На главную Rambler's Top100 Петербург | Поэзия | Сочинения | История | Биографии | Природа | Игры | Кроссворды | Юмор | Кино | Мода | Сказки

Дворцовое строительство первой трети XVIII века

Основание города на Неве связано с событиями Великой Северной войны, которую Россия вела со Швецией за возвращение земель вдоль берегов Финского залива, утраченных ею в первой четверти XVII века. После ряда неудач в начале войны русские войска в течение осени 1702-го — весны 1703 года очистили от шведов всю Неву, от истока до устья.

Отвоеванные земли нуждались в надежной защите, так как шведы не прекращали попыток оттеснить русских с берегов Финского залива. 16(27) мая 1703 года на островке Еннисаари (Заячий) в устье Невы Петр I заложил крепость, которую назвали на голландский манер «Санкт-Питербурх», во имя Святого апостола Петра. Этот день, совпавший с праздником Святой Троицы, вошел в историю нашего города как день его рождения.

Крепость стала первым сооружением Петербурга. Уже к осени над Невой поднялись деревоземляные бастионы, на которые поставили пушки. В центре крепости была возведена деревянная церковь, заложенная 29 июня 1703 года во имя Святых апостолов Петра и Павла. Крестообразная в плане, она увенчивалась высоким шпилем.

С первых недель основания крепости началась застройка окрестных невских берегов. Наиболее быстро осваивались земли сравнительно сухого, ближайшего к крепости Березового острова, который вскоре стал именоваться Городским, а еще позднее — Петербургским. Здесь в конце мая 1703 года плотники возвели для царя «Красные хоромцы». Они были сложены из обтесанных с двух сторон бревен, крыты дощечками в виде черепицы и выкрашены под кирпич в голландском вкусе. Хоромцы, получившие позднее название Домика Петра I, дошли до наших дней в относительно хорошей сохранности. Это единственное здание, уцелевшее от начального периода строительства города. Уже в петровское время вокруг Домика возвели защитную деревянную галерею. В 1784 году ее заменили каменным футляром, перестроенным в 1844 году архитектором Р. И. Кузьминым.

Вскоре рядом с домиком царя начали строить свои дома и его приближенные. Среди них особенно выделялись мазанковые палаты А. Д. Меншикова, или «Посольский дворец», как называли их иностранцы, так как в этом здании обычно происходили торжественные приемы послов.

Заметно скромнее были дома Р. В. Брюса, П. П. Шафирова, Н. М. Зотова, И. П. Ржевского, Г. И. Головкина, У. А. Синя-вина и других. В 1706 году для руководства всеми строительными делами была учреждена специальная Канцелярия городовых дел во главе с У. А. Синявиным. Она немедленно приступила к воплощению в жизнь градостроительных замыслов Петра I, который не только лично контролировал работу архитекторов, но и сам составлял эскизные проекты многих сооружений.

С возведением на левом берегу Невы крепости-верфи Адмиралтейства здесь также началось строительство жилых зданий высших военных и гражданских чинов. Участок этого берега между Безымянным ериком (Фонтанкой) и речкой Мьей (Мойкой) Петр I выбрал для своей летней резиденции. После того как Мью соединили с Невой Лебяжьим каналом, образовался небольшой остров, в северной части которого в 1710—1714 годах был сооружен Летний дворец. Его автором предположительно является итальянский архитектор Д. Трезини, родившийся в Швейцарии и приехавший в Россию в 1703 году. В работах по отделке здания участвовал немецкий архитектор А. Шлютер.

Дворец представляет собой прямоугольное в плане двухэтажное каменное здание, перекрытое высокой четырехскатной кровлей. Фасады его украшены узким орнаментальным фризом, углы обработаны рустами. Терракотовые барельефы-аллегории, помещенные между окнами верхнего и нижнего этажей, прославляют победу России над Швецией. Главный вход во дворец, со стороны сада, отмечен превосходной скульптурной композицией, центр которой занимает изображение Минервы в обрамлении победных знамен и военных трофеев.

Внешний облик дворца за минувшие почти три века мало изменился. Дело в том, что еще при жизни Петра I в Летнем саду, у Лебяжьей канавки, построили новые летние палаты, более обширные, чем Летний дворец. После постройки большого летнего дворца Елизаветы Петровны на берегу Мойки, на месте нынешнего Михайловского замка, старый дворец Петра I оказался заброшенным. Это спасло его от переделок в процессе ремонтов. Сейчас здание кажется менее высоким, так как из-за многолетней подсыпки грунта его цоколь перестал быть виден. Петр I любил Летний дворец и жил в нем со своей семьей с весны до поздней осени. Внутренние помещения дворца имеют анфиладное расположение (по семь комнат на каждом этаже). Больших залов здесь нет. На первом этаже значительную художественную ценность представляет отделка вестибюля, стены которого обшиты резными дубовыми панелями, расчлененными пилястрами ионического ордера. Мастерски исполнено скульптором Н. Пино барельефное изображение Минервы. С не меньшим вкусом отделан и кабинет Петра I, где сохранились живописные плафоны работы Г. Гзеля, изразцовые печь и панель. На втором этаже особенно интересен Зеленый кабинет, в оформлении которого применены живописные вставки, лепка и позолота.

Летний дворец является составной частью ансамбля Летнего сада — старейшего из садов Санкт-Петербурга. Заложенный в 1704 году по повелению и плану Петра I, сад был разбит в регулярном стиле, предполагавшем строгую геометрическую планировку аллей, галерей и водоемов. В 1716—1717 годах руководство работами осуществлял видный французский архитектор Ж. Б. Леблон, приглашенный на русскую службу. После его смерти строительство продолжалось под началом архитектора М. Г. Земцова. Зелеными насаждениями занимались садовые мастера Я. Розен, а затем И. Сурмин.

Заботясь об украшении сада, Петр I щедро давал деньги на покупку мраморных статуй и бюстов, которые приобретались в основном в Италии. Произведения таких крупных мастеров декоративной скульптуры, как Д. Бонацца, П. Баратта, Д. Зорзони, А. Тарсиа, и других украсили аллеи.

В середине 1720-х годов Летний сад приобрел законченный, целостный облик. Его украшали всевозможные беседки, павильоны, фонтаны, вольеры. Современников особенно восхищал Грот, искусно отделанный внутри раковинами и камнями. Территория сада к концу 1720-х годов простиралась с севера на юг — от Невы до Большой перспективной дороги (ныне Невский проспект), а с востока на запад — от Фонтанки до речки Кривуши (ныне Екатерининский канал).

В петровское время Летний сад играл большую роль в жизни города. Это было связано с переездом на берега Невы из Москвы царского двора в 1712 году, с размещением здесь различных придворных служб. В саду проводились ассамблеи и приемы иностранных послов, устраивались пышные празднества и иллюминации по случаю военных побед, отмечались именины и бракосочетания членов царской семьи. Прежде всего благодаря Летнему саду и другим дворцово-парковым ансамблям молодой город уже начинал походить на тот «парадиз» (от французского paradis — рай), о котором страстно мечтал Петр I.

Работы по «регулированию» берегов Невы и Фонтанки, развернувшиеся во второй половине XVIII века, повлекли за собой значительные изменения в облике Летнего сада. В 1771 —1784 годах он был обнесен с севера, со стороны набережной, великолепной ажурной оградой, сделанной по проекту архитектора Ю. М. Фельтена. Исключительная гармония и стройность кованой решетки делают ее одним из вы- дающихся произведений искусства. В 1826 году сад оградила и с юга чугунная решетка, сооруженная по проекту архитектора Л. И. Шарлеманя.

Одновременно архитектор К-И. Росси перестроил Грот в павильон, названный Кофейным домиком. Спустя год в северо-восточной части сада построили Чайный домик, а еще через тридцать лет рядом с ним был сооружен памятник И. А. Крылову по проекту скульптора П. К. Клодта.

Любопытно описание Петербурга, сделанное одним иностранцем, посетившим в 1720 году новую столицу: «Здесь всякий сенатор, министр и боярин должен иметь дворец; иному пришлось выстроить и три, когда приказали. Счастлив был тот, кому отведено сухое место, но кому попалось болото и топь, тот порядком нагрел себе лоб, пока установил фундамент. Еще и теперь, хотя дома и отстроены, они трясутся, когда около них проезжает экипаж... Дворцы громадные, каменные, с флигелями, кухнями и удобствами, только они наскоро построены, так что при малейшем ветре валятся черепицы. Сады очень красивые. Я слыхал от самого царя, который сказал нам: «Если проживу три года, буду иметь сад лучше, чем в Версале у французского короля». И в самом деле, сюда привезена морем из Италии, Англии и Голландии масса мраморных статуй, колонн, даже целая беседка из алебастра и мрамора привезена из Венеции для сада, расположенного у самой реки, между каналами».

Почти в одно время с Летним дворцом, в 1710—1711 годах, был построен первый Зимний дворец Петра I. Его возвели в глубине участка, простиравшегося от берега Невы до нынешней Миллионной улицы. Позже рядом прорыли канал к Мойке (Зимнюю канавку). Двухэтажное здание «на голландский манер», перекрытое высокой кровлей, украшали небольшой нарядный портал с арматурой над ним и узкие пилястры. Уже вскоре дворец оказался тесен. Поэтому в 1719—1721 годах по проекту немецкого архитектора Г. Мат-тарнови на месте, где ныне находится Эрмитажный театр, построили второй Зимний дворец. В облике прямоугольного в плане здания отчетливо сказывалось влияние композиционных приемов североевропейской архитектуры. Его фасад, обращенный к Неве, зодчий украсил пилястрами, оживил барельефами.

В 1726—1727 годах дворец значительно расширил архитектор Д. Трезини. Он прибавил к зданию два крыла и подчеркнул его центр четырьмя колоннами и пышно декорированным аттиком. Более богатым стало и убранство дворцовых покоев. После смерти Екатерины I (в 1727 году) работы по отделке здания прекратились.

В те же годы в восточной части Васильевского острова возводится дворцовая усадьба А. Д. Меншикова, первого генерал-губернатора Санкт-Петербурга. Композиционным центром усадьбы стал дворец, возведенный на берегу Большой Невы. Его сооружение осуществлялось в несколько приемов. Здание начал строить в 1710 году архитектор Д. М. Фонтана, продолжил и в основном закончил в 1722 году архитектор Г. Шедель.

Главный, трехэтажный корпус дворца выглядел довольно внушительно благодаря крыльцу с колоннами и аттику со скульптурой на фоне высокой кровли. Это впечатление усиливали боковые ризалиты, завершавшиеся изогнутыми фронтонами, увенчанными княжескими коронами. Фасады главного корпуса и его боковых крыльев украшали выполненные поэтажно пилястры с резными каменными капителями.

Планировка здания, имевшего анфиладное расположение комнат, отличалась простотой. До наших дней хорошо сохранился вестибюль с парадной лестницей, своды которого поддерживают два ряда гладких колонн. Кроме того, более или менее уцелела изразцовая облицовка стен в ряде комнат второго этажа, изразцовые голландские печи. В Ореховом кабинете под живописным плафоном, написанным в 1720-х годах, в ходе реставрации была обнаружена фреска первой четверти XVIII века, изображающая Петра I в виде воина-победителя. От дворца на север, к Малой Неве, простирался огромный сад, имевший регулярную планировку. В нем были устроены фонтаны, беседки, оранжереи, грот, различные павильоны. К сожалению, от этого некогда своеобразного ансамбля до наших дней ничего не сохранилось. После ареста и ссылки Меншикова дворец поступил в казну. В 1732 году в здании разместился Сухопутный шля-хетный (с 1800 года — Первый кадетский) корпус. Это повлекло за собой значительные изменения в его облике. В конце 50-х годов к дворцу пристроили восточный флигель — симметрично западному, построенному еще при Меншико-ве. Почти одновременно высокую кровлю с переломом сменила обычная двускатная крыша.

Главный, «ассамблейный», зал, находившийся на втором этаже дворца, был превращен в двусветный церковный. В него перенесли престол и иконостас усадебной Воскресенской церкви, пришедшей в ветхость.

В 1765 году этот зал основательно перестроили, придав окнам второго этажа полуциркульное завершение и сделав окна третьего этажа овальными. Крышу здания увенчал невысокий шпиль с крестом. Устроенную в зале церковь вновь освятили во имя Рождества Иоанна Предтечи. Во второй половине XIX века в собственно Меншиков-ском дворце разместился Совет Главного управления военно-учебных заведений. К этому времени относится первая попытка реставрации некоторых помещений здания. В 1888 году значительную часть дворца занял Музей Первого кадетского корпуса, в экспозиции которого имелось немало ценных произведений живописи и скульптуры. Революционные потрясения пагубно сказались на внутреннем убранстве дворца. Церковный зал был разграблен, музей — разорен и закрыт. Более тридцати лет здание занимало Ленинградское военно-политическое училище, а затем — различные учреждения. В 1967 году оно было передано Государственному Эрмитажу. После многолетних реставрационных работ удалось частично воссоздать первоначальный облик дворца, в его залах развернута экспозиция, посвященная русской культуре первой трети XVIII века.

Летний и Меншиковский дворцы принадлежат к числу первых каменных жилых строений Петербурга. Сравнительно хорошо сохранившиеся до наших дней, оба здания являются ценнейшими памятниками архитектуры петровского барокко.

К дворцовым постройкам Петербурга относится и так называемый дворец Петра II, заложенный в 1727 году на территории Меншиковской усадьбы. С переездом Петра II в Москву строительство дворца прервалось на три десятилетия. Лишь после передачи участка Сухопутному шляхетному корпусу оно продолжилось и закончилось в 1761 году. Фасад нового здания имел много общего с фасадом Менши-ковского дворца, чем обеспечивалось единство стилистического облика застройки этого участка набережной Большой Невы.

Постепенно границы застройки раздвигались, охватывали все новые и новые участки невской дельты.

В 1722—1726 годах на небольшом островке, расположенном на взморье в устье реки Фонтанки, был сооружен так называемый Подзорный дворец. Отсюда хорошо просматривался фарватер, которым следовали корабли из Финского залива в Большую Неву. Здание возвели по проекту голландского архитектора С. ван Звитена. Его основу составлял трехэтажный корпус с башней, к которому под прямым углом примыкали два двухэтажных флигеля. По сторонам стояли четыре павильона, увенчанные малыми куполами. Сооруженный в типичных формах загородных голландских вилл, дворец был, по словам И. Э. Грабаря, «одним из самых милых и любезных памятников Петровской эпохи в Петербурге». К сожалению, уже в середине XVIII века здания на Подзорном острове пришли в полное запустение и затем подверглись коренной перестройке.

Южнее Подзорного острова, на берегу небольшого протока, в 1711 году был построен деревянный двухэтажный дворец, ставший летней резиденцией жены Петра I Екатерины и получивший название Екатерингофского. Его соорудили в память первой морской победы, одержанной русскими над шведами в начале мая 1703 года в Северной войне. Автором проекта здания предположительно является Д. Трезини. Перед восточным фасадом дворца разбили небольшой парк.

При императрице Елизавете Петровне дворец заново отделали и значительно расширили. К зданию пристроили два флигеля, собранные из деталей деревянного дворца императрицы Анны Иоанновны, находившегося в Летнем са-ду. Вокруг посаженных по указу Петра I дубов соорудили каменную ограду с решеткой. Но в 1779 году флигеля были разобраны и дворцу возвращен первоначальный облик. В 1820-х годах в Екатерингофском дворце открылся музей, в котором экспонировались подлинные вещи Петра I, предметы быта петровского времени.

Значительно расширенный парк стал местом аристократических гуляний. После революции во дворце расположился молодежный рабочий клуб. В 1924 году здание было сильно повреждено пожаром и разобрано.

К концу 1720-х годов облик Петербурга уже определился. На берегах Невы поднялись дворцы, вдоль малых рек расположились загородные усадьбы, протянулись регулярные сады. И хотя каменные дома соседствовали с огородами, болотами, пустырями, а дворцы с солдатскими и рабочими слободами,— это по своему характеру была уже столица государства.

Значительное влияние на архитектурные формы петровского времени оказали схемы городских дворцов и вилл итальянского зодчего А. Палладио, а также творчество известных французских и немецких мастеров, представленное в России произведениями Ж. Б. Леблона и А. Шлютера.

Одновременно с плановой застройкой Петербурга развернулись работы по освоению окружающих его земель. Победы, одержанные русскими войсками 27 июня 1709 года под Полтавой и русским флотом 27 июля 1714 года при Ган-гуте, надежно обеспечили безопасность города. Еще в первые годы Северной войны для сообщения с островом Котлин на южном побережье Финского залива были устроены пристани и так называемые «попутные светлицы», в которых Петр I иногда останавливался со свитой. За одной из них закрепилось название Стрельнинская мыза (или — мыза Стрелина), за другой — Петергоф («Петров двор»). Вскоре здесь начали возводить летние царские резиденции.

Начало дворцово-парковому ансамблю Стрельны положило сооружение в 1711 —1717 годах деревянного дворца Петра I вблизи устья реки Стрелки. Скромное одноэтажное здание, имевшее «две залы и восемь комнат со светелкою», мало отличалось от других подобных построек. Имя его строителя остается неизвестным. Перед северным фасадом дворца были разбиты цветники с двумя фонтанами, а по оси здания проложена прямая «перспектива» к морю. Вокруг вскоре возникли хозяйственные службы, оранжереи, плодовый и липовый сады. В усадебный комплекс вошла также деревянная Преображенская церковь, построенная недалеко от дворца.

При преемниках Петра I дворец пришел в полную ветхость, стал разрушаться. В 1749 — 1750 годах он был возобновлен и частично перестроен архитектором Б. Ф. Растрелли. При этом некоторой переделке подверглись фасады дворца. Его центральную двухэтажную часть зодчий подчеркнул шестиколонным портиком, поддерживающим балкон. Это определило формирование барочного облика здания. В конце 1830-х годов дворец был разобран и заново отстроен архитектором X. Ф. Мейером, строго следовавшим замыслу своих предшественников. Чудом сохранившееся здание стоит и сейчас на высоком прибрежном холме.

Намного масштабнее выглядел Стрельнинский дворец, возведение которого развернулось несколько восточнее по распоряжению Петра I. Первоначально проект здания был заказан итальянскому архитектору С. Чиприани, однако его замысел остался неосуществленным. Несколько позднее, в 1717. году, проект дворца и парка составил архитектор Ж. Б. Леблон, но и этот проект реализовали только частично, создав каналы, сохранившиеся до наших дней.

Сооружение Стрельнинского дворца началось лишь спустя некоторое время, в июне 1720 года, по замыслу и под руководством итальянского архитектора Н. Микетти. На церемонии закладки присутствовал Петр I, придававший тогда Стрельне большое значение. Предполагалось, что возводившийся дворец «будет едва ли не великолепнее Версальского во Франции». К работам были привлечены сотни каменщиков и штукатуров, снятых с других царских строек. Однако уже вскоре Петр I, занятый государственными делами, перестал интересоваться ходом строительства, вследствие чего возведение здания замедлилось.

После отъезда Н. Микетти из России строительство дворца продолжалось под наблюдением архитектора Т. Н. Усова и вчерне закончилось в 1726 году. Через десять лет он сильно пострадал от пожара. Восстановление и достройка здания были проведены архитектором Б. Ф. Растрелли в 1751-1755 годах.

Величественный, несколько вытянутый корпус дворца поднялся на краю естественной береговой гряды. В средней части он прорезан тройной сквозной аркадой, соединяющей Два крыла здания. Эта торжественная аркада, фигурный рронтон в центре, группы парных колонн, высокая крыша и, наконец, сами размеры дворца выделяют его среди аналогичных построек первой трети XVIII века. Своим парадным обликом здание немного напоминает венецианские палаццо эпохи Ренессанса.

На нижней террасе перед дворцом был разбит регулярный парк, один из первых в России, разделенный пересекающимися под прямыми углами каналами. Именно они играли решающую роль в его планировке.

Еще более внушительный дворцово-парковый ансамбль создавался западнее Стрельны, в районе Петергофа. Здесь в 1710 году начали возводить царскую загородную резиденцию. Первоначальный план ее составил сам Петр I. Сохранился ряд его набросков, где вчерне намечена планировка парка и указаны места строительства будущих дворцов.

Композиционным центром ансамбля является Большой дворец, расположенный на естественном береговом уступе, обращенном к морю. Строительство дворца (первоначально его называли Верхними палатами) началось в 1714 году под руководством рисовальщика И. Ф. Браунштейна, но через полтора года приостановилось. В 1716 году все работы возглавил архитектор Ж. Б. Леблон, внесший существенные изменения в проект. Возведенный им дворец представлял собой двухэтажное здание, из окон которого открывался великолепный вид на Финский залив и остров Котлин.

В центре дворца Леблон разместил двусветный парадный зал, украшенный деревянными панелями, живописью и резьбой. В 1721 —1723 годах архитектор Н. Микетти пристроил к зданию двухэтажные боковые флигеля, соединенные с центральной частью небольшими галереями, протянутыми вдоль склона. Было закончено декоративное оформление кабинета Петра I, украшенного резными дубовыми панно по рисункам Н. Пино.

Одновременно с сооружением Большого дворца развернулись работы по сооружению Большого, или Морского, канала и разбивке регулярных Нижнего парка и Верхнего сада, общей планировочной осью которых служила ось дворца. У самого подножия Большого дворца, составляя с ним единое целое, был возведен Большой каскад — крупнейший фонтанный ансамбль мира. Строительство его началось в 1715 году, а в 1723-м состоялся торжественный пуск фонтанов. В сооружении Большого каскада участвовали архитекторы Ж. Б. Леблон, Н. Микетти, М. Г. Земцов и фонтанный мастер П. Суалем. Каскад включал три водопадные лестницы и грот.

К числу стариннейших сооружений Петергофа принадлежит небольшой приморский дворец Петра I Монплезир («Мое удовольствие»), расположенный в Нижнем парке. Начатый в 1714 году, Монплезир был в основном готов к 1722 году. Первой возвели центральную часть, а затем к ней пристроили галереи с боковыми павильонами — люстгаузами («увеселительными домиками»). В 1723 году завершились все отделочные работы. Строительство велось под руководством И.Ф.Браунштейна, Ж.Б.Леблона, Н.Микетти.

Фасады дворца, поставленного на искусственной насыпи, предельно скромны, хотя и украшены балюстрадой, пилястрами и рустами. Интерьер здания, напротив, отличает несомненная изысканность. Особенно хороша отделка Большого зала и Лакового кабинета, плафонные росписи которых выполнены французским художником-декоратором Ф. Пильманом совместно с русскими мастерами Ф. Воробьевым, Л. Захаровым, Д. Соловьевым, С. Бушуевым, М. Негрубовым. В Монплезире Петром I было собрано много произведений голландской, фламандской и итальянской живописи, которые составили первую в России картинную галерею, насчитывавшую более 170 полотен.

Перед южным фасадом дворца расположен парадный сад с затейливыми цветниками и фонтанами, созданными в 1721 —1723 годах архитекторами Н. Микетти, И. Устиновым и фонтанным мастером П. Суалемом.

Широкую аллею, уходящую на юг от дворца Монплезир, замыкает каскад «Шахматная гора», который начали сооружать в 1721 году. Первоначально он назывался «Руинный», так как его хотели декорировать под развалины шведской крепости. В конце 1730-х годов каскад был перестроен по проекту М. Г. Земцова, И. Н. Давыдова, И. Я. Бланка. Некоторое время его называли «Драконовой горой» из-за поставленных рядом трех деревянных драконов, выполненных резчиком К. Оснером. Позднее, когда сливные скаты расписали черно-белыми квадратами, каскад стал называться «Шахматным». Украшающие его мраморные статуи — редчайшая коллекция декоративной парковой скульптуры XVIII века.

По сторонам расположенной перед «Шахматной горой» площади находятся два монументальных Римских фонтана, напоминающие своей формой фонтаны перед собором Святого Петра в Риме. Сооруженные в 1739 году Бланком и Давыдовым, они в 1763 году были переделаны в камне и облицованы мрамором по проекту Б. Ф. Растрелли.

Старейшими дворцовыми сооружениями Нижнего парка являются также павильон Эрмитаж и дворец Марли. Первый из них был возведен в 1721-1724 годах по проекту И. Ф. Браунштейна при участии скульптора К. Оснера. Фасады небольшого двухэтажного здания, окруженного рвом с водой, светлы и воздушны: они оживлены белыми пилястрами и прорезаны высокими окнами в обрамлении наличников. Первые полвека над полукруглыми фронтонами северного и южного фасадов стояли декоративные фигуры, а по углам крыши — вазы. В нарядном зале, занимающем весь второй этаж здания, разместилась коллекция живописных произведений. В нее вошли свыше 120 картин кисти голландских, фламандских, французских и итальянских мастеров XVII—XVIII веков. Многие из них были из личного собрания Петра I.

Другое примечательное здание этой части парка — Дворец Марли — построено в 1720—1723 годах по проекту И. Ф. Браунштейна. Стоящий между двух прудов дворец виден издалека. Собственно, ничего «дворцового» в его облике нет. Внешне это обычный двухэтажный дом, перекрытый фигурной шатровой кровлей и украшенный своеобразными полукруглыми фронтонами на восточном и западном фасадах. И тем не менее изящество отделки, строгость пропорций, живописность расположения придают особую значимость этому большому зданию. Внутреннее убранство дворца также отличается простотой и строгостью. Наибольший интерес представляют Дубовый и Чинаровый кабинеты, отделанные резными панелями, исполненными по рисункам Н. Пино. Оригинальна и кухня, облицованная двухцветными изразцами.

Вблизи дворца в 1722—1726 годах по проекту Н. Ми-кетти был создан великолепный каскад, первоначально именовавшийся «Марлинской каскадой». В 1732 году М. Г. Земцов украсил его мраморными и золочеными свинцовыми статуями, а отвесы ступеней покрыл золочеными медными листами, после чего каскад получил новое название — «Золотая гора». На площади перед каскадом соорудили Менажерные «экономные» фонтаны и установили две монументальные мраморные статуи итальянской работы начала XVIH века — «Земля» и «Воздух». В результате сложнейших землеустроительных работ были превращены в подлинные произведения искусства обширные территории, прилегающие к дворцам.

В те годы, когда в Петергофе создавалась летняя резиденция Петра I, в десяти километрах западнее развернулось строительство загородной усадьбы А. Д. Меншикова, получившего большие владения на побережье Финского залива. Поместье назвали Ораниенбаум («Померанцевое дерево»). Здесь, на одном из участков береговой гряды, в 1710 году началось возведение дворца по проекту архитектора Д. М. Фонтана. Спустя некоторое время руководство работами перешло к архитектору Г. Шеделю, который и завершил постройку в 1727 году. Меншиковская дворцовая резиденция тогда не имела себе равных в Петербурге и пригородах как по размерам, так и по богатству внешнего и внутреннего убранства. Один из современников после посещения Ораниенбаума писал в дневнике: «Дом построен на горе, и из него превосходный вид. Он состоит из двухэтажного корпуса и двух полукруглых галерей, ведущих к двум сравнительно большим круглым флигелям. В одном из них устроена очень красивая церковь, а другой занят большою залою... Комнаты во дворце малы, но красивы и убраны прекрасными картинами и мебелью».

Особой пышностью отличалось убранство Пантелеймо-новской церкви, располагавшейся в западном павильоне дворца. Величественный четырехъярусный иконостас исполнили резчики и позолотчики, трудившиеся под руководством московского живописца И. П. Зарудного. Другой, восточный, павильон заполняли изделия из японского, китайского и саксонского фарфора, отчего этот павильон получил наименование Японского.

От дворца к нижнему партерному парку, разбитому у подножия береговой террасы, спускались лестницы с подпорными стенками. В 1770-х годах их основательно перестроил архитектор А. Ринальди. Эти лестницы существуют и сейчас.

Регулярно распланированный Нижний парк является органичной частью дворцового комплекса. Его Главную аллею, ориентированную по центральной оси дворца, в 1730-х годах продолжил морской канал с обширной гаванью.

За два с половиной века Большой ораниенбаумский (Меншиковский) дворец перевидал много хозяев. Почти полностью изменилось оформление помещений: сейчас мало что напоминает о том, как они выглядели в прошлом. Однако внешний облик здания, несмотря на переделки интерьеров, в целом сохранился. Это делает дворец особенно ценным художественно-историческим памятником, положившим начало архитектурному ансамблю Ораниенбаума.

В это же время первые дворцовые постройки появились южнее Петербурга — в Саарской мызе, вначале подаренной Петром I А. Д. Меншикову, а затем перешедшей к жене царя Екатерине Алексеевне. В 1717—1723 годах по проекту архитектора И. Ф. Браунштейна здесь возвели небольшой двухэтажный каменный дворец, отличавшийся простотой форм и скромностью убранства. Вскоре Саарская мыза стала иногда называться в документах уже не мызой, а Сарским или Царским Селом.

Расположенный рядом с дворцом сад был заново перепланирован Я. Розеном, одним из авторов проекта планировки Летнего сада. Сад простирался от каменных палат до того места, где ныне расположен Эрмитаж. Более высокая его часть, примыкавшая к дворцу с востока, получила наименование Верхнего сада, а часть, находившаяся ниже и дальше, — Нижнего сада. Территория к западу от каменных палат была отведена для устройства зверинца.

Небольшой дворец с окружающими его служебными постройками и деревянной церковью стал той базой, на основе которой около века спустя вырос грандиозный дворцо-во-парковый ансамбль.

Дворцы в Петербурге, Петергофе, Ораниенбауме, Стрельне были своеобразными символами самоутверждения страны, вступившей в новую пору исторического развития. В объеме дворцового строительства отразился широкий Размах петровских преобразований.

Внезапная кончина Петра I в 1725 году, последовавшая вскоре смерть Екатерины I, попытка захвата власти Верховным тайным советом, недовольным некоторыми петровскими преобразованиями, переезд императорского двора в Москву — все это неблагоприятно отразилось на развитии Петербурга. Строительство молодого города фактически замерло на несколько лет. В короткое время город опустел почти наполовину.

А.П.Крюковских. Дворцы Санкт-Петербурга. Лениздат, 1997.
© 2001 - 2017