Жрать охота? На, лопай, — он выудил куриную косточку.

Пока щенок грыз кость, Эдька разговаривал с Багирой:

— Я ж его только напугать хотел, — оправдывался Эдька, — я ж не ваш Вован, чтоб питаться братанами-собаками.

— Кто это тебе наплел, что Вован собаками питается?! Что за чушь? — сказала Багира. — А как тебя зовут, малыш?

— Фунтик! — гордо ответил щенок. — А где ты живешь?

— Мы, кошки, живем, где хотим. Можем пожить на Свалке, пока тепло, а потом вернуться в подвал. Знаешь, малыш, тебе надо поменять имя.

— Но почему? Я так привык к нему!

— Видишь ли, у тебя очень доброе домашнее имя. С таким именем жить на Свалке нельзя. Над тобой будут насмехаться, а тот, кто дает повод для насмешек, беззащитен. Давай-ка назовем тебя Лис — кратко и угрожающе.

— Лис, так Лис, — удрученно согласился Фунтик. — Другая жизнь — другое имя.

Уставшему Фунтику было безразлично, куда идти. Однако Багира отправилась не на Свалку, а куда-то в сторону. Вскоре они подошли к невысокому обрыву и осторожно спустились в овраг. Почти у самого дна рос одинокий куст малины. Кошка раздвинула ветки и, указав на открывшийся вход, пропустила Фунтика вперед, затем скользнула следом. Неширокий кошачий лаз заканчивался довольно просторной норой. Багира пояснила: "Это мое жилище! А теперь мы должны хорошенько отдохнуть, утро вечера мудренее".

Утром Багира решила представить малыша Свалке. Кошка выждала, пока машины привезут мусор, собаки поделят добычу и насытятся. Тогда-то она и показалась с новеньким. Получилось так, как рассчитала Багира. Новенький вызвал у собак весьма ленивый интерес. Они не спешили оторваться от добычи. Но тут Фунтик увидел Вована Чаркина. Фунтик. Ольга Максимова

— Привет, Багира! Кого ты нам привела? — обратился Вован к кошке. — Что-то он больно чистый, недавно, что ли, выгнали из дому?

— Меня не выгнали, я потерялся, — забыв о страхе, вмешался Фунтик. Вован внимательно посмотрел на Фунтика и отошел. Фунтик понял, что Свалка его приняла. Жилье и пища у него теперь есть...

Пока Фунтик привыкал жить на Свалке, все пытались разыскать его. Дали объявление в газете, развесили листки на всех столбах и заборах. По щенку скучали не только люди, но и его друзья собаки. Рози даже поплакала, узнав, что их товарищ потерялся. Боб, Сеня и Митя придумывали планы поиска пропавшего щенка. Хорошо бы порасспросить Вована Чаркина, но он, как назло, перестал появляться в поселке.

Сеня, лежа под старой развесистой грушей, как раз обдумывал очередной план поиска, когда в гости к ним пожаловал брат Хозяина с рыжим эрдельтерьером.

— Здорово, Григорий! — поприветствовал их Хозяин. — Где это ты такого красавца взял? Купил?

— В подвале своего дома обнаружил.

Братья отправились в дом, а терьера оставили на попечении Сени. Собаки быстро познакомились.

— Это правда, что ты был уличным?

— Правда, — ответил пес без смущения. — То есть сначала у меня был Хозяин, потом я потерялся и стал уличным, потом опять превратился в домашнего.

— Послушай, — разволновался Сеня, — когда ты жил на улице, случайно не встречал щенка по имени Фунтик? Это наш друг, он недавно потерялся.

— А какой он из себя? — заинтересовался терьер.

— Такой маленький, рыжий с белым, ловкий и очень добрый!

— Был там один такой маленький, рыжий, ловкий и добрый. Только его Лис звали.

— Может, это и есть наш Фунтик? Имя-то ведь и поменять можно, — не унимался Сеня.

— Может, и он, — подтвердил Эдик. — Багира его на Свалку повела. Посуди сам, куда ему еще деваться? Пропадет!

— А ты дорогу на Свалку знаешь?

— Знаю, пару дней пожил там, не понравилось. Друзья решили встретиться с Бобом, Митей, его сестрой и вместе с ними придумать план по спасению Фунтика. На прогулку в рощу Сеня пошел вместе с Эдиком, представил его друзьям. Он уже, было, приготовился сообщить новость о Фунтике, но Рози опередила его.

— Послушайте, что я знаю! — трагическим голосом сообщила она. — Такой ужас! Вы себе даже представить не можете! Мой Хозяин сегодня услышал по радио, что на месте Свалки будут строить какой-то завод по сжиганию мусора!

— Подожди, подожди, а куда же собак свалочных денут? — удивился Боб. — Где же они жить станут?

— Постреляют всех, и все, — подал голос Митя. — Мне знакомый пес говорил, что раньше так и делали.

Надо было срочно найти Фунтика. План друзей был предельно прост. Вечером Эдик и Сеня отправятся на Свалку выручать друга. Задача остальных собак — прикрыть спасателей, чтоб хозяева не заметили их отсутствия. На эту роль претендовали все сразу, но выбор пал на Митю — он жил рядом и не раз пользовался тайным ходом, вырытым под забором. Митя должен был, используя лаз, появляться то в своем дворе, то в соседском: греметь пустой миской, полаивать. Словом, создавать эффект присутствия. Осталось дождаться темноты.

Наконец, пришел прохладный и сырой вечер, и Сеня с Эдиком отправились в путь. Им предстояло переплыть небольшую речушку, пробраться на Свалку, найти Фунтика и вывести его в безопасное место. На подходе к Свалке друзья разделились:

Сеня продолжил путь, а Эдик остался прикрывать его, спрятавшись под кустами. Прошло немало времени. Наконец, показался силуэт друга.

— Ну, что там? Где Фунтик? Почему ты его не привел?

— Нет Фунтика. Там никого нет. Мы опоздали, — срывающимся голосом ответил Сеня.

...К вечеру, когда шум на Свалке затих, Багира и Фунтик выбрались из убежища. Первым делом они поднялись на Свалку, где утром разыгралась неравная битва. Фунтик и Багира постояли немного молча и побрели куда глаза глядят. Они подошли к ручью, который дождь превратил в непреодолимую преграду.

— Любуемся красотами природы? — раздался за спиной знакомый голос.

Багира и Фунтик резко обернулись. Прихрамывая на одну лапу, к ним подходил Вова Чаркин, бывший главарь Свалки.

— Вован! Ты жив! — обрадовалась Багира и тут же помрачнела. — Знаешь, что произошло на Свалке?

— Еще бы не знать, я еле-еле ноги унес оттуда. Всегда говорил, что людям нельзя доверять.

— Не все люди одинаковые, — тихо, но твердо произнес Фунтик.

— Что ж ты тогда ушел от своего?

— Да не уходил он, Вован, — вмешалась Багира, — потерялся, когда его Хозяина увезла "Скорая помощь".

— Вон оно что, — протянул Вован, — да, от такого Хозяина ни одна бы собака не ушла. Я его хорошо знаю. Добрый ко всем. Никогда слова злого не скажет. Вы чего, к нему вернуться собрались? Ты ж, Багира, тут все дороги знаешь. А ручей перемахнем. Ты, Багира, садись мне на спину, а он пусть плывет рядом, под боком, я его от течения прикрою.

— У тебя же лапа ранена, — заметила кошка.

— А, чепуха, — отмахнулся Вован, — на осколок стекла напоролся, когда прорывался через окружение.

— Ну что ж, рискнем, — согласилась Багира. Она легко вскочила на мощную спину бывшего вожака. Вован вошел в бурлящую воду.

"Держись, малыш, — подбадривал Вован, — ты здорово плывешь, уже немного осталось". Фунтик старался вовсю, молотил лапами так, что сам удивлялся, откуда берутся силы. Если бы огромная спина вожака не принимала на себя основной удар разъярившейся реки, Фунтик никогда бы не добрался до берега. Скользя и захлебываясь, щенок выполз на берег. Багира уже сидела на берегу, вылизываясь. Фунтик хотел сказать, что Вован совсем не грозный, но застеснялся. Пес отряхнулся и сказал:

— Ну что ж, прощай! Не теряйся больше. Дорогу найдешь? — спросил он Багиру.

— А то! — фыркнула кошка и добавила. — Свалки больше нет, пойдем с нами.

— Да кому я нужен, — отмахнулся Вован. — В моем доме теперь другой хозяйничает.

— Неправда! Я знаю — ты там нужен, — осмелев, заговорил Фунтик. — Сеня добрый, он очень переживает, и Хозяин его рад будет!

— И правда, Вован, пошли, — поддержала Багира. — Нельзя тебе одному оставаться, особенно теперь, когда открыли охоту на бродяг.

— Нет, мое место здесь, — твердо ответил пес, — пойду, поищу, может, еще кто из наших прорвался. Им теперь еще больше вожак нужен. Найдем другую свалку, мало ли их, что ли, и будем жить. Прощайте, — сказал пес и, хромая, направился вдоль реки.

Дорога у Фунтика и Багиры заняла очень много времени, и к дому они подошли, когда уже было совсем светло. Теперь они сидели рядышком возле калитки, и щенок не решался подать голос. "Ну, давай же, сообщи, что ты пришел", — ласково сказала Багира. фунтик вздохнул, собрался с духом и сначала нерешительно, а потом увереннее тявкнул. Тишина. Тогда Фунтик набрал побольше воздуха и залаял в полный голос, громко и заливисто. В доме хлопнула дверь. Со двора выбежала Бабушка. Она подхватила Фунтика на руки. "Маленький ты наш, нашелся, наконец!" — плача и смеясь, сказала она, прижав его к себе.

На крик выбежали Сережа и Антон, а за ними — живой, невредимый, улыбающийся Дедушка! Фунтик переходил из рук в руки. Его гладили, обнимали, целовали чумазую мордочку. Багира все это время сидела в сторонке, тщательно вылизывая черную шерстку и делая вид, что эта суета ее ни в коей мере не касается. Фунтик выскользнул из рук Антоши, подошел к кошке и сел рядом, всем видом показывая, что они вместе.

— Так ты не один, — удивился Дедушка, — с тобой подружка!

— Это ж наша бывшая соседка, — воскликнула Бабушка, — как же она сообразила Фунтика домой привести?

— Кошки и собаки не глупее людей, — ответил Дедушка. — Что ж мы тут стоим? Пошли в дом, приятелей вымыть нужно и накормить. Пойдем, красавица, будешь жить с нами.

Фунтик слушал Дедушку и ничего не понимал. Какая соседка? О ком это дедушка говорит? В это время раздался кошачий вопль. Не разбирая дороги, через сад мчался старина Люк. Выбежав за калитку, он кинулся к другу, но вдруг резко затормозил и бросился к Багире. Подбежал, прижался носом к хорошенькой мордочке и промурлыкал:

"Марточка, милая Марточка, ты вернулась!". Затем обернулся к щенку: "Фунтик, дружище, ты все-таки ее нашел! Как я рад увидеть вас обоих снова!".

— Ну, наконец-то мы все вместе, — обрадовался Дедушка.

И дружная компания скрылась за калиткой.

В это время убитые горем Сеня и Эдик возвращались домой. Им было наплевать, что давно уже наступило утро, что испуганные прохожие шарахались от двух грязных собак, бредущих по улице. Хозяева давно проснулись и недоумевали, куда это подевались оба охранника. Всю ночь шумели, не давали спать, а утром вдруг куда-то исчезли. У калитки Сеню и Эдика встречали друзья.

— Мы опоздали, — виновато сказал Сеня, — на Свалке уже никого не было.

— Да послушайте, что мы вам скажем! Фунтик сам пришел!

Прошло несколько дней после счастливого возвращения домой Фунтика-Лиса и Марты-Багиры. Домашние любимцы грелись на солнышке и в который раз вспоминали о пережитом. Как ни тяжелы были испытания, они говорили о них без чувства горечи и сожаления. Оставалось неясным только одно: будут ли они мстить общему врагу, соседу Виктору. Фунтик. Ольга Максимова

— Я думаю, никто из нас не будет ему мстить, — ответила мудрая кошка, — месть затмевает ум и ожесточает сердце. Его злоба сама его накажет.

— Полностью тебя поддерживаю, — согласно закивал кот. — Я даже сделал нашему врагу подарок от всей души. Поймал глупого мышонка из многодетной семьи и пообещал его мамаше отпустить сыночка, если она со всей своей многочисленной родней переберется во двор к Виктору. Вчера я их уже видел на новом месте, говорят, очень понравилось — добра всякого полно, на всех хватит. У Виктора ни собаки, ни кошки долго не живут, пусть человек хоть мышкам порадуется!

Фунтик, Марта и Люк переглянулись и расхохотались.

© 2001 - 2017