Rambler's Top100 Журнал Костер Журнал веселых и любознательных Май 2002 года
Архив номеров Сочинения Детская литература Свежий номер
  Журнал "Костер" »» К 300-летию Санкт-Петербурга
Пресс-клуб

Аптека для души

Веселый звонок

Здравствуй, изумрудный город

Наш блеф-клуб

Копилка заблуждений

Советы Маши-искусницы

Зеленые страницы

Содержание

Как подписаться на журнал "Костер"

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ

СМОЛЯНКИ - КАКИМИ ОНИ БЫЛИ?

Смольный институт благородных девиц прекратил свое существование как учебное заведение в 1917 году, когда после летних каникул занятия в нем не возобновились. Так закрылся институт, существовавший полтора столетия. Давайте заглянем в его историю...

Смольный дворец и Смольный монастырь получили свое название от Смольного — Смоляного двора, устроенного на берегу Невы по приказу Петра I. Елизавета Петровна, взойдя на престол в 1741 году, решила основать женский монастырь, куда она думала удалиться на склоне жизни.

Строил монастырь итальянский архитектор Франческо Бартоломео Растрелли — на месте Смоляного двора, упраздненного в 1723 году. В плане монастырь представлял собой вытянутый прямоугольник на 120 комнат, а по углам здания располагались четыре церкви с куполами. В середине двора — большая каменная церковь.

Строительство монастыря началось быстрыми темпами в октябре 1748 года, но замедлилось в 1752 году, а потом и прекратилось вовсе из-за начавшейся Семилетней войны, потребовавшей больших расходов. В 1761 году скончалась Елизавета Петровна. На престол взошла Екатерина II. Строительство недостроенного Воскресенского Смольного монастыря новая императрица повернула на ходу на создание в нем учебного заведения для девочек. Строителям был задан бешеный темп. В 1764 году все было готово.

Проблема женского образования занимала особое внимание Екатерины Великой. Девочки в России получали кое-какое домашнее образование, но, по существу, оставались безграмотными. Школ было крайне мало, учителями были либо приходские дьячки, либо низкопробные французские "репетиторы", приезжавшие на заработки в Россию.

Екатерина II пристально следила за тем, как было поставлено женское образование на Западе, и знала, что под Парижем, возле Версаля, при Людовике XIV существовал в Сен Сире знаменитый, прославившийся в Европе институт святого Людовика, построенный в 1668 году. Он был предназначен для дочерей французского дворянства, разоренного беспрерывными войнами. Любопытно, что еще Петр Великий, интересовавшийся всем тем, что могло принести пользу России, посетил Сен Сир в 1717 году. Подробно осмотрев институт, он взял с собой планы этого заведения. Но, по-видимому, посчитал, что в России создание такого института еще несвоевременно.

Однако не прошло и полувека, как подобное заведение в России было создано. Оно не было копией Сен Сира, наоборот, в значительной степени отличалось от него. Сен Сир только в первые годы был учебным заведением, позднее он был превращен в монастырь, где воспитывались монахини. В брошюре же, посвященной истории Смольного института в екатерининскую эпоху, говорится, что "Смольный не был монастырем. При его открытии в нем было всего 14 монахинь, которые ходили за больными. И после смерти последней из них новых монахинь не поступало, и обитель перестала существовать, уступив чудное здание рассаднику образованных девушек".

Портрет смолянок, Е.Н.Хрущовой и Е. Н. Хованской. Художник Д.Г.Левицкий. 1773 год. Государственный Русский музей, Петербург

У Екатерины была мысль "сделать из Смольного очаг светской культуры". Обучение в нем должно было обеспечить девушкам достаточно глубокие знания. В одном из писем Вольтеру Екатерина писала: "Не знаю, выйдут ли из этого батальона девиц, как Вы их называете, амазонки, но мы очень далеки от мысли образовать из них монахинь. Мы воспитываем их, напротив, так, чтобы они могли украсить семейства, в которые вступят, мы хотим сделать их не жеманницами, не кокетками. Но любезными и способными воспитывать своих детей и иметь попечение в своем доме".

Главной мыслью Екатерины было "вырастить в Смольном новую породу высоконравственных людей, которые у своих будущих детей будут стремиться вселить в сердце правила воспитания, которые они сами получили. А их дети, в свою очередь, передадут их своим детям. И так, следуя из рода в род, в следующие века". Для этого и было задумано создание в стране целой цепи таких воспитательных домов. Один из них — дом для мальчиков — был построен в Москве, строились дома в Новгороде и других городах. В "Инструкции" для воспитания своих внуков — великих князей, будущих государей российских, — императрица требовала "не столько учить их, сколько стараться пробудить в них живую мысль, дать им охоту и любовь к знаниям. И особенно приохотить их к чтению". Екатерина, по-видимому, понимала, что главная задача педагогики не обучение, а воспитание, то есть формирование воли и нравственных основ характера человека.

О первом приеме в Смольный дом Екатерина издала широковещательный и пространный "УСТАВ", который приказано было "разослать по всем губерниям и провинциям, дабы ведая о сём новом учреждении, каждый дворянин мог, если пожелает, отдать дочерей своих в младенческих летах сему от нас учрежденному воспитанию". Но вначале желающих нашлось очень мало. Родителей пугало то, что девочек надо было отдать на воспитание на 15 лет и дать расписку в том, что в течение этого срока "их ни под каким видом обратно требовать не станут". Но все-таки прельщала возможность прекрасного образования.

Интересно познакомиться с впечатлением, которое произвело посещение Смольного дома на английского посла в России лорда Кокорта, побывавшего в нем на четвертом году после открытия: "Во вторник вечером я имел любезность посетить так называемый монастырь, где императрица на собственный счет воспитывает 250 девиц из знатных фамилий и 350 дочерей мещан и вольных крестьян. Принимают их в заведение в четырехлетнем возрасте, выходят они в 19 лет. Воспитанницы разделены на пять классов, из которых в каждом девочки пребывают по три года, изучая науки полезные для состояния каждой из них".

В Смольном доме "смолянкам" — так называли воспитанниц — преподавали общеобразовательные предметы, главным образом, гуманитарные. Но обучали и началам математики, и "опытной физики". Усиленно изучались иностранные языки. Кроме того, всех учениц обучали домоводству. Девочки старших классов должны были вести уроки в младших, чтобы потом, когда они станут матерями, могли воспользоваться своим опытом и знаниями.

В Смольном было не только "благородное" отделение для девочек-дворянок, которое позднее превратилось в Институт благородных девиц, но и "неблагородное" — куда принимались девочки всех сословий, включая даже крепостных. Однако для крепостных требовалось разрешение помещика. При первом приеме преимущество отдавалось "таким беспородным девочкам, коих отцы и матери перед прочими малодостаточны" — то есть бедны. Екатерина считала, что таких девочек легче будет воспитывать. Из этих воспитанниц думали приготовить не только образованных хозяек в доме, но и дать им "начатки профессионального образования", чтобы они могли справиться с управлением в промышленности и в торговле. Все девушки, окончившие "неблагородное" отделение получали привилегию: их будущие мужья и дети "ни в коем случае не могут никогда быть записаны в крепостные люди".

Поначалу общее образование девушек не было особенно успешным — не хватало настоящих учителей. А вот преподавание языков и художественное воспитание стояло на высоте. Художники-профессионалы учили девочек рисовать и лепить. Есть работы смолянок, дошедшие до наших дней. И вышивать смолянки умели отлично. На концертах, балетах и особенно театральных спектаклях, которыми были увлечены смолянки, "публика почти беспрерывно изъявляла свое удовольствие рукоплесканиями". Сперва спектакли ставили в залах самого Смольного, но потом было выстроено специальное здание с двухсветным залом. Екатерина пользовалась советами Вольтера о репертуаре (и вообще об искусстве). Его пьесы успешно шли в этом театре. Некоторые смолянки стали отличными артистками, музыкантами и художниками. В Петербурге, в Русском музее, в одном из залов, посвященных XVIII веку, можно увидеть замечательные портреты смолянок, написанные художником Левицким, увидеть их живые лица.

Но об одной смолянке хочется сказать особо — это Елизавета Рубановская. Она совершила подвиг, поехав в Сибирь к государственному преступнику писателю Александру Радищеву. Она привезла с собой двух его маленьких детей, оставшихся после смерти его жены. И там, в Сибири, она вышла за Радищева замуж. А ее подруга по Смольному, арфистка Алымова, постоянно посылала Радищеву письма и посылки, заботилась о старших его сыновьях. Любовь к людям, желание и готовность помочь им — вот основы, заложенные в сердца смолянок Смольным институтом.

И. Меттер

© 2001 - 2019


На клетчатой доске

Кино-видео

К 300-летию Санкт-Петербурга

Здесь вы найдете отрывки из неполного собрания школьных сочинений

А вы слышали анекдот?

Поздравления с днем рождения пионерской организации

Да здравствуют туристы!

Творчество твоих ровесников