Костер
Rambler's Top100
Сентябрь 2006 года

Содержание

Академия художеств журнала Костер

Рассказ

Аптека для души

Стихи

Зеленые страницы



САНКТ-ПЕТЕРБУРГ



8 сентября — День Памяти. 65 лет со дня начала блокады Ленинграда
Аптека для души

ЗВОНОК В БЛОКАДНЫЙ ЛЕНИНГРАД

Однажды я совершенно случайно для себя узнала, что в одном из залов Музея печати на Мойке открылась выставка «Ребенок и война (Образ войны в восприятии детей в сороковые-девяностые годы)». Волнующих впечатлений было немало, но самым памятным оказалось одно невольное открытие.

Мама обменяла котиковую шубу на 10 кг хлеба. Ходил на Кузнечный рынок. Ничего не купил. 21.10.42Среди всех рисунков мастерством, глубиной и какой-то не по летам взрослостью отличались блокадные эскизы с прозаическими подписями дневникового характера ленинградского паренька Димы Бучкина. Это своеобразная блокадная летопись, подобная трагическому дневнику Тани Савичевой, развернутая и дополненная карандашными набросками. Строки весьма красноречивы. Они прекрасно дополняют рисунки, иногда что-то уточняют, проясняют: «С батей соорудили печку из кирпичей вместо буржуйки» (на рисунке — печка в комнате); «Ходил на Кузнечный рынок, ничего не купил» (рисунок рынка); «За водой ходим в прачечную, вода течет медленно. Говорят, мороз должен спасть, уже 3 месяца 30-40 градусов. Вода в ведре покрылась коркой. Пригодились мои детские санки» (на рисунке — санки); «Батя сказал: в бомбоубежище больше не пойду. Погибну лучше у себя дома, чем под обломками в подвале» (на рисунке — сидящий на кровати отец мальчика, почти старик)…

11.01.42. Батя отпустил бороду и говорит, не сбрею ее до конца войныЯ бросилась к экскурсоводу с вопросами о судьбе отца и сына. Она улыбнулась и ответила: «А вы у автора этих рисунков сами спросите! Он вам все и расскажет!». Оказалось, что на рисунке изображен не просто старик, а известный живописец, профессор Петр Бучкин, который выжил в блокаду, написал еще немало полотен и книгу воспоминаний, вышедшую в свет в издательстве «Художник РСФСР». Сын его, автор всех этих рисунков, пошел по стопам отца: стал живописцем, графиком, художественным критиком, заслуженным художником России.

Дома очень холодно. Сосед Киршин умер, его сын на фронте, ему сообщили. Вчера была сильная бомбежка, окна разбило взрывной волной, заделываем их, отец ходил за топливом, немного принес, папа рисует. 20.12.1941Я помчалась домой, нашла в справочнике Ленинградской организации Союза художников телефон Дмитрия Петровича и, затаив дыхание, набрала телефонный номер. После долгих гудков послышался ответ: «Я слушаю вас…»

Лишний раз я убедилась, что чудес, особенно в мире искусства, не бывает: Дима с ранних лет прошел блестящую выучку у отца, еще до войны учился в средней художественной школе при Академии художеств. Ничто не дается даром, мастерство с потолка не берется.

Все, что осталось от квартиры Олега Сироткина. Дом N 27…А блокадный подросток успел еще и повоевать, хотя ребята его года рождения (1927-го) редко в действующую армию попадали. Окончил краткосрочное Ярославское саперное училище, был направлен в Кенигсберг на разминирование. Тяжелая это была работа — фашисты взрывчатки не жалели, и ряды друзей-товарищей таяли на глазах. Многие мины имели свои секреты, которые приходилось разгадывать прямо на ходу. Но… и на этот раз судьба его хранила! В редкие минуты отдыха рисовал. Сохранился живописный этюд: «Тевтонский рыцарский замок в Кенигсберге. Развалины». Очень символичны и полотно, и подпись.

После демобилизации — Мухинское училище. Факультет росписи стен и потолков. Оказывается, учился он на одном курсе с моей бабушкой — Анной Ильиничной Григорьевой, которая была у них старостой курса. Удивительные все же бывают в жизни совпадения!

Не все блокадные листки с рисунками были на той выставке в Музее печати. Вот еще одна блокадная страничка, по-своему символичная. Семья Бучкиных встречает Новый год. Думали — последний в их жизни, но одолели беду. И победили!




Марианна Сотникова
Художник Д. Бучкин
Страничка автора Страничка художника




© 2001 - 2014