На главную Rambler's Top100 Архив номеров | Петербург | Поэзия | Сочинения | История | Биографии | Природа | Юмор | Кино | Мода | Сказки
РАССКАЗЫ И ПОВЕСТИ ДЛЯ ДЕТЕЙ Далее

Книги и журналы В день рождения принято дарить подарки. В день рождения "Костра" наш подарок вам, дорогие читатели, - знакомство с новым молодым автором. Это петербургская писательница Заира Дреева. Она написала для вас очень интересную сказочную повесть: "Тайна Амулета Несси". Героиня ее девочка Агнесса - ваша ровесница и современница. Веселая, общительная, любознательная. Она из того же старинного рода девочек, что и Алиса Страны Чудес, и Элли Изумрудного города.

Что сказать вам о новом авторе детской литературы? Заира, скорей всего, сама и является прообразом своей героини. Почитайте и вы познакомитесь. И наверняка понравитесь друг другу.

ТАЙНА АМУЛЕТА НЕССИ

Заира Дреева

В гостях у дядюшки

– Агнесса Беркли! Сейчас же поставьте статуэтку на место! И потрудитесь сделать так, чтобы я больше не видел у вас в руках ни одной вещи из моего дома, они все слишком ценные!

Противный дядюшкин голос застал Несси врасплох. Она молча поставила на буфет черную пирамидку из гладкого дерева и, поджав губы, вышла из комнаты. "Ну что бы могло сделаться с этой деревяшкой? – подумала она. – Почему он ко мне придирается?"

Девочка гостила у дядюшки уже несколько дней, но так и не сумела найти с ним общего языка. Несси казалось, что старик все время следит, как бы она чего не взяла, как бы не забралась без его ведома в чулан или на чердак. "И чего он так трясется над своей рухлядью? – с обидой думала она. – Мне его старье совсем ни к чему, даже не интересно ни капельки".

– Зачем же ему нужно было нас приглашать, если он только и ждет, когда мы уедем? – потихоньку спросила она у папы после очередной неудавшейся попытки проникнуть на второй этаж.

– Ты еще маленькая, и поэтому тебе трудно понять, Несси, – улыбнулся папа, предательски принимая сторону дядюшки. – Ведь твой дядя всегда жил один, и сейчас ему непросто привыкнуть к тому, что в его доме появилась шустрая, любопытная девчонка.

– Не такая уж я и маленькая. Мне, между прочим, через месяц исполнится десять лет, – сердито возразила Несси. – Во всяком случае, я знаю, как нужно принимать гостей, а тем более родственников. Помнишь, когда к нам приезжала в гости бабушка Долли, мы уступили ей самую лучшую комнату и разрешали ей переставлять с места на место все, что захочется. Мама даже не смотрела свою любимую передачу о древних культурах, потому что в это время шел бабушкин сериал. А дядя живет тут один, как сыч, мы, наверное, первые гости в его жизни.

– Агнесса Беркли! Как ты можешь так отзываться о взрослых? – Полным именем Несси называли, когда были ею недовольны. – Лучше задумайся над собственным поведением. Разве можно хватать без спроса чужие вещи и совать свой нос куда не следует? – сказал папа.

"Ну, конечно, это мы уже слышали, – подумала про себя Агнесса, не найдя взаимопонимания, – дядя взрослый, значит он прав. А ведь мы его совсем не знаем".

В самом деле, никто из их семьи до недавнего времени не подозревал о существовании дяди. Даже бабушка Долли ничегошеньки о нем не слышала. А уж она-то знала все и обо всех. Дядюшка все равно что с неба свалился.

Недели три назад мистеру Беркли пришло письмо, написанное торжественным высокопарным слогом. В нем дядя рассказывал, как долго он искал хоть кого-нибудь из своей родни, как он перерыл все архивы, чтобы найти малейшие упоминания о своих предках и восстановить генеалогическое древо. И вот, наконец, будучи одиноким стариком, обнаружил, что семья мистера Беркли связяна с ним очень отдаленными, уходящими в глубину веков кровными узами. Он страшно обрадовался, что у него появились близкие люди, которым он может завещать свое состояние и редкую библиотеку.

Это обещание настолько всех очаровало, что папа с мамой, не сговариваясь, начали называть неожиданно объявившегося родственника дядюшкой, хотя, на самом деле, он был девятиюродным и еще тысячу раз двадцатиюродным дядей. В конце письма он любезно просил мистера Беркли пожаловать в гости для знакомства и очень важного разговора.

Несси тоже захотелось побывать у "дядюшки", который, если верить письму, был умопомрачительно богат. Тем более, что мама уезжала в этнографическую экспедицию в Африку и категорически отказалась взять с собой дочку. "Там слишком опасно, там ядовитые змеи, крокодилы и мухи цеце, а ты слишком любопытная", – не терпящим возражений тоном заявила она. Спорить с мамой было бесполезно. Поэтому в один прекрасный день они расцеловались и разъехались в разные стороны. Мама отправилась изучать обычаи пигмеев, а Несси с папой – обычаи миллионеров.

Как ни странно, далекий родственник жил в трех часах езды от их родного Килкеи, в крошечном провинциальном городке. Они быстро нашли его усадьбу, обнесенную монументальной каменной стеной с башенками по углам. Несси даже присвистнула: "Настоящий замок людоеда. Здесь что, часовые по ночам дежурят?". Возле ворот висел колокол. Это неприятно поразило мистера Беркли, который, не найдя привычной кнопки звонка, был вынужден ударить в него. Ворота тут же открылись.

– Во всяком случае, калитка у дядюшки автоматическая, – хихикнула девчонка.

– Агнесса, веди себя достойно, у каждого человека могут быть свои причуды, – строго предупредил ее папа, въезжая в усадьбу.

Ворота бесшумно закрылись за их автомобилем, и они оказались в настоящем царстве мрака и теней. Могучие дубы с разросшимися кронами практически не пропускали солнечных лучей. С первого взгляда было ясно, что у дядюшки нет ни корта, ни бассейна под открытым небом, ни сада с экзотическими цветами, как это, по мнению Несси, принято у порядочных миллионеров. Трава росла, как в джунглях.

– Папа, мне кажется, здесь водятся ядовитые змеи и муха цеце, – пошутила Несси полушепотом.

– Будь добра, не говори об этом дядюшке, – предупредил мистер Беркли.

По запущенной незаасфальтированной тропинке они дошли до серого двухэтажного дома с узкими готическими окнами. На пороге их встречал новоиспеченный родственник – седой сморщенный старик с хищным носом и недобрым взглядом. Он казался высохшим и больным и в свои семьдесят лет выглядел на все сто пятьдесят.

– Мистер Беркли? Очень рад, очень рад, – старик натянуто улыбнулся и растерянно взглянул на Несси, – а кто это с вами, позвольте полюбопытствовать?

– Это моя дочка, Агнесса. Я подумал, вам будет приятно познакомиться со своей маленькой родственницей.

– О да, конечно, очень приятно. Я так рад, маленькая леди, – озабоченно забормотал дядя, и Несси показалось, что ее появление совсем не входило в его планы.

– Я тоже очень рада, – вежливо ответила девочка.

Дядя оскалил зубы, изображая улыбку, и одарил Агнессу быстрым злобным взглядом. Однако тут же погасил его и, расточая вычурные комплименты своим гостям, пригласил их пройти в дом.

"Ни капельки он мне не рад, – подумала Агнесса. – Посмотрел, словно съесть хотел. Или, может, мне померещилось? В таком месте померещится все, что угодно".

Старинный особняк, где обитал дядя, оказался под стать запущенному саду, такой же мрачный. Дядюшка намеренно отрезал себя от внешнего мира. У него не было ни телефона, ни радио, ни телевизора. Хуже того, выяснилось, что он не признает электричества и освещает свой дом свечами. Для этого в каждой комнате стояло по нескольку огромных канделябров. Внутреннее убранство комнат, казалось, было позаимствовано из музея древностей вместе с этими канделябрами. Не хватало только привидений.

Поначалу Агнессе понравилось жить при свечах и спать на высокой жесткой кровати с медными шишечками, листиками и ящерками на спинках. Но, поскольку играть в привидения было не с кем, эта экзотика ей быстро наскучила.

Надежды на то, что она займется поисками клада в подвале или исследованием какой-нибудь рухляди в сундуках, тоже рассыпалась в прах. В первый же день девочке строго-настрого запретили разгуливать по дому. Играть можно было только в отведенной ей комнате, в библиотеке, гостиной, где они обычно обедали, и на террасе. Все остальные помещения оказались заперты. На просьбу Агнессы показать второй этаж дядя холодно ответил, что там нет ничего интересного.

Настаивать было неприлично. И Агнесса отступила, решив пробраться туда как-нибудь потихоньку от всех. Однако всякий раз, как она начинала подниматься по лестнице, вездесущий дядюшка вырастал за ее спиной и напоминал, что дверь наверху закрыта на замок.

"И зачем я уговорила папу взять меня с собой, – с тоской думала Агнесса, – я им только мешаю". Самое обидное в этой ситуации было то, что папа совершенно не замечал страданий Несси. После того, как мистер Беркли переступил порог дядюшкиной библиотеки, все остальное перестало для него существовать. Он с восторгом сообщал дочке, какие редкие экземпляры старинных рукописей удалось откопать на полках, и просто-напросто не слышал ее нытья. В дядюшке он открыл тонкого знатока древних языков и проникся к нему таким уважением, какое может испытывать увлеченный коллекционер к другому увлеченному коллекционеру. Поэтому даже справедливые жалобы Агнессы на дядюшкины притеснения папа пропускал мимо ушей.

"Скорее бы, наконец, состоялся этот важный разговор, ради которого дядюшка зазвал папу, и мы вернулись домой, – думала Несси. – Эх, лучше бы я спасалась от крокодилов или смотрела сериалы с бабушкой Долли".

На червертый день пребывания в гостях терпение Агнессы было на исходе. Дядя, похоже, заметил, что девочка чем-то озабочена, и за завтраком то и дело кидал в ее сторону настороженные взгляды – как хищная птица, которая собирается больно клюнуть свою жертву. Несси молчала и не смела оторвать глаз от тарелки. Она была поглощена обдумыванием одного подозрительного факта, который только что осознала.

Дело в том, что на завтрак им неизменно подавали нечто под названием "бобовая похлебка". В общем-то, она была вполне съедобна, но девочка, привыкшая к разнообразию домашней еды, предпочла бы сейчас блинчики с сиропом или, на худой конец, кукурузные хлопья со взбитыми сливками. Несси прокляла про себя дядюшкиного повара и вдруг поняла, что никакого повара она в глаза не видела, кроме дядюшки она не встретила в этом доме ни одной живой души. "Неужели он готовит сам? – изумилась Агнесса. – И завтрак, и обед, и ужин? Но когда он успевает, если вместе с папой не вылезает из библиотеки? И из чего он это готовит?" Девочка невольно поморщилась и отодвинула тарелку. Ее неприятные размышления прервал дядюшкин голос:

– Сегодня я хотел бы побеседовать с вами об одной очень важной для меня вещи, мистер Беркли, – прокаркал он, вытирая салфеткой рот.

Папа кивнул и улыбнулся:

– Признаться, я уже давно жду этого разговора, – сказал он. Несси навострила уши, но дядюшка многозначительно посмотрел на нее, а затем снова на мистера Беркли, и тот сразу понял смысл этого взгляда.

– Несси, ты ведь уже поела – пойди, погуляй немного, – ласково сказал отец.

– Я пойду в сад! – сообщила девочка и встала из-за стола. Она немного обиделась на папу. "Подумаешь, секретничать собрались".

Притворив за собой дверь гостиной, она не спеша отправилась к выходу, придумывая, чем бы заняться на улице. И вдруг ее осенила интересная мысль: "А что, если поиграть в сыщика? Тем более, что на примете есть "преступление", которое пеобходимо раскрыть – кража блинчиков с сиропом. Пока дядюшка ведет с папой важные беседы и не может шпионить, хорошо бы пробраться на кухню и допросить повара, если он, конечно, существует. Где же здесь кухня?"

Несмотря на то, что дядюшка не налагал никаких специальных запретов на кухню, считая, может быть, что это помещение вряд ли ее заинтересует, Агнесса решила запутать следы. Она шумно добежала до входной двери, хлопнула ею и на цыпочках вернулась обратно. "Пусть думают, что я на улице", – улыбнулась про себя девочка и осторожно прокралась на кухню. Как она и подозревала, допрашивать здесь было некого.

– Ну, что ж, Ватсон, осмотрим место преступления, – многозначительно сказала она, входя в роль гениального детектива. – Судя по тому, как здесь холодно и чисто, наш завтрак вообще никто не готовил. И это меня, признаться, беспокоит. – Агнесса потрогала массивную железную плиту – было ясно, что сегодня ее и не пытались растапливать. Осмотрела полки и шкафчики – никаких следов возни с бобовой похлебкой. Под конец она заглянула в мусорный бачок, но он оказался пуст. – Что скажете, Ватсон? – озадаченно спросила Агнесса своего воображаемого спутника.

Воображаемый Ватсон только плечами пожал.

– Я полагаю, еду в этот дом кто-нибудь приносит, например, приходящая домработница, – решила Агнесса. – Но тогда, Ватсон, здесь должен быть черный ход, иначе бы мы с ней за эти четыре дня где-нибудь столкнулись. Хорошо бы выйти через него во двор.

Девочка обошла кухню и за перегородкой, где хранился уголь, действительно обнаружила низкую дверь, обитую листами железа. "Вот что значит дедуктивный метод! – обрадовалась она и изо всех сил толкнула ее. – О, что я вижу! Ошибка профессора Мориарти, он забыл запереть черный ход".

За дверью оказалось темно, хоть глаз выколи. "Вероятно, это проходной коридор, который ведет к выходу на улицу", – предположила Несси. Она шагнула внутрь и застыла на месте, разглядев в падающем из кухни свете лестницу на второй этаж.

"Вот это находка! Ну, уж такого случая я не упущу, – злорадно подумала девочка. – Пускай наказывают. В конце концов, я ведь не буду ничего трогать. Только посмотрю одним глазком, что там у дяди наверху, и тихонько вернусь. Может, они и не заметят".

И Несси, сгорая от любопытства, стала подниматься на второй этаж. Лестница привела ее в длинный коридор, освещенный свечами.

"Какой же дядя обманщик, уверял, что уже два года не был наверху, а сам, похоже, поднимается сюда каждый день. Во всяком случае, сегодня он уже успел зажечь свечи-, – с обидой подумала Агнесса, и, стараясь ступать без скрипа, двинулась вперед.

Стены коридора украшали картины в золоченых рамах. У девочки не было времени подолгу их рассматривать. Она лишь успела заметить, что дядюшка собирал одни только портреты. Здесь были унылые дамы в парчовых платьях, суровые господа в рыцарских доспехах и ужасно напоминающие дядюшку нахмуренные старикашки. Но особенно поразил Агнессу портрет человека с завязанными глазами.

"Как странно, – удивилась она, – я слышала, что глаза для художников – самое главное".

Несси невольно задержалась у картины, разглядывая необычный портрет, и ей вдруг показалось, что глаза все же были нарисованы, но их скрывала плотная черная повязка, предназначенная для того, чтобы никто не столкнулся со страшным взглядом изображенного человека. Девочке стало не по себе, она поежилась от неприятного ощущения. И побыстрее отвела глаза.

"Наверное, это дядюшкина частная галерея, все миллионеры собирают произведения искусства, – рассудила она. – И конечно же, он решил показать ее папе, поэтому и зажег свечи. Ой, похоже меня могут застукать в любую минуту".

Несси испугалась, но не настолько, чтобы отказаться от затеянного предприятия.

– Ничего, я где-нибудь спрячусь, как только услышу их шаги, – успокоила она себя.

Портрет странного незнакомца с завязанными глазами висел возле двери, и Несси, недолго думая, потянула за медную ручку в поисках возможного укрытия. Дверь подалась. "Ну и ну, у дядюшки сегодня просто день открытых дверей", – усмехнулась девочка и вошла внутрь. Она оказалась в крохотной коморке, ярко освещенной свечами. Их было слишком много для такого тесного помещения.

– Как это дядя не боится пожара? – поразилась Несси. – Во всяком случае, прятаться тут нельзя. Похоже, эта комнатушка – тоже достопримечательность, которую дядя хочет показать папе. Здесь тоже, наверное, какие-нибудь ценности хранятся.

Действительно, в углу стоял круглый стол на резных ножках, а на нем – небольшая зеленая шкатулка.

"Там драгоценности", – решила девочка. И ей нестерпимо захотелось взглянуть на шкатулку поближе, вдруг она, так же, как и двери, не заперта на ключик. Агнесса уже шагнула к столику, но остановилась на полпути. "Нет, это будет уже слишком, – с сожалением подумала она. – Одно дело, тихо-мирно ходить по дому, и совсем другое – копаться в чужих вещах. А вдруг там секретная переписка?" Несси вздохнула и, поборов искушение, повернула назад, в коридор, тем более, что ее могли застать с минуты на минуту.

Но не тут-то было. Дверь, через которую Агнесса беспрепятственно вошла внутрь, непостижимым образом захлопнулась за ее спиной, причем совершенно бесшумно. Как ни толкала ее Агнесса, как ни крутила ручку, ничего не помогало.

– Ну вот. День открытых дверей закончился трагически. Что же, мне так и сидеть тут взаперти, пока не придет дядя? А может, здесь есть какой-нибудь секретный замок? – предположила она и принялась искать рычажок в стене или кнопку в косяке, на которые можно было бы нажать, чтобы дверь распахнулась. Агнесса читала о таких приспособлениях в приключенческих книгах.

Возясь с дверью, Несси вдруг почувствовала, что ее правая нога попала в какую-то выемку в полу. Она посмотрела под ноги и увидела, что наступила на зеленоватую плитку, которая под ее тяжестью слегка опустилась вниз.

"Неужели нашла?" – обрадовалась девочка, но из образовавшихся щелей внезапно повалил густой розовый дым. Несси вскрикнула и прижалась к стене: ноздри защекотал сладковатый аромат чайной розы.

– Что это? – спросила Агнесса испуганно, но ответить ей было некому.

Девочка почувствовала, что засыпает. Веки стали свинцовыми, и Несси, как ни боролась, не смогла преодолеть подступившего сна.

Когда она вновь открыла глаза, то обнаружила, что розовый дым рассеялся, сама она лежит у по-прежнему запертой двери все в той же каморке со свечами. Несси поднялась и с недоумением огляделась по сторонам.

"Сколько же времени прошло? – спросила она себя. – Наверное, много, раз я успела подремать. Но почему тогда меня до сих пор не нашли? Нет, наверное, я совсем чуть-чуть поспала, раз меня не хватились. Во всяком случае, обеда наверняка еще не было". Несси приободрилась и стала думать, как бы выбраться наружу. Снова искать выход? Но мало ли какие неожиданности могли подстерегать ее в этой каморке... Девочка с ужасом вспомнила фильм, в котором преступник нажимал на рычаг, и опускающийся каменный потолок раздавливал попавшего в ловушку героя. "Интересно, – подумала она, – для чего это у дяди так странно тут все устроено? Самой мне отсюда ни за что не выбраться. Ничего не остается делать, кроме как сидеть и дожидаться дядюшку".

Несси вздохнула и, стараясь аккуратно ступать по плиткам пола, направилась к столику.

– Все равно получу нагоняй за свое любопытство, пусть уж наказывают за все сразу, – и руки ее сами потянулись к шкатулке из зеленого камня. – До чего же красивая вещь! – восхитилась Агнесса. – В музее такие хранятся в стеклянной витрине или на подставке с надписью "руками не трогать".

Девочка осторожно погладила крышку с вытисненными на ней золотыми узорами, похожими на переплетающиеся готические буквы. Стояла шкатулка на литых перепончатых лапках с острыми коготками, Агнесса не смогла определить, кому бы они могли принадлежать. К крышке была приделана ручка в виде такого же литого дракона с длинным закрученным хвостом и раскрытыми крыльями. Агнесса не сомневалась, что и ножки, и ручка сделаны из чистого золота. Никаких замочков на шкатулке не висело, не обнаружила Агнесса и отверстия для ключа.

"Наверное, тут тоже какой-нибудь секретный механизм используется", – подумала она. И, недолго думая, взялась за ручку. Как ни странно, секрет оказался на удивление прост, дракон повернулся вокруг своей оси с первой же попытки. И крышка медленно открылась.

Внутри оказался сложенный лист пергамента. В папиной коллекции было целых четыре пергаментных свитка, которыми он очень гордился, поэтому Агнесса сразу же определила, что это такое.

– Ну вот, я думала, найду кучу драгоценностей, а тут какая-то древняя переписка. – Агнессе очень захотелось вынуть пергамент и посмотреть, нет ли чего-нибудь интересного на дне шкатулки. Чрезвычайно аккуратно она подцепила лист кончиками пальцев и выложила на стол. Несси знала, как бережно относится к старинным рукописям папа, вообще никого близко не подпускает.

На дне шкатулки, действительно, оказались драгоценности, вернее, одна драгоценность, но зато какая! Большой золотой медальон на шнурке! Украшение было усыпано разноцветными камнями и испещрено тончайшими геометрическими узорами. В каждом из пяти углов медальона Агнесса рассмотрела замысловатые буквы. В центре переливался огромный зеленый камень. Агнесса смотрела на его сияние как завороженная – то ли дрожащее пламя свечи играло на его гранях, то ли камень сам по себе излучал таинственный свет.

– Вот это да! – выдохнула Несси. – Я никогда не видела ничего подобного.

Она очень бережно опустила медальон обратно на дно шкатулки.

"Надо сложить, как было, – решила она. – А дядюшке скажу, что ничего не трогала". Прежде чем накрыть медальон пергаментом, Агнесса не удержалась и решила взглянуть на него.

Очень медленно, чтобы не повредить старинный лист, Агнесса развернула рукопись. Однако рукопись оказалась картой какой-то древней земли с надписями на неизвестном языке, с изображениями непонятных ей символов и ужасных чудовищ. "Может, дядя собирается искать клад, – подумала Агнесса, вспомнив "Остров сокровищ", – и хочет, чтобы мой папа помог ему прочитать слова этого древнего языка. Ой, как здорово! Я бы тоже хотела поискать клад!"

Тут она спохватилась. "Мне кажется, я нахожусь в этой комнате уже полдня, я успела выспаться и сунуть нос в чужие тайны, почему же меня до сих пор не нашли?" Несси положила карту в шкатулку и закрыла крышку.

"Наверное, нужно покричать, – подумала она. – Вдруг папа с дядей вообще сюда не придут? Ведь никто не знает, что я забралась наверх. Ой, они же будут искать меня на улице. Им и в голову не придет, что я тут сижу. Точно, надо кричать".

Агнесса набрала в легкие воздуха и громко крикнула:

– Папа!

Получилось не слышно, в тесной комнатке не было эха. Агнесса постучала ногой в пол и еще раз позвала папу. "Думаю, они все-таки должны услышать, я же не в сейфе сижу, – решила Несси. – Сейчас прибегут, ох и попадет же мне". Она немного подождала. Но никто не пришел. Агнесса вновь покричала и постучала. Но ее, похоже, никто так и не услышал.

– Ну вот, – приуныла девочка, – придется все же ждать, когда они испугаются, что меня так долго нет, и начнут искать. Еще, чего доброго, вызовут полицейских с собакой.

Агнесса совсем пала духом, она почувствовала, что проголодалась и устала стоять на ногах. В комнате было советшенно не на что присесть. Расположиться на полу она побаивалась из-за коварства дядиных плиток, поэтому Несси решила забраться на стол.

– Это, конечно, не очень прилично, но я попала в безвыходную ситуацию, – утешила она себя и отодвинула тяжелую шкатулку на самый край. Как только она это сделала, ее глазам открылся еще один золотой узор, выгравированный на столе; по рисунку и очертаниям он напоминал медальон, но был намного больше его. В центре узора Агнесса обнаружила небольшое углубление и тут же решила, что оно предназначено для зеленого светящегося камня на дядюшкином украшении.

Ей очень захотелось проверить, можно ли соединить его с узором на столе и что из этого получится. Недолго думая, она повернула золотого дракона, вынула свиток и медальон и вставила переливчатый камень в паз. К удовольствию Агнессы, он подошел идеально, орнамент на обратной стороне медальона и рисунок на столе образовали единое целое. Агнесса немного полюбовалась ими и уже хотела вернуть медальон на свое место, как вдруг заметила, как от камня во все стороны начали расходиться лучи яркого света. Девочка испугалась и попробовала снять украшение со стола, но как только она за него взялась, произошло что-то странное.

Огоньки развешанных по стенам свечей завертелись у Несси перед глазами, она почувствовала, что летит куда-то в пропасть, и потеряла сознание.


Несси открыла глаза и увидела небо, ярко-голубое, какое бывает только в хорошую солнечную погоду. "Как это я оказалась на улице?" – изумленно подумала девочка, обнаружив, что лежит прямо на траве. "Наверное, я все еще сплю", – догадалась она. Чтобы выяснить это наверняка, Агнесса решила ущепнуть себя за щеку, но оказалось, что в одной руке она сжимает дядюшкин медальон, а в другой – старинную карту. "Какой необычный сон, – еще больше удивилась Несси. – Мне казалось, что я уже проснулась в дядиной каморке, но выходит, что проснулась я во сне. То есть, мне приснилось, что я проснулась, а на самом деле я все еще сплю. Тьфу ты, совсем запуталась! А может быть, я не была ни в какой потайной комнатке, и завтрака с дядюшкой тоже не было, а мне вообще все с начала до конца приснилось? Нет, мне в этом не разобраться!" Она вздохнула и села. "Если это сон, – рассудила Агнесса, – то мне незачем дрожать над дядиным пергаментом, ведь он не настоящий". Она смело надела медальон на шею, засунула пергаментную карту в карман и наконец ущипнула себя. Да так больно, что даже вскрикнула.

– Ой, как больно получилось, значит, это, может быть, и не сон, – испугалась девочка. – Но если это не сон, то где же я? – И она принялась оглядываться по сторонам, чтобы понять, куда ее занесло.

Она находилась на небольшой круглой лужайке, окруженной какими-то белоствольными деревьями. Ей показалось, что это место очень напоминает полянку в парке, в Килкеи, где они с подругами плели венки из полевых цветов. Правда, там кроме белоствольных росли и другие деревья, но ведь во сне все выглядит иначе, чем на самом деле.

"Значит, если я на той самой лужайке, – стала соображать девочка, – то мне надо идти... не знаю куда". Деревья обступали ее совершенно ровным кольцом, и ничто не подсказывало, в какой стороне расположен выход из парка.

"Надо выбрать ориентир, чтобы не заблудиться, – вспомнила Агнесса мамины рассказы о путешествиях по джунглям. Однако, кроме солнца, ничего подходящего не было. Правда, Агнесса разглядела вдалеке крошечную черную точку, неизвестно зачем висевшую в небесной лазури. "Похоже на НЛО, – подумала девочка, – я бы ужасно испугалась, если бы увидела его по-настоящему, а не во сне. Лучше все же пойти по солнцу", – решила Несси и сделала несколько нерешительных шагов.

Но тут земля вокруг нее стала подниматься, словно кто-то подцепил лужайку за края – как огромный травяной ковер. Девочка пронзительно закричала, но края предательской лужайки в считанные секунды сомкнулись у нее над головой, и она очутилась в самом настоящем травяном мешке: в полной темноте, вместе с жужжащими насекомыми и полевыми мышами. Вокруг что-то происходило. Девочка услышала конское ржание и бряцание металла. Агнесса сжалась в комок от ужаса и вдруг почувствовала, как ловушка, в которую она угодила, оторвалась от земли, и ее куда-то понесли.

– Ты попался, Эль-Абдив! – взревел кто-то снаружи. – Ты в западне! Я окружил тебя рисунками Великой Деи, так что сиди смирно, колдовство больше не поможет тебе!

"Так это не меня ловили", – решила Несси, и ей стало еще страшнее от того, что где-то рядом сидит жуткий Эль-Абдив, судя по всему, не человек, иначе Агнесса бы его заметила. Может быть, этот кто-то даже ядовитый. Она замерла и затаила дыхание.

Ей показалось, что путешествие в травяном мешке длилось целую вечность, всю дорогу девочка ждала нападения таинственного дива, но, к счастью, он вел себя тихо и благоразумно. Видимо, не меньше Агнессы испугался охотников снаружи.

Наконец, тряска в темной ловушке прекратилась, и девочку вытряхнули на свет. Первое, что увидела Агнесса, – направленные на нее ослепительно сверкающие мечи, такие огромные, что девочка от страха обхватила голову руками и уткнулась в колени. Однако убивать ее, похоже, никто не собирался. Воины стояли в напряженном молчании и чего-то ждали.

– Очень странно, – сказал, наконец, один из них. – Он не принял свой облик. Либо рисунки Великой Деи бессильны перед его чарами, либо это – не он.

"О ком это они все время говорят? – подумала Несси и рискнула посмотреть на воинов одним глазом. На этот раз она заметила, как странно они одеты, словно сошли с картинок из сборника рыцарских баллад. – Ну, конечно, они мне снятся, иначе быть не может".

– Поднимись и посмотри мне в глаза, – вдруг приказал ей самый страшный рыцарь, сжимавший испускающий голубое сияние меч.

Девочка с трудом встала на негнущиеся от страха ноги.

– Это он, Эль-Абдив! – завопил воин с зеленым пером на шлеме. – Вон, посмотрите, на груди у него тот самый амулет!

Агнесса поняла, что речь идет о дядюшкином медальоне.

"Так это они меня называют... Эль... как там?", – подумала она, не понимая, как такое возможно.

– Да, это он, – с ненавистью воскликнул человек со светящимся мечом. Он, по-видимому, был их предводителем. – Но каково коварство зла! Он превратился в ребенка. Как я могу с ним сражаться!

Услышав, что с ней хотят сражаться, Несси похолодела от ужаса. Она сразу забыла о том, что это, может быть, сон, и громко зарыдала:

– Пожалуйста, пожалейте меня! Я не знаю никакого Эль-Абдива... Этот медальон попал ко мне случайно... Я не понимаю, как я сюда попала! Я хочу проснуться! Я хочу домой, к маме...

– Так ты напуган?! – торжествующе взревел рыцарь. – Ты узнал этот меч? Да, это Священный Альмаран, который вручили мне жрецы Великой Деи!

И он двинулся к Несси, подняв над головой жуткое оружие. Девочка взвизгнула и попятилась. Но вдруг неизвестно откуда взявшийся старик в белом одеянии встал на пути рыцаря. Разгневанный воин тут же замер, опустил меч и почтительно склонил голову.

– Успокойся, царь, – мягко, но властно сказал старик. – Меня послал Верховный жрец предупредить тебя. Если бы это был тот, кто нам нужен – ты бы сейчас сражался с черным драконом, а не пугал заплаканную девочку.

Рыцарь с сожалением отступил.

Опубликовано в журнале "Костер" за июль 2001 года.

Продолжение





НАШИ РУБРИКИ
© 2001 - 2018