На главную Rambler's Top100
МАРТ 2011 г.
МАРТ 2011 года

Картинки с выставки

Книга помнит

Айно Первик

ПОСЛАНИЕ к Международному Дню детской книги

АЙНО ПЕРВИК

«Когда Арно с отцом добрались до школы, уроки уже начались». Эту фразу на моей родине, в Эстонии, почти все знают наизусть. Так начинается книга «Весна». Издана она была в 1912 году, а написал ее эстонский писатель Оскар Лутс (1887— 1953).

Эта книга о жизни учеников одной из приходских школ Эстонии конца XIX века. Оскар Лутс описал в ней свои школьные годы. Мальчик Арно фактически и есть сам Оскар Лутс в детстве.

Ученые изучают старые документы и на их основании пишут книги по истории. Эти книги освещают события, которые происходили когда-то в прошлом. Однако они не дают полного представления о том, как в прежние времена выглядела жизнь обыкновенного человека.

Плакат художника Юрия Милдеберга Автор плаката к Международному Дню детской книги — художник Юрий Милдеберг (Эстония)

Книга для чтения помнит и такие подробности, каких в исторических документах не найти. К примеру, о чем думал такой, как Арно, мальчик, который больше ста лет тому назад учился в школе. О чем дети того времени мечтали, чего боялись, чему радовались. Книга для чтения помнит также и их родителей, помнит, какими хотели бы они быть и какого будущего желали своим детям.

Разумеется, можно и сейчас сочинять книги о прошедших временах и зачастую даже очень увлекательные. Но современный писатель все же не способен в полной мере постичь атмосферу и вкусы, страхи и радости давно прошедших времен. Он лишь знает, что и как произошло позже и каким стало будущее людей прошлого.

Книга помнит время, когда она написана.

Из произведений Чарльза Диккенса мы доподлинно узнаем, какой была жизнь лондонских улиц середины XIX столетия, тех самых, по которым скитался Оливер Твист. Благодаря глазам Давида Копперфильда (но ведь они и были глазами самого Чарльза Диккенса, его современника!) и мы тоже видим разнообразные типы людей, живших в Англии середины XIX столетия, узнаем, к чему они стремились и какими мыслями и чувствами их стремления порождались. Потому что Давид Копперфильд и есть во многом сам Чарльз Диккенс. Диккенсу не было надобности ничего придумывать, он просто-напросто знал.

Из книги мы доподлинно узнаем, что переживали Том Сойер, Гекк Финн и их друг Джим, когда они плыли по реке Миссисипи, — в то самое время их приключения и описывал Марк Твен, который доподлинно знал взаимоотношения людей тех лет, потому что он сам жил среди этих людей. Он сам был одним из них.

Всего правдивее рассказывают о людях прошлых времен литературные произведения, написанные именно в те годы, когда эти люди прошлых времен жили.

Книга помнит!

Перевод с эстонского Норы Яворской

Информация предоставлена Санкт-Петербургской секцией Совета по детской книге России (подробности на сайте — www.pushkinlib.spb.ru/sectionibby.html).










© 2001 - 2018