На главную Rambler's Top100 Архив номеров | Рассказы | Петербург | Поэзия | Сочинения | История | Биографии | Природа | Юмор | Сказки
Методические рекомендации по написанию сочинения
Типичные ошибки в сочинениях
Символы Российской Федерации: флаг, герб, гимн
Рефераты по истории
Биографии русских и зарубежных писателей
Рефераты по биологии, экологии и охране окружающей среды
Рефераты по культуре и архитектуре

Подготовка к урокам литературы
(Все сочинения приведены для примера)

Памятный день летних каникул. Рассказы детей на тему: "Как я провел лето?"
Стихи Жуковского
Смотрите также альтернативную статью Марины Цветаевой "Два «Лесных Царя»".
(Статья предназначается не для школьников.)

Поэзия В. А. Жуковского

Из статьи В. И. Коровина "От Державина до Тютчева"

В начале XIX столетия в России сложилось новое литературное течение – романтизм. Он пришел на смену классицизму и оформился в двух главных течениях – психологическом и гражданском. Психологическое течение русского романтизма возглавили Жуковский и Батюшков.

Пафос поэзии Жуковского – суверенность душевного строя личности, мыслящей себя внутренне самостоятельной и независимой. Такая личность воспринимает историю и современность, прошлое и будущее сквозь призму индивидуального неповторимого сознания. Человек в поэзии Жуковского прежде всего частный человек, противополагающий себя государству. Его душевный строй и весь духовный облик самоценны.

Заслуга Жуковского состоит в том, что весь видимый человеку мир в его поэзии предстал в индивидуальном свете, пропущенном через сердце и душу. После Жуковского любое переживание, будь то тоска или печаль, гражданское или патриотическое чувство, утратило риторическое, абстрактное (и потому холодное) выражение и приобрело задушевность и трогательность. Например, патриотизм воспринимается в лирике Жуковского ("Певец во стане русских воинов") не внешним по отношению к человеку требованием, а его собственным, внутренним убеждением, неотъемлемым свойством его натуры. Жуковский как бы раскрепостил душевный строй человека.

Единство авторского сознания и отображенной в лирике романтической личности – вот то новое, что внес Жуковский в романтизм в частности и в поэзию вообще. Это повлекло за собой единство стиля и тона, которое достигалось в результате прямого, непосредственного воссоздания душевных переживаний личности.

Счастье человека, по убеждению Жуковского, а следовательно, и смысл его жизни не во внешнем интересе, а в нем самом, в силах его души, в богатстве мыслей и чувств. Чем гуманнее личность и чем больше человечных людей, тем счастливее государство. Надо не подавлять или смирять страсти, а усовершенствовать свой духовный мир. Человек для Жуковского не средство для достижения каких-то посторонних ему целей, а сам – цель исторического процесса. Поскольку же между самосознанием личности, ее реальными возможностями и положением в действительности лежала глубокая пропасть, то личность в поэзии Жуковского принципиально одинока. Она находит понимание лишь в среде людей, которым столь же чужда мораль несправедливого общества. Но одиночество не отвращает человека от всего мира. Жуковский принимает жизнь даже с ее страданиями и печалями, потому что они тоже умножают гуманные и нравственные начала в человеке. Он верит, что в конечном итоге "прекрасное и возвышенное в человеке победит, хотя бы и за пределами земного бытия". Так в поэзии Жуковского возникает "второй мир" – идеальный и совершенный. (...) Поэт как бы уносит читателя в неведомую даль очарования и, чтобы достичь ее, побуждал сбросить груз земной суеты, презреть мелкие интересы и оживить свои истинно человеческие свойства.

На этом качественно новом пути Жуковский решительно порывает с прежней рационалистической поэтикой XVIII века. Отвлекаясь от предметных признаков, поэт оживил в слове добавочные эмоциональные оттенки, скрытые в нем, и повысил их субъективную значимость. Он обнаружил в слове и в сочетаниях слов дополнительные ресурсы для передачи переживаний и настроений. (...)

Своими элегиями Жуковский вдохнул в русскую поэзию новое содержание и преобразовал ее строй. В элегии "Вечер" содержание грустно не потому, что так велят "правила" искусства, а вследствие сложившегося у поэта понимания жизни. Так была поколеблена принудительная связь между жанром и лирической эмоцией. Это привело к тому, что личность в поэзии уже не делилась на разные сферы – интимную, гражданскую, а предстала единой, внутренне многосложной и многогранной, прекрасной и возвышенной. Действительность отныне просматривалась через душевный строй человека, через его индивидуальные, неповторимо-своеобразные, самобытные переживания.

Жуковский придал элегической грусти всепроникающий и всеохватывающий характер. Элегическое настроение – это господствующая тональность его лирики. Элегия – песня всей человеческой жизни, выражающая глубокое и неискоренимое разочарование в действительности.

Элегическая эмоция включила теперь и "вечные" философские вопросы – противоречия между конечностью тела и бесконечностью духа, и социальные – неудовлетворенность насущной действительностью, в которой гибнут высокие духовные ценности (отсюда жажда иного мира и жгучая мечта о нем), и психологические – желание передать неповторимые и гуманные чувства, свойственные отдельной личности, родственным ей душам.

Новое понимание мира и новых отношений личности с миром проникло и в другие жанры. (...) В романсе и песне устанавливалась значимая близость автора с образованным кругом или народной средой. Балладе Жуковский придал ту окончательную завершенность, те типичные признаки, которые выделили ее из других жанров.

Материалы: Русские поэты XIX века: Первая половина. – М.: Просвещение, 1991.





НАШИ РУБРИКИ
[copy]